Общество 1990-х годов значительно отличалось от нынешнего — оно было крайне политизированным. Чтобы его развалить, требовались политические структуры — народные фронты, национализм, яркие антикоммунистические лозунги.


Сегодня противостояние происходит скорее в информационной сфере. Например, весь год мы наблюдаем попытки примирения с некими маргинальными точками зрения — восхвалением БНР, «советской агрессией в 1939 в Западной Беларуси», «российской оккупацией» и прочим. Однако позитивная тенденция — в том, что через обозначение государственной позиции происходит идеологическая расстановка точек, очень болезненная для националистов.

Столетие ВЛКСМ стало еще одной датой, вокруг которой пытались разводить рассуждения о неактуальности советского наследия, «большевистских методах» и морально устаревшей молодежной политике.

Отметим, что большинство оппозиционных сайтов масштабные государственные мероприятия к столетию комсомола решили просто проигнорировать, и флаг борьбы с коммунизмом открыто подняло разве что «Радио Свобода».

☞ На первый взгляд, удивительно: ВЛКСМ — нет, а американская «Свобода», которая его поливает — всё ещё есть. Значит, задача не выполнена до конца, и финансирование продолжается под определенные цели.

Что же касается контента, то, помимо стандартной грязи и ругани, можно выделить несколько основных мыслей.

Тезис №1. Отмечается столетие российского комсомола, а не белорусского

Статья на «Свободе», посвященная ВЛКСМ, называется «Юбілей якога камсамолу сьвяткуюць у Беларусі». Автор хочет показать, что в празднике нет ничего белорусского, а ЛКСМБ отделяется от ВЛКСМ для того, чтобы отделить белорусскую государственность от советской основы.

Конечно, сделано это в контексте будущего столетия БССР. Кроме того, СМИ хотят лишний раз показать призрачное «российское влияние» (даже в таком вопросе), и высосать из пальца «пагрозу для беларушчыны».

Например, автор иронизирует, что «Беларусь в 1918 гаду нават не кантралявалася бальшавікамі».

Действительно, в это время Беларусь контролировала кайзеровская оккупационная администрация. И этот же факт, кстати, не мешал «Радио Свобода» шумно отмечать столетие БНР, которая не контролировала не то что занятую немцами территорию, но даже собственную Раду, которая развалилась после расколов.

С другой стороны, интерес, в каком году отмечать столетие — в 2018 или в 2020 — совсем не праздный, ведь многие наши националисты — это и есть бывшие комсомольцы и коммунисты.

Тезис №2. Няма каму святкаваць

Как бы не так! Дело в том, что многие из «бывших» почему-то стесняются своего комсомольского прошлого.

Например, Анатолий Лебедько как выдвиженец райкома комсомола был избран депутатом Верховного Совета Беларуси 12-го созыва. Где бы он был сейчас, если бы не ВЛКСМ?

А может быть, Светлана Алексиевич отмечает 100-летие комсомола, премию которого она получила в 1986-м?

Или комсомольский поэт Владимир Некляев порадует нас стихотворением к юбилейной дате?

☞ Список этот можно продолжать бесконечно. Ведь все «демократические» организации первых лет независимости повально копировали организационные формы партии и комсомола — потому что сами состояли из перекрасившихся партийцев и комсомольцев. Удивительно другое — что сегодня эти люди не испытывают ни малейшей благодарности к советскому «социальному лифту», который их поднял; более того, клеймят его.

Чем же они заняты в юбилей комсомола?

А вот чем: в эти дни прошло «альтернативное» массовое мероприятие: «Дзяды-2018». Причем свята пафосно анонсировалось как приуроченное к 30-летию создания «БНФ Адраджэнне», который за тридцать лет достиг небывалого успеха — юбилейное шествие собрало аж 250 человек вместе с журналистами.

Несмотря на юбилейный год, с деньгами в партиях туго — к столетию ВЛКСМ сразу две националистические группировки, ОГП и БНФ, объявили о своей неплатёжеспособности, а из ОГП всего через два месяца даже убежал председатель.

Как сказал по этому поводу бывший глава партии Анатолий Лебедько:

«Я скажу так: хорошо, что у нас, в отличие от некоторых других партий, нет долгов по 30 тысяч рублей (речь, скорее всего, о БНФ — А.Л.). У нас, повторюсь, нет долгов. Но финансовое состояние — да, оставляет желать лучшего».

Такова теперь белорусская политика: кто нашёл спонсора — тот и лидер. Причем если председателя партии выбирают хотя бы единомышленники, то редактора «независимого» СМИ — исключительно грантодатели.

Тезис №3. Комсомол — это некое «корыто», куда стояла длинная очередь

В комсомольской статье «Радио свобода» вспоминают «пушкиниста и филолога» Александра Федуту, которого назвали «репрессированным коллегой» комсомольцев 30-х годов, «преданного забвению».

Чтобы не обидеть репрессированного комсомольца, мы обратимся к другому материалу «Радио Свобода» под названием «У Фядуты — не шызафрэнія!».

Вот что пишет Сяргей Навумчык о комсомольской юности Федуты:

«Впервые имя Федуты громко прозвучало в конце 1990 года на одном из съездов комсомола Беларуси. Учитель русского языка и литературы из Гродно, делегат Федута учинил разнос редактору газеты «Знамя юности» Александру Класковскому [ныне оппозиционный колумнист БЕЛАПАН — А.Л.] за то, что самая многотиражного газета республики не уделяет должного внимания описанию славных дел комсомолии, а печатает идеологических врагов. Александр Федута заявил, что редактор всадил комсомолу нож в спину, что редактора нужно снять, а если в ЦК нет кадров — то он, Федута, имеет опыт, т.к. выпускал в Гродно стенгазету. Последние слова делегата утонули в смехе».

А далее Наумчик ломает голову:

«Все стремились сбежать из ЦК комсомола, а Федута туда пришел. Искренний коммунистический фанатик? Или не совсем фанатик? Или — не совсем искренний?»

Вероятно, последний вариант близок к истине. Вот как объяснил свою политическую позицию сам Федута уже после победы Президента:

«Единственный, кто мог защитить даже в случае проигрыша организацию, во главе которой я находился — Союз Молодежи Беларуси — был Лукашенко. У всех остальных сил бы не хватило на это. Ситуация же получилось очень и очень сложная для меня лично. Было понятно, против кого я — было ясно, что я буду работать против команды, во главе которой стоит Кебич. Но было не ясно, с кем я. То, что я пришел к Лукашенко, для меня самого было, как минимум, неожиданным. Во всяком случае все, кто меня знает, кто увидел меня вдруг на телеэкране с Александром Григорьевичем, среагировали так: у Федуты началась шизофрения. Крыша поехала.

У меня не началась шизофрения. Я совершенно сознательно работал против Кебича. А тот, кто мог выбить эту команду из седла, был Лукашенко. Уже поэтому я должен был к нему прийти».

«Белорусская молодежная газета», 5 июля 1994 года.

Здесь видно, насколько он «горячо и искренне» поддерживал президента — а ведь кто перебежал один раз, перебежит и второй.

Именно по принципу «перебежки» формировалась вся оппозиционная элита. Об идейности таких людей не могло быть и речи — они первыми побежали с корабля. А в партии и комсомоле, наоборот, до последнего оставались те, кто не изменил своим взглядам — даже тогда, когда казалось, что страна полностью обрушилась. И в идейности тех, кто прошел все «перестроечные» и «незалежнецкія» испытания, сегодня не приходится сомневаться.

Тезис №4. Комсомол — инструмент цензуры и подавления беларушчыны

Отдельная тема — это ситуация с нынешними независимыми «печатными органами», которые таки победили в войне с цензурой.

Ситуация с редактором газеты, которого отчитывал на съезде Федута, кажется сегодня смешной, потому что деятельность нынешних псевдоинтеллектуальных интернет-изданий ограничивается разве что уголовным законодательством (чтобы игнорировать и его, многие сайты и группы вещают с территории Польши и Украины).

Свобода слова им нужна исключительно для того, чтобы изливать личные взгляды редакторов либо заданный спонсором набор тезисов. И ни одно такое независимое СМИ не несет никакой моральной или политической ответственности перед читателями. Это одноразовые инструменты, которые нужны только до тех пор, пока стоит режим.

А ведь мы так и не пожали плодов свободной мысли, которую нам принесла гласность — фактически, с 1994 года в качестве альтернативы предлагают примитивную смесь из национализма и либерализма, за 25 лет не поменялись даже лозунги. Где тогда их философия, где писатели, где искусство, где научная мысль?

Тезис №5. Камсамол — карны савецкі орган

«Белорусские чиновники, отвечая, почему государство взялась за празднование комсомольского юбилея, ссылаются на необходимость бережного отношения к истории. Мол, все это было — и БАМ, и стройотряды, и ударные комсомольские стройки…

Но в истории ВЛКСМ было и много другого: уничтожение храмов и оскорбление священников в составе комсомольских бригад «воинствующих безбожников», «раскулачивание» и истребление наиболее трудолюбивых крестьян, ударная комсомольская помощь органам НКВД в разоблачения «врагов народа, шпионов и диверсантов», — пишет «Радио Свобода».

Что характерно для американского радио, любые утверждения про репрессии делаются вне международного контекста: страну, которую не признавали, экономически блокировали, делили на части вооруженной интервенцией, бывшие противники теперь упрекают в том, что она пыталась себя защитить.

Прежде чем кидать камни в комсомол 30-х годов, «Свободе» следует вспомнить, что происходило в эти годы в межвоенной Европе — подавляющее большинство молодежных организаций 30-х годов были милитаристскими и вождистскими структурами, как немецкий гитлерюгенд или польские харцеры. И в то время, когда ВЛКСМ пропагандировал мир народов и интернационал, молодежь Европы открыто готовили к мировой бойне — например, подросткам в немецком гитлерюгенде выдавали ножи с надписью «кровь и победа», целенаправленно растили убийц.

Гитлер, выступая в Судетах в начале 1938 года, следующим образом обозначил задачи «молодежной политики»:

«Молодёжь не учится ничему другому, кроме как думать по-немецки, поступать по-немецки. Мы отдаём их в руки не старых родителей и школьных воспитателей, но сразу же принимаем в партию или Рабочий фронт, в СА или СС. А если они там пробудут полтора или два года и не станут совершенными национал-социалистами, тогда их призовут в «Трудовую повинность» и будут шлифовать в течение шести-семи месяцев с помощью немецкой лопаты. А тем, что останется через шесть или семь месяцев от классового сознания или сословного высокомерия, в последующие два года займётся вермахт».

Гитлерюгенд вытравливал из немецкой молодежи классовое сознание. Комсомол, наоборот, строился на классовом сознании — и именно в этом его упрекает нынешняя пропаганда.

Кстати, недавно мы писали о том, как в прессе пиарили послевоенные антисоветские студенческие группы в Западной Беларуси, которые состояли из бывших членов СБМ — белорусского оккупационного аналога «гитлерюгенд». И ни одной претензии у незалежных СМИ к порталу TUT.BY не возникло.

Тезис №6. Это просто дата советской истории, и помнить о ней незачем

История ВЛКСМ учит тому, что любую, сколь угодно сильную и массовую организацию можно развалить, если принимаются неверные управленческие решения.

Более того, когда созданы соответствующие дипломатические и экономические предпосылки, продажная элита сама начинает ликвидировать неудобные ей институты власти — в первую очередь, партию и молодежные структуры. И разложение комсомола, его деполитизация, уход в коммерцию и дележ комсомольской собственности в 90-е не являлись «исторической закономерностью», а были прямым следствием той работы, которая велась против советского государства. И хотя подрывная деятельность против СССР имела место всегда, только в перестройку западные архитекторы получили прямой доступ к «элитам» — рыба начала гнить с головы.

И теперь, 30 лет спустя, редактор «Радио Свобода» Александр Лукашук на полном серьезе утверждает, что «перамены ў Савецкім Саюзе, развал імпэрыі зла, вяртаньне незалежнасьці новых краінаў — усё гэта пачалося зь вяртаньня гістарычнай памяці».

Надо быть крайне недалеким человеком, чтобы считать, что «БНФ-Адраджэнне» вместе с деньгами, импортной оргтехникой и помещениями появился из-за некоего спроса общества на белорусский язык и историю, а далее их группа депутатов «дамаглася незалежнасці ад Масквы».

Националисты придумывают сказки, в которые уже сами начали верить — в реальности все эти явления были следствием перестройки.

Ставка по дестабилизации БССР делалась на несколько параллельных организаций: чернобыльцев, «БНФ Адраджэнне», разного рода демократические союзы и прочих. Однако националисты во главе с Позняком оказались самыми «перспективными».

☞ Очень любопытно и то, что эмигрантские центры, из которых приехали учить «настоящему» национализму бывшие полицаи, а по совместительству — великие поэты, писатели и прочие деятели, находились под наблюдением не только зарубежных, но и советских спецслужб. И то, что в 80-е годы эмигрантские круги легко и уверенно вышли на местных националистов, не могло быть случайностью — эти процессы как минимум попадали в поле зрения соответствующих структур. Но при этом перестроечная власть преследовала единственную цель — развал СССР, и потому в ход шел весь грязный инструментарий, от масштабной провокации Позняка в Куропатах, которая моментально получила резонанс в Москве, до развала ВЛКСМ «сверху» по лекалам и западным рекомендациям, которыми перестроечные руководители пичкали тогда еще советский комсомол.

Конечно, обо всем этом в столетие ВЛКСМ нужно помнить. И сделать выводы.

А еще — склонить голову перед поколениями настоящих героев. Героев целины и космоса, промышленных строек и военных лет — чьи дела, несмотря на все усилия националистов, никогда не будут нами забыты.

Андрей Лазуткин

imhoclub.by

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ