Польша оказывается одним из главных выгодополучателей украинского кризиса. Чем союз Беларуси и России может ответить на альянс Польши и США?


На саммите руководителей стран — участниц СНГ белорусский президент Александр Лукашенко сказал, что тема безопасности была центральной во всех обсуждениях и добавил, что беспокоит лично его:

«Даже мы, казалось бы, спокойная Беларусь, постоянно об этом говорим, учитывая ещё и те опасности и вызовы, которые таят в себе действия западных государств и НАТО у наших границ, у границ Союзного государства».

Речь прежде всего идёт о Польше, которая в последнее время предпринимает последовательные шаги по милитаризации.

В частности, 17 сентября 2018 года в сухопутных войсках Польши была официально создана четвёртая дивизия, очевидно ориентированная в сторону Беларуси. 18 сентября во время визита польского лидера Анджея Дуды в США прозвучало предложение разместить американскую базу в Польше и выделить до 2 млрд долларов из польского бюджета для создания соответствующей инфраструктуры. В 2019 году в Польше также введут в строй и базу ПРО США.

Очевидно, что Варшава активно вооружается, изменяя баланс сил в регионе и, по сути, создавая новые вызовы и угрозы для союза Беларуси и России. 

Но милитаризация Польши — это только вершина айсберга, отражающая серьёзные изменения в польской политике и экономике. Какие это изменения?

Усиление Польши

Польша, в отличие от стран Прибалтики и большинства государств Восточной Европы, вступивших в ЕС и НАТО, смогла грамотно использовать появившиеся возможности для собственного развития.

За первое десятилетие в составе ЕС Польша получила более 100 млрд евро субсидий. На сегодняшний день польская экономика является 6-й по величине в ЕС с ежегодным приростом ВВП с 2010 года на уровне 2—4,5 %. Рост польской экономики сохранится, поскольку даже с учётом сокращений европейских дотаций Брюссель выделит Польше в 2021—2027 годах 64,4 млрд долларов.

Являясь фактически одним из самых успешных в экономическом плане государств Восточной Европы, Польша становится магнитом для трудовой миграции из постсоветского пространства, особенно с кризисной Украины. По оценкам польских властей, на сегодняшний день в Польше может находиться около 2 млн трудовых мигрантов с Украины.

Таким образом, Польша оказывается одним из главных выгодополучателей украинского кризиса, замещая украинцами вакансии, требующие низкоквалифицированной рабочей силы, поддерживая за их счёт необходимый для развития экономики демографический баланс в условиях, когда часть поляков уезжает на работу в страны Западной Европы.

В то же самое время в Польше происходит серьёзное переформатирование политического поля. С 2001 года там произошли существенные изменения.

Практически к минимуму сведено политическое влияние левых сил: «Союз демократических левых» (Sojusz Lewicy Demokratycznej) полностью утратил представительство в Сейме, левопопулистская «Самооборона» прекратила своё существование.

На выборах в Сейм 2015 года в настроениях польского общества произошёл коренной перелом: правоконсервативная партия «Право и справедливость» (Prawo i Sprawiedliwość) обошла либеральную «Гражданскую платформу» (Platforma Obywatelska) и получила большинство в обеих палатах польского парламента.



Президент Анджей Дуда также является политиком правоконсервативных взглядов и выходцем из «ПиС», т. е. можно утверждать, что эта партия и политики правого и крайне правого толка сегодня контролируют и определяют политику польского государства.

И они не скрывают, что на предстоящих выборах в Сейм 2019 года хотят окончательно устранить сколь-либо серьёзное влияние либералов.

Настроения в польском обществе говорят о том, что это вполне реальная перспектива и что формирование в стране консолидированного режима «неопилсудчиков», опирающегося на поддержку подавляющего большинства поляков, — это всего лишь вопрос времени.

Мировоззрение польской элиты

Чтобы понимать, что следует за экономическим усилением Польши и установлением там монопольной власти правых консерваторов, необходимо представлять основные элементы их мировоззрения.

Во-первых, это представление о том, что католическая Польша вновь становится «оплотом христианства» на фоне всё более постхристианского и постмодернистского ЕС, внутри которого значительными темпами растёт мусульманская община.

Во-вторых, это активное противостояние России и её стремлению сохранить собственную сферу влияния. Всё это порождает у польской элиты и большинства поляков неомессианский комплекс, они видят себя спасителями настоящей Европы от влияния как Брюсселя, так и Москвы, а также от ближневосточных и африканских мигрантов.

Это традиционное мировоззрение, характерное для польского мира, которое актуализируется каждый раз, когда Польша получает достаточно ресурсов для реализации своих амбиций. Геополитически они воплощаются в идее создания блока Междуморья, призванного обеспечить польскую гегемонию в Восточной и Центральной Европе и разделить Старую Европу и Россию.

Кроме того, польское политическое сознание характеризуется историческим реваншизмом — в нём существует представление о том, что воссоединение 17 сентября 1939 года Западной и Восточной Беларуси и Украины было актом исторической несправедливости, который так или иначе необходимо исправить, а Kresy Wschodnie являются составной частью польского мира.

С началом украинского кризиса Польша получила возможность не только нарастить своё политическое и экономическое влияние на Украине, использовать рабочую силу оттуда, но и имплементировать образ Междуморья в качестве идеологического мейнстрима.

Именно поэтому наиболее влиятельные группы украинских ультраправых, например «Национальный корпус» — политическое крыло полка «Азов», принимают создание Междуморья в качестве геополитической доктрины, а по сути, ориентируются на Польшу как единственную страну, имеющую для этого ресурсы.

Вступление в ЕС и НАТО для Украины очень призрачная перспектива, а вот превращение в польскую полуколонию — довольно реальная.

Учитывая плачевное состояние украинского государства, официальный курс властей Украины на десоветизацию, которая означает и осуждение воссоединения Украины в 1939 г., Польша имеет все шансы развернуть там политику ревизионизма и реваншизма.


На белорусском направлении Польша также не скрывает экспансионистских устремлений.

В своё время Варшава неудачно пыталась использовать польское меньшинство для противостояния с белорусским государством, с помощью «карты поляка» и разнообразных стипендиальных программ пытается выкачивать белорусскую рабочую силу и «мозги». А через спутниковый телеканал «Белсат» развернула пропагандистскую инфраструктуру.

Кроме того, польские фонды и ресурсные центры активно осуществляют подготовку и поддержку гуманитарной интеллигенции (историков, журналистов, музыкантов) с целью формирования в Беларуси пропольской, антироссийской и антисоветской исторической памяти и культурной политики.

Белорусский «балкон» и в целом военно-политический союз Беларуси и России для Польши — один из реальных сдерживающих факторов на востоке, фактически единственное серьёзное препятствие для создания Междуморья и увеличения влияния Польши в регионе после государственного переворота на Украине.

Как остановить Польшу?

Теперешнее усиление Польши напоминает 20—30-е годы минувшего столетия, когда для Советского Союза Речь Посполитая являлась едва ли не самым серьёзным противником в борьбе за доминирование в Балто-Черноморском регионе. Тогда СССР умело использовал против польского шовинизма и национализма классовые чувства и стремление к национальному самоопределению украинцев и белорусов.

Сегодня поляки пытаются использовать украинский и белорусский национализм против России.

Какие меры необходимы для того, чтобы чрезмерные амбиции и идеология польских элит не стали по-настоящему угрожающими?

1. Польшу нужно воспринимать серьёзно, без снисходительности и шапкозакидательства, глубоко понимать и анализировать происходящее в этой стране — важнейшей на западном фланге Союзного государства и ЕАЭС.

2. Укреплять военно-политический союз России и Беларуси. В условиях растущего польского милитаризма единственной гарантией белорусской независимости и суверенитета являются собственная сильная армия и спецслужбы, опирающиеся на всестороннюю помощь российских коллег и сотрудничество с ними. Усиление польской армии, появление на территории Польши американских военных баз требует симметричного союзного ответа.

3. Тесная экономическая кооперация Беларуси и России необходима для поддержания и роста белорусской экономики, которая могла бы выдержать соседство с растущей польской и конкурировать с ней. В противном случае экономически активное население будет всё более интенсивно переезжать в Польшу за лучшей жизнью либо видеть в Польше пример для политических трансформаций.

4. Польша в своих устремлениях в значительной степени реализует в рамках ЕС американские интересы, которые не совпадают и даже противоречат интересам Старой Европы. Это необходимо использовать для сдерживания амбиций Польши и блокировки создания санитарного кордона Междуморья.

5. Китайский фактор и инициативу «Одного пояса и одного пути» следует рассматривать как инструмент привлечения Польши к сотрудничеству, а не конфронтации. Белорусско-польский стык может быть здесь взаимовыгодно использован.

Если этого не произойдёт, белорусские ворота в ЕС превратятся в тупик, Польша выпадет из трансъевразийского проекта, а Беларусь и Россия будут вынуждены прорабатывать другие маршруты транзита.

6. Необходима собственная контр- и спецпропаганда в рамках укрепления информационной безопасности союза. Первая — для того, чтобы у нас не формировался полоноцентричный гуманитарный и культурный нарратив. Вторая — для работы на перспективу с миллионной украинской, как правило, русскоязычной диаспорой в Польше, которая будет стремительно увеличиваться, размывая моноэтничность польского государства. Кстати, первый аспект касается не только Беларуси, но и России, где польское подрывное влияние можно наблюдать даже среди якобы «ура-патриотических» СМИ.

Безусловно, нельзя видеть в польском государстве и поляках неких исконных врагов, в истории наших народов и стран были прекрасные примеры дружбы и сотрудничества. Но пока у наших соседей доминирует описанная выше политическая идеология и подходы, не остаётся никаких иных вариантов, кроме как быть готовыми отразить и нейтрализовать любые недружественные намерения из-за Буга.
 

Алексей Дзермант 

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Будем надеяться, что блестяще сформулированные выводы-оперативные рекомендации будут услышаны и разработаны Советом безопасности Республики. поляки себе не враги, помнят 1939 г. знают цену западным «партнёрам», и уважают корректность и шляхетность, за которой чувствуется твёрдая сила.
    могу добавить, что важнейшей «фишкой» духовно-культурного сотрудничества с Польшей должна стать белорусская верность семейным традициям и христианским ценностям. мол, за вашу и нашу «настоящую европу»! Это и ВОПРОС НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ.
    А с советским пофигистским отношением к абортам — с христианскими ценностями в лоб несовместимом, и с вполне гейропейским ОТСУТСТВИЕМ ЗАПРЕТА НА ПРОПАГАНДУ ИЗВРАЩЕНИЙ и УЗАКОНЕННЫМ МУЖЕЛОЖЕСТВОВАНИЕМ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ, несовместимым с верностью традиционным семейным ценностям — похвастаться перед Польшей решительно нечем. Типа, ну-ну, видок у вас, кресовых, без нас-то … у вас и без членства в ЕС брюссель заправляет…
    Так что серьёзное отношение к призывам Митрополитам Кандрусевича к названным вопросам, игнорируя камлания шаманов «рейтингов и инвестиций» — послужит и глубинным СТРАТЕГИЧЕСКИМ ИНТЕРЕСАМ НЕПОСРЕДСТВЕННО белорусской НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ