Сенат США придумал очередную «фишку», чтобы хоть в чем то обвинить Россию. На этот раз он обвинил ее в «геноциде украинского народа», признав таковым голод 1930 х годов, который разразился не только в Малороссии, но и в Поволжье и в южной Сибири. На самом деле, все было с точностью до наоборот.

Голодомор является геноцидом именно русского, а не украинского народа. Потому что это две части развернувшегося в начале 1930-х гг. процесса на Украине. С одной стороны, шло обыкновенное «вымарывание» русского народа, а с другой — его насильственная украинизация. Известно, что именно на 1932 год приходится пик преступной политики большевиков по насильственной украинизации Малороссии, потому что главными классовыми врагами большевиков были русская церковь и русская интеллигенция, а также монархическая идеология «единой и неделимой России».

Вот почему голодомор в первую очередь затронул те регионы, в которых до революции были особенно сильны позиции русских православно-монархических охранительных сил. Так, например, на только Волыни насчитывалось около 2 миллионов человек членов правых русских партий. Это больше, чем в Москве и Санкт-Петербурге вместе взятых. Именно этот регион больше всего пострадал в результате голодомора.

Таким образом, были уничтожены очаги общерусского самосознания, носителями которого являлись православные малороссы. В 1932 году на территории Украинской ССР было всего три русскоязычные газеты (даже меньше, чем сейчас в независимой Украине). И именно на это год приходится пик украинизации школ. Так что, повторюсь, украинизация 1930-х годов и голодомор — это неотделимые друг от друга составляющие геноцида русского народа. Вот почему Россия должна добиваться международного признания факта голодомора, но только в такой истинной интерпретации. И одновременно следует добиваться признания геноцида карпатороссов перед Первой мировой войной, когда было уничтожено около 60 тысяч галицких москвофилов.

Сейчас киевский режим  тщательно скрывает тот факт, что Галиция в то время (когда она входила в состав Австро-Венгерской империи) считала себя русской и москвофильской. Однако ее духовенство и интеллигенция были просто тотально вырезаны или погибли в концентрационных лагерях перед Первой мировой войной. Это был геноцид в прямом смысле слова. Потому что людей уничтожали только за то, что они считали себя православными русскими. Кстати говоря,  первые концентрационные лагери появились именно в то время (достаточно вспомнить печально знаменитый Талергоф). То, что до сих пор не ставится вопрос о правильной интерпретации голодомора и талергофском геноциде говорит о том, что в России до сих пор слишком сильны либеральные позиции национал-пораженцев. Часть из них ушла в «Другую Россию», создавая видимость лояльности президенту. Только «благодаря» этим силам Россия до сих пор не выработала адекватную линию поведения на постсоветском пространстве.

Кирилл Фролов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ