Давеча на Украине развернулся очередной околополитический скандал. Местная «патриотическая» общественность оказалась ошарашена, узнав, что из фильма про украинского диссидента Василия Стуса вырезали очень важный эпизод. Речь идёт про суд над Стусом, где его адвокатом был известный нынче украинский политик Виктор Медведчук. Для непосвященного в украинские дела читателя эта ситуация, конечно же, совершенно непонятна.

Всё дело в том, что Стус и Медведчук представляют собой два противоположных полюса мировоззренческой системы украинского социума. Василий Стус – это классический образец украинского диссидента-антисоветчика. Я бы даже сказал, его эталонный типаж. Виктор Медведчук, наоборот, яркий представитель советской номенклатуры, которому, впрочем, удалось очень удачно «перестроиться».

Что самое парадоксальное в этом противоречии – это то, что без стусов не было бы медведчуков. Василий Стус и его коллеги по диссидентскому цеху в силу своих возможностей приближали крах советской системы. Но воспользовались плодами этого краха отнюдь не диссиденты, а ушлые представители партийной и комсомольской номенклатуры. Антисоветчик Василий Стус с 1985 года лежит в гробу, а его коллеги-диссиденты живут на государственные пенсии. Тогда как верный служитель советской системы Виктор Медведчук, по слухам, является мультимиллионером. Коллеги Стуса по диссидентскому цеху во времена «Перестройки» обеспечили Медведчуку и его коллегам идеологическое прикрытие для дерибана общенародной собственности. А в случае Украины и других республик бывшего СССР – ёще и политической власти.

Другим аспектом принципиального мировоззренческого антагонизма между полюсами Стуса и Медведчука является национальный вопрос. Василий Стус, как и убедительное большинство других украинских диссидентов, был националистом. Правда, ни он сам, ни почти все другие диссиденты-националисты себя таковыми не считали. Они себя называли «национал-демократами», что, в сущности, является либеральным национализмом, но всё же национализмом.

Виктор Медвечук, наоборот, в украинских националистических кругах считается «смотрящим» от Путина за Украиной. На украинских «проевропейских» сайтах ни одно упоминание про Виктора Медведчука не обходится без приписки, что Медведчук является кумом Путина. Соответственно, фигуры Стуса и Медведчука в сознании «заукраинской» общественности являются олицетворением метафизического «проукраинского» добра и «пророссийского» зла.

Последний факт является причиной того, что «заукраинская» общественность так болезненно восприняла известие об отсутствии в фильме сцен с Виктором Медведчуком. Как отметил режиссер фильма Роман Бровко, из фильма было вырезано также много других важных сцен, но это, почему-то, никого не смутило. По словам режиссера, всему виной хронометраж картины – слишком много надо втиснуть в очень ограниченные рамки фильма.

В среде «заукраинской» общественности бытует миф, что Медведчук чуть-ли не убил Стуса. Да, этот миф не совсем беспочвенный. В 1980 году, когда второй раз судили Стуса, у него было удалено две третьих желудка и его общее состояние здоровья было очень плохим. Когда ему присудили 10 лет строгого режма и 5 лет ссылки – это было, фактически, убийством поэта, что он сам прекрасно понимал. Безусловно, вина Медведчука в смерти Стуса имеет место быть. Медведчук, будучи адвокатом Стуса, не просто не защищал своего клиента, но, наоборот, солидаризировался со стороной обвинения.

Как писала самиздатовская «Хроника текущих событий» (№58 от 1980 года):

«Адвокат в своей речи сказал, что все преступления Стуса заслуживают наказания, но он просит обратить внимание на то, что Стус, работая в 1979-1980 гг. на предприятиях Киева, выполнял норму; кроме того, он перенес тяжелую операцию желудка».

Как пишет украинская Википедия: «Несмотря на то, что его [Стуса] здоровье было подорвано, Стус зарабатывал на жизнь, работая рабочим на заводе».  И в самом деле, с октября 1979 по январь 1980 Стус работал формовщиком II-го разряда литейного цеха на заводе им. Парижской коммуны, после этого и до ареста — работал в цехе № 5 украинского промышленного объединения «Укробувьпром» фабрики обуви «Спорт» намазчиком затяжной кромки на конвейере.

Видимо, по мнению украинских википедистов, Стус не должен был работать на заводе из-за того, что его здоровье было подорвано. Наверное, по их мнению, советская власть должна была ему выплачивать пенсию по инвалидности. Интересный факт: Стус, занимаясь антисоветской деятельностью ёще с начала 60-ых годов, за это время сменил три государственные квартиры. Точнее, с 1963 по 1965 годы он жил в общежитии аспирантов Академии наук УССР.С 1965 по 1972 годы Стус вместе с семьей проживал в двухэтажном домике на окраине Киева, где они занимали одну с двух квартир. В 1966 году, уже после начала активной диссидентской деятельности, у Стуса родился сын Дмитрий. В 1979-80-м годах Стус жил вместе с семьей в отдельной квартире через дорогу от своего предыдущего дома. Квартира находилась в типовой советской многоэтажке.

Как видим, несмотря на антисоветскую деятельность Василия Стуса, у него и его семьи всегда имелась крыша над головой. Причём, крыша была предоставлена той самой советской властью, которую Стус так ненавидел. В независимой и демократической Украине, за которую Василий Стус погиб в лагерях, литературовед не имеет никаких шансов на свою зарплату  приобрести квартиру в доме, в котором до сих пор живёт вдова Василия Стуса.

Более того, на месте предпоследнего жилья Василия Стуса в 1972 году была построена Окружная дорога. Сам дом, понятное дело, был снесен, а на его месте образовалась небольшая зеленая зона прямо над дорогой. В средине 2000-ных годов активисты национал-демократического лагеря создали на месте бывшего дома Василия Стуса импровизированный сквер, который официально зарегистрирован нигде не был. Но в 2007 году этот участок был продан компании «Этрекс» для строительства офисно-торгово-развлекательного комплекса. В ночь с 9 на 10 марта 2009 года, когда на Украине отмечали 195-ую годовщину Тараса Шевченко, компания вырезала 140 деревьев на месте импровизированного сквера, дабы освободить место под застройку.

Как написали в своем воззвании лауреаты премии имени Василия Стуса: «Место, где жил и творил поэт в 1965 — 1972 гг. будет затоптано. Где должен быть храм — будет дом торговли и разврата …».

Интересно, а не за такое ли будущее боролся Василий Стус и подписанты этого воззвания? Кстати, храмы и дома торговли и разврата в Киеве мирно соседствуют друг с другом. Более того, и те и, и другие начали появляться как грибы после дождя именно после обретения Украиной той самой независимости, за которую сложил свою голову Василий Стус. Так что, как говорится, за что боролись – на то и напоролись…

Возвращаясь к фигуре Виктора Медведчука, не могу обойти вниманием очень дельные замечания украинского журналиста Вахтанга Кипиани. Он советует не сваливать всю вину за смерть Стуса на одного Медведчука, ведь причастных к гибели поэта, на самом деле, было намного больше. Также Кипиани советует обратить внимание на литературных рецензентов, которые по заданию органов госбезопасности проверяли творчество Стуса на «антисоветскость».

Взять, например, внутреннего критика КГБ писателя и литературоведа Арсена Каспрука. По словам самого Стуса: «На руках этого доктора филологии — моя кровь, как и на руках следователей Логинова, Мезери, Пархоменко, судьи, прокурора и адвоката-прокурора, навязанных силой». Выражаясь в целом о деятельности Каспрука и подобных ему рецензентов, Стус отмечал, что «их вина в проведении массовых репрессий такая же, как и штатных кагебистов. Они такие же убийцы, как следователи и судьи». Рецензии Каспрука Стус назвал «откровенно полицейскими, кровожадными заявлениями».

Но, оказывается, у Арсена Каспрука есть сын Виктор, 1955 года рождения. Виктор Каспрук в 90-ых годах работал редактором отдела политики газеты «Час-Time», которой руководил коллега Стуса по диссидентскому цеху Вячеслав Черновол. По данным украинской Википедии, «Виктор Каспрук является сторонником вхождения Украины в НАТО и Европейский Союз».

Вот несколько заголовков статей Виктора Каспрука на сайте украинской службы «Радио Свобода»: «Украина и режим Путина, который стал самой большой угрозой для мирового порядка», «Санкции против России должны быть равнозначными ее преступлениям в Украине»«Россия не имеет шансов выиграть в новой холодной войне с Западом», «Украина может стать «европейским тигром»», «Риски для Украины от «незачищеной» агентурной сети Москвы».

Понятно, что имея такого «патриотичного» сына светлой памяти Арсена Каспрука ничего не угрожает. Как не угрожает ничего бывшему партийному писателю Виктору Юворивскому, который «перестроился» в профессионального русофоба. Как писал Василий Стус в своих «Лагерных записках»: «Культ бездарных Яворивских, их время, их час». 

Покамест же все шишки за смерть поэта летят только на голову Виктора Медведчука, который осмелился снова пойти в украинскую политику, присоединившись к партии Вадима Рабиновича «За жизнь». Именно с этим фактом аналитики и связывают антимедведчуковскую истерию в украинских СМИ. Ведь Медведчук имеет все шансы стать единым кандидатом от Юго-Востока Украины на ближайших президентских выборах, которые пройдут уже в следующем году.

 

Николай Федотов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ