Обожающие разговоры о «тирании», «репрессиях» Сталина и прочих ошибках, якобы, допущенных им за время руководства нашей страной, либеральные историки и прочие представители отечественной «демократической общественности» почему-то очень тщательно обходят интереснейший вопрос: «А кто мог бы стать альтернативой ему на посту главы молодой Страны Советов и к чему бы это привело?» Хотите знать истинную причину этого?

Правда заключается в том, что наиболее вероятной «альтернативой» Сталину после смерти Ленина был Лев Троцкий. К слову, его авторитет, «вес» и популярность среди представителей партийно-советского руководства были изначально гораздо выше, нежели у скромного работяги Сталина. Блестящий оратор, трибун и публицист, создатель Красной Армии, действительно сыгравший огромную роль в победе красных в Гражданской войне, Троцкий виделся самым лучшим преемником для почившего «вождя мирового пролетариата» — но так и не стал им. Почему? Попробуем разобраться.

Родился, вырос и приобщился к революционным делам Лев Давидович на территории современной Украины. Между прочим, псевдоним «Троцкий», это, на самом деле … фамилия надзирателя одесской тюрьмы, в которой молодой Лева отбывал первую «отсидку»! Такая вот ирония судьбы. Дважды попадавший в сибирскую ссылку (второй приговор был пожизненным) и дважды из нее бежавший, большую часть времени Троцкий боролся с царизмом из весьма привлекательных мест – Лондона и Парижа, Женевы и Вены. Неплохо он чувствовал себя также в Испании и Соединенных Штатах, откуда, кстати, и отбыл в 1917 году «делать революцию» в Петроград.

Троцкого недаром называли «демоном революции» — чтобы выделиться таким прозвищем среди людей, отнюдь не бывших кроткими агнцами и проливавших реки крови направо и налево, нужно было очень постараться. Троцкий ни в чем не признавал полутонов, полумер и компромиссов. Его фанатизм и жестокость были совершенно запредельны — даже для большевиков и их союзников по революции. Вклад Троцкого в то, что из разрозненных полупартизанских, полубандитских «революционных отрядов», вчерашних военных царской армии и идейных коммунистов было создано максимально боеспособное подобие Вооруженных сил, сумевшее, в конечном итоге, одолеть и Белое движение и иностранных интервентов, огромен и неоспорим. Однако, какими методами это было достигнуто?

Введение на фронтах Гражданской заградотрядов, облавы на дезертиров и сожжение домов тех, кто их укрывал – это Троцкий. Появление в армии института комиссаров, обладавших правом не только смещать, но и расстреливать «идейно нестойких» командиров — он же. Расстрелы в оставивших позиции частях каждого десятого, по жребию (полностью копировавшие древнеримскую децимацию) – тоже «заслуга» Троцкого.

Его принцип был прост: «Нельзя строить армию без репрессий, нельзя вести массы людей на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни…» Подобными же методами «демон революции» предпочитал действовать всегда и везде: «Если расстреливать, то без разбора, если в лагеря — сажать поголовно вне зависимости от отношения к конкретным распоряжениям и действиям властей, если заложники — неважно кто: женщины, дети, старики, главное, что они числились по «контрреволюционному ведомству».

Его работа «Терроризм и коммунизм» вышла в свет, когда главные бои и сражения Гражданской уже отгремели – в 1920 году. В ней Троцкий жесточайше высмеял саму идею «прав человека», приравняв таковые к «поповскими сказкам» и «христианскому спиритуализму». Теория о необходимости самого жесточайшего террора в период становления «пролетарской диктатуры» — вот его идейное наследие. И в жизнь его Троцкий претворял с присущими ему воистину дьявольской энергией и фанатизмом. Вопрос – к чему это в итоге приводило…

В том же 1920 году Троцкий стал руководителем так называемой «1-й трудармии» — порожденного режимом «военного коммунизма» образования, основу которого составили красные части, высвободившиеся после разгрома Колчака. Ох, они и наработали… По разным оценкам, реально полезной деятельностью занималось от 10 до 23% этой братии, а «труддезертирство» из «трудармии» приняло воистину фантасмагорические масштабы. Троцкий немедленно решил бороться с ним с помощью жесточайших наказаний и создания «штрафных команд». А вы думали, что штрафбаты – идея Сталина? Ха-ха…

Возглавив несколько позднее народный комиссариат путей сообщения, «демон революции» немедля превратил его в ад кромешный. Полная милитаризация, «реввоенжелдортрибуналы», зверскими методами каравшие «симулянтов и прогульщиков» и снова… заградотряды! Только на сей раз они даже не путейцев на работу гнали, а занимались отъемов у пассажиров поездов всех продуктов, «провозимых сверх установленных норм». А железнодорожники, кстати, помимо всего прочего, начисто лишенные отпусков и выходных «до особого распоряжения», в это самое время разбегались из НКПС, так, что только пятки сверкали.

Сельское хозяйство? Ну, Троцкий и тут был Троцким… «Пока у нас недостаток хлеба, крестьянин должен будет давать советскому хозяйству натуральный налог в виде хлеба под страхом беспощадной расправы…» Согласитесь, в сравнении с этим – многократно охаянная сталинская коллективизация – просто верх гуманизма и демократии! Вот кстати, еще цитата по тому же поводу: «Чем болен наш русский мужик — это стадностью, отсутствием личности…» Русских крестьян, несмотря на все декларации об их освобождении, Троцкий, в общем-то, и за людей не считал.

А вот теперь давайте на секундочку представим, что во главе Советского Союза оказался бы именно этот самый «демон». Не буду ничего утверждать, но, на мой взгляд, все «перегибы» и многократно оплаканные демократами «репрессии» времен Сталина выглядели бы детским лепетом в сравнении с тем, во что страну превратил бы Троцкий. Скорее всего, это был бы жутчайший гибрид военного лагеря с концентрационным. Впрочем, эти размышления перечеркивает крайне большая вероятность того, что при таком «правителе» СССР просто не существовало бы. Почему?

Идеей фикс, высочайшей целью и мечтой Льва Троцкого была никакая не Советская Россия, а не менее, чем Мировая Революция! Заключение им в роли Наркома иностранных дел тяжелейшего и позорнейшего Брестского мира, который уже его современники называли «похабным» — лучшее тому доказательство. И не в том дело, что как тогда писали многие, Ленин, Троцкий и прочие их соратники «хапнули за выход из войны огромные взятки от немцев». Деньги у «зарубежных спонсоров» большевики, возможно и брали (а кто ж из революционеров так не делает!), но исключительно – «на дело революции», а не ради личного обогащения. И отдавая тевтонам громадные территории Российской Империи тот же Троцкий совершенно искренне считал, что именно он оставляет оппонентов в дураках – все равно и Германскую и Австро-Венгерскую империи вот-вот сметет всемирная пролетарская революция!

Точно так же он продолжал мыслить и в дальнейшем – вот, что страшно! В то время, когда Сталин с соратниками в 20-х годах совершенно трезво оценивали перспективы «мирового пожара», как нулевые и призывали к строительству социализма в СССР, когда они, прежде всего, были озабочены подготовкой страны к абсолютно неминуемой агрессии против нее, Троцкий, со товарищи продолжал исступленно орать о том, что нужно «нести революцию на штыках» — в Европу, и далее, по всему миру. Единственный такого рода поход – против «панской Польши», закончился для Красной Армии самым позорным образом. Лежащая в полнейшей разрухе страна, ни к какой войне более была не готова совершенно, не имея промышленности, инфраструктуры, да, по большому счету, и боеспособной армии.

Троцкий и его последователи признавать это отказывались категорически. В совершенно бесплодные и бесперспективные «революционные» авантюры любимого детища Троцкого – Коминтерна (Коммунистического интернационала, созданного как раз для превращения всего мира в «земшарную республику Советов»), раз за разом вкладывались огромные средства, отрываемые от голодавшей Советской России. Более того – попытки организовать то там, то сям очередную революционную заварушку, лишь чудом не закончились объявлением СССР войны всеми европейскими странами, и без того точившими на нее зубы. Но Троцкий-то как раз и мечтал о таком исходе, к нему он и стремился!

Недаром же известная песня Гражданской войны о том, что Красная Армия всех сильней, исполнялась тогда не с привычным нам припевом, а со словами: «С отрядом флотским товарищ Троцкий нас поведет в последний бой!» Он бы и повел, с радостью. Вот только этот бой неминуемо оказался бы для нашей страны и вправду последним. Борьба Сталина с Троцким и троцкистами была вовсе не воплощением его «властолюбия», как кое-кто продолжает упрямо доказывать по сей день. Это было противостояние безумцам, твердо намеренным совершить самоубийство – и утащить при этом за собой в небытие целую огромную страну! Несомненной заслугой Генералиссимуса является то, что он, по крайней мере, успел (пускай и самыми жесткими, даже жестокими методами), подготовить СССР к Великой Отечественной войне настолько, чтобы выиграть ее.

Во всяком случае, лучшим вариантом и даже «меньшим злом» для Советской России и СССР Троцкий точно не мог быть. Подвергая критике того или иного руководителя страны, всегда стоит, прежде всего, задаться вопросом о том, что бы ждало ее, окажись на месте критикуемого его оппонент. Кстати говоря, любителям «перемывать кости» нынешнему лидеру России тоже стоило бы об этом задуматься.

Автор: Александр Неукропный

Репортёр

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. В том-то и вопрос: было бы меньше репрессий и их жертв, если бы в противостоянии Сталина и Троцкого победил Тройкий. Маловероятно. Скорее, наоборот.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ