20 июля исполнилось 24 года с того самого дня, когда Александр Лукашенко впервые принял присягу и стал Президентом Республики Беларусь. The Village Беларусь вспоминает, как выглядел Минск до его правления и что еще сохранялось в первые годы президентства, а потом ушло.

Текст АЛЕКСАНДР ЛЫЧАВКО

Некоторые из этих снимков сделаны уже в эпоху Александра Лукашенко, но еще без тех изменений, который обычно связывают с его затяжным правлением. На других кадрах изменения уже заметны — но тогда они были первыми, робкими, а потом оказались типичными и постоянными.

При Александре Лукашенко улицы и проспекты начали переименовывать без причины

Чиновники постоянно твердят: переименование улиц и проспектов — дорогое удовольствие, приходится вносить кучу изменений в документы, заказывать новые таблички. Такое можно позволить себе только в действительно важных

случаях. И долгие годы так и было: если улицы переименовывали, то тому находились веские причины, обоснования, собирались комиссии и решали, насколько это оправданно. Но последние пятнадцать лет решение о переименовании принимают даже на основании простого сообщения на форуме.

В 2003 году на форуме сайта Мингорисполкома некто «Михаил Моисеевич, Голландия» высказался, что название строящейся станции метро «Раковская» (которое было присвоено еще в 1994 году) вызывает у него ассоциации с раковой опухолью. В ходе дискуссии большинство высказались против переименования, но Мингорисполком в 2003 году все же присвоил станции название «Спортивная».

А в мае 2005 года по просьбам ветеранов Александр Лукашенко переименовал проспект Франциска Скорины в проспект Независимости, проспект Машерова — в проспект Победителей, улицу Варвашени — в проспект Машерова, а улицу Енисейкую — в Варвашени. С тех пор на просьбы и петиции о переименовании какой-нибудь улицы чиновники снова отвечают: это дорогое удовольствие, должна быть веская причина…

До Лукашенко в Минске не было сетевого фастфуда

Двадцать пять лет назад уличная еда сводилась к тележкам с горячими пирожками, а поесть основательно можно было в столовых, которых тогда по городу было еще довольно много, в том числе на проспекте Франциска Скорины. Но в середине девяностых появляется первый уличный фаст-фуд «Хутка смачна», а в 1996-­м открывается первый в Минске ресторан быстрого питания McDonald’s.

Улица Московская. В левом нижнем углу — киоск «Хутка смачна». Через дорогу напротив — Академия управления при Президенте Беларуси, за ним — здание журфака БГУ, на котором еще висит вывеска «Столовая-кафе»
Угол проспекта Франциска Скорины и улицы Ленина. В здании справа недавно открылся первый «Макдональдс». Рядом видны часы — популярное место встреч у молодежи девяностых и начала нулевых

При Лукашенко минские здания стали активно перекрашивать в бежевый

Раньше столичные здания были раскрашены в разные яркие и насыщенные цвета, но с приходом к власти Лукашенко многие из них перекрасили в различные оттенки бежевого, да и новые здания строят такими же: бежевый вентфасад, бежевая штукатурка. Бежевый — новый национальный цвет беларуской архитектуры.

Здание КГБ (проспект Независимости, 17). Раньше здание было окрашено в три разных цвета: верхняя часть — светло-песочная, нижняя — темно-бежевая, колонны и пилястры — белые. Сейчас здание однотонно бежевое, за исключением колонн центрального входа
Исторический памятник — дом Абрампольского (улица Советская, 17). На старых фото оно еще темно-розовое, а соседнее здание — дом Униховского (Советская, 19) — бордовое. Сейчас оба здания бежевые
Вокзал станции детской железной дороги Заслоново. Изначально был песочно-кремовым, потом несколько десятилетий простоял зеленым. Около десяти лет назад перекрашен в бежевый

При Лукашенко активно сносят памятники архитектуры

The Village Беларусь уже подробно рассказывал, какие здания снесли при трех столичных мэрах. Но при Лукашенко председателями Мингорисполкома успели поработать пять человек: к уже «разобранным» Андрею Шорцу, Николаю Ладутько и Михаилу Павлову добавляются Владимир Ермошин и Александр Герасименко. При всех что-нибудь историческое да сносили — и, конечно, не без ведома главы государства. Утраченные памятники и знаковые объекты можно перечислять долго: исторические здания на Кирова, Революционной, Торговой, первая минская электростанция, здание ВДНХ, автовокзал «Московский», музей ВОВ и так далее. В начале июля Белорусская православная церковь снесла два старинных здания на улице Освобождения: там надумали построить новый комплекс БПЦ.

При Лукашенко автовокзал «Московский» построили (1999), при нем же его и снесли (2014)
На месте первой минской электростанции вот уже восемь лет пытаются достроить здание, которое горожане называют «Некемпински»
Здание музея Великой Отечественной войны не смог защитить даже статус памятника архитектуры: в конце 2014–го его снесли
На месте здания ВДНХ пока что пустырь с зеленым газоном: арабская компания Kopaonik Property Investment, которой достался участок, не спешит его застраивать. А городские власти в очередной раз поторопились со сносом

До Лукашенко в Беларуси не было гипермаркетов и подземных центров

Это тот случай, про который врачи говорят «после — не значит вследствие». В смысле, что и без Лукашенко у нас бы появились «гиперы» и крупные подземные магазины. Первый гипермаркет должен был появиться в 2006 году на углу улицы Тимирязева и проспекта Пушкина, — там, где сейчас достраивают торговый центр Palazzo. Но все же первый «гипер» открылся 10 марта 2005 года — им стал Bigzz на пересечении улицы Мирошниченко и МКАД. А подземный торговый центр «Подземный город» появился на станции метро «Партизанская» еще в 2001 году. В 2006–м открылся, пожалуй, самый известный подземный торговый комплекс страны: «Столица» под площадью Независимости.

Пересечение улицы Мирошниченко и МКАД. На поле в дальней части кадра сейчас рынок «Экспобел» и гипермаркет Bigzz
Площадь уже носит название в честь независимости. Пятнадцать лет назад конфигурацию площади начали перекраивать, чтобы построить крупный подземный торговый центр «Столица»

При Лукашенко центр города начали застраивать зданиями сомнительных достоинств

Город всегда застраивали зданиями, которые нравились не всем. Но с переходом к независимости и внедрению рыночных отношений и некоторых принципов демократии с горожанами стали советоваться, проводить общественные обсуждения. Однако мнение самих горожан при этом редко бралось в расчет, в основном все решали коммерческие соображения. Так в городе появились громадины, которые очень многие не любят: жилой дом «У Троицкого» (обиходно называемый «дом Чижа») или отель «Кемпински», который, как потом оказалось, и не «Кемпински» вовсе. А в Верхнем городе на месте автостоянки построили высокое здание с нарушениями закона — и, несмотря на все предписания контролирующих органов (те требовали демонтировать верхние этажи), ввели его в эксплуатацию.

Этот советский вид на цирк останется только на старых фотокарточках. Сейчас прямо за ним высятся корпуса здания, которое начиналось как гостиница, но теперь уже точно превратится в обычный офисный центр, которых в Минске и без него хватает
Справа от белого жилого дома, который называют «Панорама», сейчас буквально нависает над Троицким предместьем «дом Чижа»
На месте автостоянки сейчас возвышается здание, которое начинали строить как двухэтажное, а закончили пятиэтажным. Оно просматривается из многих точек исторического центра Минска и потому признано диссонирующим

При Лукашенко троллейбусы начали убирать с центральных улиц

Троллейбус — более экологичный вид транспорта, чем автобус, но все равно в 2002–2006 годах от «рогатых» избавились на проспектах Машерова (Победителей) и Франциска Скорины (Независимости), на улицах Интернациональная и Городской Вал. Вместо них пустили дизельные автобусы, которые справляются хуже троллейбусов: воздух загрязняют, а ездят медленнее.

Улица Интернациональная. Над дорогой можно разглядеть троллейбусные провода

При Лукашенко построили Национальную библиотеку и железнодорожный вокзал

Можно по-разному оценивать художественный уровень исполнения как Национальной библиотеки, так и вокзала, но нужно признать: с функциональной точки зрения они просторные, светлые и вместительные. Оба проекта разработали еще в начале-середине восьмидесятых, но за советское время из вокзального комплекса ввели в строй только зал ожидания над путями и высотный инженерный корпус с гостиницей «Экспресс», а за библиотеку не брались вовсе. Строительство вокзала возобновили только в конце девяностых и сдали его окончательно 30 декабря 2000 года. А библиотеку начали строить лишь поздней осенью 2002–го и завершили летом 2006–го.

Это здание вокзала простояло с 1940 по 1991 год
Национальную библиотеку построили с небольшими отклонениями от проекта

При Лукашенко в городе появились «фирменные» долгострои

Долгострои, конечно, были еще в советское время. Но тогда строили на деньги государственные, и казны на все прожекты могло и не хватать. Чего стоят Дворец Республики, который строили с 1985–го по 2001–й, или несколько НИИ в Академгородке, которые простояли заброшенными коробками с конца восьмидесятых по конец нулевых, пока их не снесли. Но в рыночную эпоху в Минске появились недострои частные, да еще с громкими именами. Про «Кемпински», который никак не могут достроить с 2010 года, мы уже говорили. Похожая судьба у гостиницы Hyatt, которую начали строить в том же 2010–м с целью успеть к Чемпионату мира по хоккею 2014 года. Но завершить не успели, с тех пор здание пытались продать уже семь раз, но никто не спешит покупать его ни за 50, ни за 30 миллионов долларов. Многолетние заборы без деятельности внутри стоят также на месте Червенского рынка и автовокзала «Московский».

Слева в кадре — Дворец детей и молодежи. Справа от него уже построили посольства Ирана и Азербайджана, еще дальше — печальный долгострой Hyatt

До Лукашенко на городской праздник можно было попасть без выворачивания карманов

Это сейчас, чтобы 9 мая пройти в колонне по проспекту, или посетить футбольный матч, или прийти на городской праздник на площадь Свободы, нужно проходить через рамки металлодетектора и показывать, что ты несешь в рюкзаке. При этом милиция порой устанавливает свои правила: еду и напитки не проносить, фотографировать запрещено. А ведь еще с советских лет и по инерции все девяностые и даже самое начало нулевых на праздник можно было пройти просто так, без «шмонов». Но после взрыва пачки сока на Дне независимости в 2008 году силовики начали закручивать гайки, и теперь досмотр с металлоискателем — обычное дело почти на любом празднике.

Праздник 930–летия Минска в 1997 году. Обратите внимание на раскраску здания КГБ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ