Само понятие санкций предполагает избирательность. Нужно кого-то выбирать. Ну, согласитесь, нельзя же подвергать санкциям буквально всех! Делая это, вы противопоставляете не некоего «изгоя» так называемому мировому сообществу,  а себя самого – всем государствам. То есть достигаете обратного эффекта и сами попадаете в международную изоляцию. При этом никто даже не обязан вам ее официально объявлять, вы ведь это уже сделали сами… Позаботились заранее.

Назовем подобное развитие событий «санкционной ловушкой». В которую Соединенные Штаты уже попались. Спасает их от полного конфуза пока только одно: укоренившаяся за полвека привычка многих стран подчиняться воле Соединенных Штатов, эдакий комплекс неполноценности того самого «мирового сообщества». И вот тут обнаруживается еще одна ошибка американского истеблишмента, точнее, нарушение им важнейшего правила – санкции нужно вводить только против тех стран, которые… готовы подчиняться.

Это как наводить порядок среди своего стада. Ковбоям к такому тоже не привыкать, они ведь издавна перегоняли от ранчо к ранчо огромные скопища животных. Но тем же ковбоям хорошо известно: стоит ввести, скажем, в табун послушных домашних лошадей хоть одного мустанга, выросшего на воле, и он рано или поздно, но уведет все ваше стадо в бескрайние прерии. Откуда вы его назад уже никогда не получите.

Почему? Да потому что мустанг не привык подчиняться и очень быстро передает это  естественное чувство свободы всем остальным, пока страшащимся кнута. Вот именно – лишь пока.

А это значит, в политике и экономике есть «санкционные поля», заполненные теми, кто готов в них пребывать и подчиняться, и не стоит со своим санкционным зудом выходить за их пределы. Стоит один раз подвергнуть санкциям не того или не ту страну, пусть даже не очень большую, но у которой в историческом коде записано свободолюбие, и всей тщательно выстраиваемой системе господства и подчинения наступит конец.

Понять это очень просто на примере всем известной поговорки про стрелочника. Кто виноват? – да стрелочник! Только помните, что бывают такие стрелочники, что могут и вас огреть стрелкой по голове! Естественно, в ответ…

Одним словом, выбирать стрелочника нужно тоже с умом.

А вот этого Соединенные Штаты на сей раз и не сделали. И, кажется, начинают осознавать свою ошибку. Что об этом говорит? Да недавнее заявление вице-президента США  Майка Пенса. Он редко попадает в фокус видеокамер, оттененный мощной фигурой и яркой шевелюрой Трампа, но если уж попадает, то метко. Как, например, сейчас!

Выступая в Гудзонском институте с программной речью, имеющей непосредственное отношение к выбору…пардон, за каламбур… выборной стратегии администрации не только к ближайшим ноябрьским выборам в конгресс, но и с замахом на президентские выборы 2020 года, Пенс заявил следующее: «Пекин мобилизовал скрытых агентов и организации, а также пропагандистские издания, чтобы изменить представление американцев о политике Китая. Как сказал мне недавно представитель нашей разведки высокого ранга, то, что делает Россия, меркнет по сравнению с тем, что делает Китай в нашей стране».

Стоп! Пенс заговорил о Китае в Гудзонском институте, само существование которого связано с Россией! Если это, конечно, можно назвать «связями». Кстати, нет ли рядом спецпрокурора Роберта Мюллера, который всюду ищет «русский след»? Итак, Гудзонский Институт изначально специализировался на исследованиях в области оборонной политики и на отношениях с Советским Союзом, а теперь с Россией. То есть там сидят старые и новые «советологи», переквалицировавшиеся в русофобов, и вот эта братия вдруг слышит от вице-президента про Китай?! Представляете, как у них вытянулись лица!  Да они все подумали, что их лишают работы! Это ведь они советовали санкции еще против СССР, а теперь вот  против России, а в результате — Китай… Каким боком тут китайцы?

А Пенс, как ни в чем ни бывало, им разъясняет: Пекин-де собирается «предпринять беспрецедентные усилия, чтобы повлиять на общественное мнение в США» в ходе промежуточных выборов в конгресс в ноябре 2018 года, а также в 2020 году, во время президентских выборов. «Они используют темы, вызывающие в обществе разногласия, такие как торговые пошлины, чтобы продвигать политическое влияние Пекина».

«Ну, это похоже на обычное затыкание кляпа местной прессе перед выборами, — понимающе улыбнулись гудзонские эксперты. – Мы это проходили. Есть чего-нибудь новенькое?»

«Есть», — мысленно отвечает им Пенс. А вслух произносит: «И, наконец, главная угроза: Китай хочет, чтобы в Америке был другой президент!».

«Да, это уже слишком! Впрочем, и в Америке миллионы граждан хотят того же, значит они  — хакеры? Или китайцы? И почему мы забываем о русских?» — читалось в глазах  хорошо осведомленных и высоко оплачиваемых слушателей.

А вот почему! – добивал их Пенс. По его данным (кислые мины в зале), Китай планирует наращивать свое военное присутствие в Южно-Китайском море. Что, в общем-то, не удивительно, исходя хотя бы из названия этого моря. Но вице-президент уже закусил удила: «Пекин пытается демонстрировать силу в таком масштабе, какого никогда ранее не наблюдалось. Но США не дадут себя запугать и не отступят».

В общем, караул! Свистай всех наверх! Китайцы идут!

А теперь, дорогой читатель, давайте и мы с вами задумаемся, почему китайцы? почему так неожиданно и срочно? и почему в Гудзонском институте?

На последний вопрос ответить проще всего. Пенс почти прямым текстом сказал местным советологам: заткнитесь с вашими советами еще и еще усиливать санкции против России! Это совершенно не эффективно. Причем настолько, что администрации на выборах в конгресс буквально нечем отчитываться перед избирателем… Нужно что-то срочно придумать. Короче, меняем стрелочника! От России в этой роли никакой пользы, одни политические и электоральные убытки. С русских как с гуся вода!

«А вы думаете, китайцы в качестве стрелочников будут лучше?» – опять читалось в глазах осведомленных экспертов.

И тут уж Пенса разобрал настоящий смех: сколь наивны все эти теоретики-политологи! И он почти прямым текстом им разъяснил… Естественно, между строк: «Сколько времени прошло, прежде чем обыватель понял, что давить на Россию себе дороже? Потребовалось, как минимум, четыре года. Ну, хорошо, пусть наш обыватель теперь немного поумнел и, возможно,  на китайский санкционный ребус у него уйдет чуть меньше времени. Пусть два года. Все равно,  до президентских выборов 2020-го и уж до ближайших ноябрьских нам хватит – избиратель еще не потребует от нас точного отчета! Поняли?..».

Не знаю, что поняли советологи, а вот нам уже совершенно понятно: Белый дом теперь тоже понимает, что давить на Россию бессмысленно. Нет, на словах он давить будет и дальше, ибо не скажет же он «Я был неправ!», но смысла в этом давлении «ноль».

Белому дому осталось одно – перевести санкционные стрелки на кого-то другого. Что он и сделал. И опять неудачно. Санкционная ловушка №2.

Вадим Елфимов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ