В последние месяцы люди, даже равнодушные к вере и считавшие ее неким пережитком прошлого, примолкли, наблюдая эскалацию событий вокруг церковной ситуации на Украине. Отдельные эксперты говорят даже, что Майдан 2013 года и последовавшая за ними война за Донбасс – лишь пролог к тому тяжелейшему разлому, который проляжет через страну в том случае, если пресловутые автокефальные планы Константинопольского патриархата начнут воплощаться в реальность. Уже сейчас и верующие, и неверующие с тревогой ждут 14 октября – Покрова Пресвятой Богородицы, на который в Киеве якобы намечен захват Киево-Печерской лавры. Отдельные фейки насчет того, что «захват лавры начался уже сейчас», всплывают в соцсетях с пугающей регулярностью, равно как и, увы, нефейковые новости относительно того, что все руководство Украинской Православной Церкви Московского патриархата (далее УПЦ МП) внесено в черные списки сайта «Миротворец», а это означает лишь одно – за их безопасность на современной Украине не может поручиться больше никто.

В связи с этим минский политолог Петр Петровский недавно выступил с обстоятельным разбором последних событий («Благословение на раскол»). Хотелось бы продолжить тему и поделиться мыслями насчет того, возможен ли украинский церковный сценарий в Беларуси.

Статья П.Петровского завершается тревожным пассажем: «Константинополь в своих претензиях на древнюю Киевскую митрополию автоматически затрагивает вопрос распространения своей юрисдикции на территории Беларуси и Прибалтики, входивших в Х—ХVIII вв. в эту структуру.

Со стороны раскольников из числа т.н. БАПЦ в эмиграции уже звучали слова поддержки повторить этот путь и в Беларуси.

Конечно, белорусские раскольники в отличие от украинских не имеют приходов и верующих в самой Беларуси. Руководителю раскольнической БАПЦ запрещен въезд в Беларусь.

Однако не следует забывать, что часть раскольников из числа белорусской миграции в США давно перешла в состав КПЦ. Она имеет свое подразделение в Константинопольской патриархии. И несмотря на ее малочисленность, в отличие от украинского варианта Белорусская православная церковь Северной Америки, входящая в Американскую карпаторусскую православную епархию Константинопольского патриархата, потенциально может сыграть такую же роль, что и УПЦ в США и Канаде для Украины.

При развитии потенциально негативного сценария Беларуси может грозить если не пять, то как минимум три возможные церковные юрисдикции».

Безусловно, все это справедливо. И, однако, существуют факторы, которые позволяют надеяться все же на то, что дальнейшее «вирусное» распространение автокефалий по региону не состоится.

Во-первых, пока что о своей безусловной поддержке автокефальных начинаний Константинопольского патриархата заявила только Белорусская автокефальная православная церковь (далее БАПЦ), не имеющая к самой Беларуси ни малейшего отношения. «Созданная» в июне 1948 г. в румынской Констанце, она фактически представляет собой группку проживающих за рубежом раскольников, бесконечно меряющихся собой «легитимностью». Активные попытки проникновения в Беларусь БАПЦ предпринимала в середине 1990-х, когда открылись ее приходы в Сёмковом Городке, Строчичах и Слониме. Однако многочисленные скандалы вокруг БАПЦ быстро положили конец хотя бы минимальному интересу, который верующие проявили к этой структуре. Единственный приход БАПЦ на территории Беларуси возглавляется «протоиереем» Леонидом Акаловичем, чья деятельность плотно увязана с оппозиционными структурами.

В общем, сейчас БАПЦ – это крошечный заграничный кружок по маргинальным интересам, не имеющий ни влияния, ни средств, ни последователей. То, что он высказывается в поддержку Константинопольского патриархата, равнозначно примерно тому, как если бы в поддержку этого патриархата высказалась группка пенсионеров, отдыхающих на лавочке у многоквартирного дома: звучит вроде солидно, а на деле никого не волнует и влияния не реальную ситуацию не оказывает никакого. А «архиепископ БАПЦ» Святослав Логин – такой же «архиепископ», как папа Римский.

Во-вторых, сама церковная ситуация в Беларуси в корне отличается от украинской. Слава Богу, в начале 1990-х Беларусь избежала повторения украинского раскола, возникшего «благодаря» митрополиту Филарету (Денисенко). Его непомерное честолюбие привело к созданию «собственной» Украинской Православной Церкви Киевского патриархата (далее УПЦ КП), которая ныне является второй по численности на Украине после возглавляемой Блаженнейшим митрополитом Онуфрием (Березовским) УПЦ МП. С годами «карманная» церковь лишенного Москвой сана и преданного анафеме «патриарха» Филарета внешне упрочилась и даже приобрела некую «легитимность» в глазах своих последователей, однако на самом деле она продолжает оставаться тем, чем является на самом деле – сборищем раскольников, пусть и многочисленным. К тому же в стране действует и собственно Украинская Автокефальная Православная Церковь (далее УАПЦ), независимая как от УПЦ МП, так и от УПЦ КП.

Ничего подобного в Беларуси нет. В республике действует Белорусская Православная Церковь Московского патриархата (далее – БПЦ МП), возглавляемая митрополитом Минским и Заславским Павлом. Никаких дублирующих церковных структур в республике не существует и не предвидится. Правда, вопрос о предоставлении БПЦ МП автокефалии муссировался с разной степенью активности на протяжении всего периода белорусской независимости, причем в ряде таких разговоров участвовали, к сожалению, и белорусские священнослужители. Подспудное желание «занять достойное место в иерархии нашей Церкви» (митрополит Минский и Заславский Павел) привело к тому, что 6 декабря 2014 г. на Общем собрании епархий Минской метрополии в Минске было принято решение просить Патриарха Московского и всея Руси Кирилла «о предоставлении Белорусской Православной Церкви статуса самоуправляемой Церкви в составе Московского Патриархата по образцу Латвии, Молдовы и Эстонии». Подчеркнем: речь шла не об автокефалии и не об автономии. Самоуправляемые Церкви в составе МП – Латвийская, Эстонская, Молдавская, а также УПЦ МП (у нее статус самоуправляемой с правами широкой автономии) – являются неотъемлемыми частями МП и ни в коей мере не претендуют на какое-то «отпадение» от Москвы. Однако этот проект не осуществился, более того – был очень быстро снят с повестки дня. В интервью телеканалу ОНТ 18 января 2015 г. владыка Павел сообщил, что «весь этот ажиотаж или шум, кроме вреда, оказывается, ничего не принес. Это пожелание собрания Минской епархии вызвало со стороны огромного количества людей бурю негодования. Были со стороны одобрения и поддержка этого пожелания, но основная масса людей была категорически против… Я как епархиальный архиерей, как экзарх, принял решение этот вопрос снять с повестки дня. Пользуясь возможностью, всем хочу сказать, друзья, давайте перестанем волноваться, обсуждать эту тему. Этот вопрос на неопределенное время надо закрыть. Тема снимается с повестки дня. В ближайшие 25, а может и 50 лет возвращаться, наверное, не будем».

Не вникая в подробности внутрицерковных процессов рубежа 2014/15 гг., отметим один факт: сегодня предпосылок для внутрицерковного раскола в белорусском православии не существует как таковых. Об этом расколе мечтают враги Беларуси, его жаждали бы видеть оппозиционеры. Ставка делается на тех либеральных священнослужителей, которые используют в служении белорусский язык вместо церковнославянского или, заискивая перед «прогрессивной общественностью»,  провозглашают здравицы в честь БНР. Но можем ли мы говорить в этом случае о каком-то «расколе»?.. О склонности к «европравославию», модернизму, неообновленчеству – безусловно, но этими тенденциями, увы, сейчас больны все Церкви мира. О расколе же речь явно не идет.

В-третьих, значительную роль в происходящем играют национальные темпераменты народов. И если эмоциональные украинцы, с высокой долей вероятности, доведут дело до вооруженных столкновений (в том, что в случае попыток захвата храмов на Украине польется большая кровь, мало кто сомневается), то спокойные белорусы сами по себе не заинтересованы в подобном положении дел. Для раскола необходимо наличие не только разных лагерей, но и готовность идти на смерть ради идеалов. Белорусы не готовы к гражданской войне во имя Церкви – плохо это или хорошо, но это так.

Таким образом, даже если после предоставления Украине автокефалии Константинопольский патриархат начнет крестовый поход на Беларусь, исходя из того, что ее территория-де также не подлежит юрисдикции Московского патриархата, можно с большой долей уверенности предположить, что этому будет дан достойный отпор. Ни власть Беларуси, ни руководство РПЦ и БПЦ МП, ни белорусские верующие не заинтересованы в каком бы то ни было расколе и не допустят, чтобы в страну были занесены семена церковной смуты.

Единственный реальный фактор угрозы православию в Беларуси – это деятельность так называемой «оппозиции», для которой православная вера в любой ее разновидности – нож острый. Оттого и появляются на свет многочисленные электронные публикации о «чуждой нам московитской вере» и «продажных попах», потому постоянно вбиваются в головы сказки о якобы исконно белорусской «унии» — уродливом сочетании православия с католицизмом. Но опять-таки – к реальности это все отношения не имеет. Шум в виртуальном лесу, мы уверены, так и останется уделом интернет-помоек.

 

Игорь Орлович

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here