Продолжение. Предыдущий материал читайте здесь.

Отдельным эпизодом «оружейного дела» Костенко и Краснова стал их контакт с гражданкой России Марией Коледой по прозвищу «Багира». По воспоминаниям российского журналиста Павла Никулина, бывшего нацбола, Коледа была достаточно контраверсионной политической активисткой, сменявшей радикальные экстремистские организации как перчатки — от ультраправых до ультралевых. Она была бывшей нацболкой, достаточно «обезбашенной», которая при задержаниях на оппозиционных митингах постоянно вскрывала себе вены. Параллельно она была участницей нацистских парамилитарных тренировок и акций провластной «России молодой». В СБУ её считали шпионкой российского ГРУ.

Контакт с Марией Коледой произошел за полтора месяца до задержания Костенко и Краснова в их «оружейной» квартире на окраине Киева. В СБУ заявили, что в апреле 2014 года по указанию координатора из России Костенко и Краснов встретили диверсантку Коледу и обеспечили её огнестрельным оружием.

5-6 апреля того же года 22-летняя Коледа провела встречи из активистами проросийских движений в Херсоне, а 7 апреля принимала непосредственное участие в столкновениях под Николаевской ОГА, во время которых, по версии СБУ, применила огнестрельное оружие и ранила трёх человек.

Тогда, во время «Русской весны», южные области Украины (исторический регион «Новороссия» — автор) рисковали «загореться» вслед за Донбассом. Нужны были лишь «спички» — оружие, боеприпасы и немного смельчаков, желающих применить это оружие против государственных учреждений и украинских националистов.

И вот, по версии СБУ, Костенко и Краснов сбыли Коледе травматический пистолет Stalker 917-s, переработанный под стрельбу боевыми патронами, и 19 патронов к нему. СБУ заявляла, что Коледа имела куратора в России и совершала действия по дестабилизации ситуации на юге Украины. В частности, 8 апреля 2014 года она доложила куратору о наличии у активистов самодельных взрывных устройств и достигнутой договоренности насчёт получения ими стрелкового оружия.

Она также отчиталась о подготовке двух диверсионных групп из Херсона и Новой Каховки, общей численностью в 13 человек, для направления в Донецк для участия в массовых протестах. В тот же день, 8 апреля, «Багира» была задержана СБУ со своим тюнингованным «травматом».

Из украинских тюрем она вышла в сентябре и сразу же выехала в Донецк. Российским журналистам «Багира» заявляла, что офицером и агентом ГРУ она была только лишь в фантазиях СБУ, а признание из неё пытались выбить силой.

Вскоре она уже устроилась «и. о. начальника отдела по связях с общественностью МИД  ДНР», а также имела удостоверение сотрудницы военной комендатуры в Донецке и помощницы «депутата парламента Новороссии».

Впоследствии, почти через два года, в другом производстве, СБУ обнародовала аудиозапись разговора Станислава Краснова с тем самым куратором Коледы, а также «А.» и «С.» — Константином Голоскоковым. Краснов докладывал, как они «с Саней» «передали «все» возле станции метро Шулявская в Киеве той самой «жирной бабе», то есть Коледе. Зачем Краснов свободно обсуждал всё это по телефону с куратором  — оставим на совести его и Голоскокова…

По данным СБУ, Голосковов — комиссар российского молодёжного движения «Наши», а заодно кадровый сотрудник Главного разведывательного управления генштаба Вооруженных сил РФ, который в 2014 году координировал различные диверсионно-подрывные акции на Украине.

В то время Генеральную прокуратуру Украины возглавлял выдвиженец ВО «Свобода» Олег Махницкий. Не странно, что 22 мая 2014 года «диверсанту» Костенко выдвинули всего лишь подозрение в незаконном обороте оружия. Решением суда их с Красновым арестовали на два месяца с внесением залога. За освобождение соратников тогда активно ратовали парламентарии от «Свободы». Уже в июле Шевченковский райсуд понизил залог на суму свыше миллиона гривен в десять раз — таким образом, Костенко вышел на свободу.

На старой квартире следователи его уже не находили, вызовы в суд на рассмотрение своего дела «Костыль» игнорировал. Позже из общего дела СБУ выделила эпизод Краснова – уже ветерана карательных батальонов и руководителя Гражданского корпуса «Азов»-Крым. Речь шла о 42 кг взрывчатки, которую «Удод», он же «Гонта» укрывал в тайниках под Киевом.

Краснова с его девушкой задерживали «на горячем» 28 февраля 2016 года в Бориспольском районе под Киевом. По утверждению следователей, Краснов был информатором ГРУ РФ и, помимо прочего, передал российской стороне списки военнослужащих полка «Азов». Также он будто бы хотел взорвать киевский главк СБУ одной тонной взрывчатки. После чего он намеревался взорвать Верховный совет, Кабинет министров и Администрацию президента Украины. За подобные планы в стиле Савченко-Рубана Краснова обвиняли по ч. 1 ст. 111 ККУ («государственная измена»).

Глава СБУ Василий Грицак заявлял: чтобы не было вопросов, спецслужба пригласила представителей «Азова» и проверила Краснова на полиграфе (детекторе лжи — автор). И полученные ответы с вероятностью 98 % свидетельствовали о том, что Краснов собирал и передавал информацию разведывательного характера сотрудникам российских спецслужб.

Служба безопасности Украины утверждала, что вместе с Красновым со спецслужбами РФ сотрудничал и Костенко. В качестве доказательства приводили уже упомянутые записи разговоров с куратором Голоскоковым. И это сотрудничество будто бы продолжалось ёще с 2013 года.

Несмотря на яростное сопротивление соратников, избитый при задержании Краснов был повторно арестован весной 2016 года. А впоследствии, после голодовки, уже привычно вышел из-за решетки на смягченную меру пресечения. Его сторонники утверждали, что Краснов не вражеский агент, а, наоборот, будто бы работал на украинскую внешнюю разведку. Как бы то ни было, но дело заглохло.

Что касается Александра Костенко, то он не искушал судьбу и был далеко от «конторы» как во время расследования и попыток передачи в суд первого — «оружейного» — дела, так и второго, «красновского».

По версии некоторых сторонников Костенко, вначале 2015 года его будто бы похитили в Киеве российские спецслужбы и вывезли в Брянскую область в багажнике автомобиля. Но по информации блогеров Анатолия и Ольги Шарий, основанной на результатах допросов Костенко, тот сам попросил российских разведчиков переправить его в Россию, дабы скрыться от украинского суда.

По информации сторонников Костенко, в Брянске он убежал из плена российских спецслужб. Откуда он и добрался своим ходом на родину в Крым. По информации супружеской четы Шарий, Костенко в Крыму в начале 2015 года заполучил российский паспорт. На этом он и попался — его персону стали проверять, так как он бывший сотрудник органов внутренних дел. Буквально на следующий день после получения российского паспорта его задержали довольно брутальным способом – при задержании сотрудники ФСБ сломали Костенко руку.

Официальной причиной задержания было причинение вреда сотруднику крымского «Беркута» Виталию Полиенко во время столкновений в Мариинском парке Киеве 18 февраля 2014 года. Было даже задокументировано, что Костенко попал в Палиенко камнем размером 10х10х12 см. Это компетенция статьи 11 КК РФ — умышленное причинение лёгких повреждений. Кроме того, следствие «повесило» на Костенко ёще и ствол найденного у него нарезного оружия, чем ёще более ужесточило наказание.

3 мая 2015 года, когда Костенко сидел в СИЗО Симферополя, пропал его отец Федор Костенко. Он вертался в Крым с Киева, где провел пресс-конференцию для журналистов, посвященную делу сына. С того времени Федор Костенко считается пропавшим без вести. Мать за это время уже пережила два инсульты. Также у Костенко в Крыму осталась жена с малолетним ребенком.

Что самое интересное в ситуации с Костенко – речь ведь идёт о конфликте между двумя гражданами Российской федерации, которые во времена «Евромайдана» находились по разные стороны баррикад. Более того, как свидетельствуют протоколы допросов Костенко, обнародованные Анатолием Шарием, Костенко получал полторы тысячи долларов в месяц от своего куратора Голоскокова за дачу информации российским спецслужбам непосредственно из самой гущи «Евромайдана». Впрочем, как Костенко не старался «нажимать» на этот факт перед следователем – это не спасло его от российской тюрьмы.

И что уж самое интересное — украинская власть перед выборами насколько соскучилась по информационным поводам для «патриотического электората», что умудрилась сделать из Костенко очередного «героя».

3 августа 2018 «жертву путинского режима» на выходе из колонии в Кирово-Чепецке встретил украинский консул Геннадий Брескаленко, который доставил Костенко в Киев, где усилиями Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Людмилы Денисовой герою выделено двухкомнатную квартиру за счет украинских налогоплательщиков. Более того, сразу же после освобождения Александру Костенко позвонил президент Украины, который написал в Twitter: «Тепло пообщался по телефону с Александром Костенко. Он большой молодец! Незаконное заключение и годы тяжелых испытаний не поколебали его твердой проукраинской позиции. Александр благодарен каждому, кто боролся за него. Ждем его на родной земле».

Украинская власть, по-видимому, уже начала процесс «отбеливания» этого «героя». По крайней мере, новость на сайте СБУ о задержании группы «колорадов-диверсантов» в мае 2014 года пропала как из сайта спецслужбы, так и со всех аккаунтов ведомства в соцсетях.

 

Николай Федотов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ