Режиссер, драматург и сценарист Андрей Курейчик написал в Facebook свое мнение, почему беларусы не идут в кинотеатры на отечественное кино. Если кратко — виноваты кинопроизводители и СМИ.

Цитируем текст поста.

«Прокат белорусской драмы «Хрусталь» закончился. Теперь можно подводить итоги и делать выводы. Кому-то они могут не понравится, но правда и не должна всегда нравится. Этот кейс позволяет проанализировать ситуацию в белорусском прокате.

«Хрусталь» — очевидно, хедлайнер белорусского кино последнего года и образцовый технологический лидер. Международный проект с западным и российским финансированием. Огромный по меркам независимого белорусского кино бюджет — 400 тысяч евро. Участие «Беларусьфильма». Поддержка Министерства Культуры. Заслуженные фестивальные награды. Планируемое выдвижение на «Оскар», ради чего был даже воссоздан оскаровский комитет. Самый широкий прокат из возможных. Почти тотальная полная поддержка прессы и критики. Высокая оценка на Кинопоиске — 7.2 (что правда меньше чем у того же «Выше неба» — 7.7, но все равно среди белорусских картин это очень высокий показатель). Короче говоря, это по всем параметрам отлично сделанное и презентованное кино. Совокупный бокс-офис около 50 тысяч рублей, примерно 25 тысяч долларов. Это неплохой бокс-офис (не в последнюю очередь тут сыграла и прямая поддержка минкульта своими письмами и местных администраций школьниками). Хотя он во много раз меньше российских и иностранных картин, которые выходили в параллель (того же «Гоголя»).

При этом вот факт: фильм «Гараш», который не имел ничего из перечисленного вверху, собрал в 2016 году в белорусском прокате в долларах почти столько же — 20 с небольшим тысяч долларов. И это при втрое меньшем количестве экранов, хотя и при гораздо более долгом прокате.

Понятно, что «Гараш» с Куллинковичем, снятый за 5 тысяч долларов, и «Хрусталь» за 400 тысяч — это фильмы из разных миров, разных весовых категорий. Сравнивать их межу собой нет никакого смысла, да и это сравнение ничего не даст в анализе этих цифр. Примерно одинаковый бокс-офис при столь разных стартовых и маркетинговых показателях говорит о другом: количество аудитории белорусского кино практически не растет. Это объективный объем рынка продаж билетов на белорусское независимое кино на данном этапе нашего исторического развития.

Почему он такой маленький? Почему он во много раз меньше рынка продаж билетов на российские и западные картины? При совокупном вале проданных в кинотеатрах билетов в год в более чем 10 миллионов долларов лучший и самый раскрученный белорусский фильм зарабатывает только 25 тысяч? Четверть процента?

Сейчас, конечно, поднимется хай, но я скажу, как думаю: вина за это в равной степени лежит на белорусских кинопроизводителях, которые еще не могут похвастаться стабильностью в производстве хороших картин, потому что они еще дети в этом процессе, и на белорусской прессе, которая создала у основной (не премьерной и фестивальной), а именно основной, которая приносит 9 из 10 рублей в кассу кинотеатра, аудитории устойчивый паттерн «стыдности и убогости белорусского кино».

То, что я наблюдал в последние годы выглядело так: белорусская критика мочила все живое, что пыталось хоть как-то выбраться в прокат, если это не соответствовало высочайшим фестивальным стандартам. Делала это еще до самого выхода картин или в день премьеры, срезая жирнейшие куски аудитории. В результате кинотеатры недополучали зрителя и схлопывали прокат. Иностранное кино даже плохого качества при этом спокойно выходило на эти экраны и получало эту аудиторию.

Белорусские фильмы в прокате, не имея иных инструментов маркетинга, гибли в прокате один за другим. Фактически на большинстве фильмов ставился крест еще до их выхода в прокат. У аудитории создавалось предубеждение к белорусскому кино, и она просто перестала на него ходить. Принцип был простой: вокруг одни сорняки, которые надо годами вытоптывать, ибо они не соответствую качеству лондонских оранжерей, всех непородистых щенков и дворняг — топить, топить, топить, условно говоря, но вот появится вот та самая благородная роза или породистый шпиц — и вот ему-то мы отдадим всю любовь, и к его ногам прибежит вся аудитория, которую мы от белорусского кино отвадили.

Не прибежала. И это факт. Не смотря на «оскар», призы, излияния всех критиков-журналистов, рекламу и епам, минкульт, — не прибежала. Аудитория осталась примерно та же, что и была у «Гараша» без всего этого. Потому что «паттерны», которые вырабатывались прессой у публики годами, не меняются одним кейсом никак. Пошли ровно те люди, которые всегда и так ходили на хорошее кино: интеллигенция, хипстеры, интеллектуалы, люди с высшими образованиями. Но основная аудитория поперлась на придурошного «Гоголя» и не менее идиотского «Хищника».

Лично я буду считать работу белорусской прессы удовлетворительной тогда, когда человек в кассе кинотеатра, между двумя сеансами (а оба фильма он еще не видел): с белорусским фильмом, и с иностранными фильмом — на автомате, на уровне подсознания, паттерна поведения будет тянуться к белорусскому сеансу. Так сейчас работает пресса в России, в Прибалтике, во Франции, в Польше и Скандинавских странах, поэтому доля отечественного кино и его заработки там постоянно растут, не смотря на то, что и там количество хороших картин невелико.

Тактика, замочим (или замолчим, что равнозначно) все до выхода фильмов в прокат, кроме фестивальных победителей — была, есть и будет губительна для индустрии в целом. Это мое мнение. Есть аудитория, которая в принципе не смотрит, не хочет и не любит фестивальное кино. Которая любит, например, тупые комедии, идиотские комиксы, дебильные ужастики. Искренне их любит и исправно покупает на них билеты в кинотеатрах. И для такой аудитории тоже должен быть пласт белорусского кино, и его тоже, как это ни странно звучит, надо максимально поддерживать. Потому что цель, — растущая доля белорусского кино во всех жанрах и сегментах, а не только в фестивальных драмах.

Есть такая фраза в человеческих отношениях: «надо помогать». Если женщина растит ребенка, отец должен помогать. Кривой ребенок, косой, не знаю, тупой, или наоборот очень талантливый — пока он еще ребенок — НАДО ПОМОГАТЬ. И все. Так и с белорусским кино в целом. Не выборочно, а в целом. Тогда доля белорусского кино будет расти. Из четверти процента — станет три процента, потом пять, потом десять. Там, где предел бокс-офиса был пятьдесят тысяч рублей, станет двести тысяч рублей.

Короче, вот такой мой анализ. Поздравляю Дашу Жук с хорошим прокатом, и желаю удачного выдвижения на «Оскар».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ