Листая новостную ленту, наткнулся на возмущение молодежи по поводу того, что не хотят государственные учреждения проводить празднования Хэллоуина. Причем, возмущающихся было достаточно много.

После этих возмущений последовал официальный ответ, в котором чиновник достаточно скрупулезно подошел к вопросу и дал вполне развернутый ответ, что вызвало еще больше возмущений.

Поэтому я и решил немного разобраться в этих вопросах и рассмотреть, что это за праздники-то такие, и почему у молодежи такая тяга к ним, а также все-таки понять кто прав – чиновник или протестующие.

Начну с того, что мифотворчество не обходит ни одну сторону жизни, в том числе и такие важные события, как праздничные дни. Именно через праздники усваиваются культурные обычаи и мировоззрение.

Мифы, которые окружают то или иное событие носят совершенно разный характер. Какие-то разносятся коммерсантами, ставящими цель побольше сбыть товара, а потому придумывающие какие-то особенности празднику, чтобы привлечь публику.

Какие-то мифы призваны окультурить праздники, подогнав их под современные реалии, а какие-то мифы имеют цель заместить одни праздники другими. Не обошло это стороной и такие модные сейчас в среде белорусской молодежи праздники, как Самайн и Хэллоуин.

И, конечно же, оппозиция со своими целями, а коммерсанты со своими бросились популяризировать эти праздники. И те, и те, ища личной выгоды, первые для продвижения европейских ценностей, вторые для получения прибыли, стали не только популяризировать Самайн и Хэллоуин, но и создавать кучу мифов вокруг них.

Что же это за праздники такие и какое они имеют отношение к Беларуси? Из-за чего так всполошились свядомые, когда им ответили отказом на их предложение за государственные деньги отмечать Хэллоуин и Самайн?

Для начала разберем, что это вообще за праздники. Итак, начнем с более древнего – Самайна.

Самайн по сути являлся кельтским праздником окончания уборки урожая, современным языком это просто празднование окончания одного года и  начало следующего (Кельтская мифология: Энциклопедия. — М.: Издательство Эксмо, 2002 ISBN 5-699-01165-X).

Согласно Оксфордскому словарю фольклора, Самайн праздновали все народы, населяющие Британские острова, причем его ассоциировали с чем-то сверхъестественным и со смертью. При этом до сих пор в пользу этого не было приведено ни единого аргумента (HUTTON, RONALD, The Stations of the Sun: A History of the Ritual Year in Britain (Oxford: Oxford University Press, 1996).

При этом, этот языческий праздник продолжали справлять и уже после того, как было принято христианство. Например, при ирландском дворе в Таре праздновался в первые три дня ноября, при большом скоплении народа и с соблюдением всех древних традиций, ещё в XII веке (Бондаренко Г. В. Повседневная жизнь древних кельтов. — М.: Молодая гвардия, 2007. — С. 51-57. — 400 с. — ISBN 978-5-235-02969-9).

Традиционно считается, что Самайн как тёмный языческий праздник, связанный с мёртвыми, имеет корни как раз в христианстве и обязан такому представлению бурным фантазиям монахов X—XI веков, которые писали о нем в таком духе спустя два столетия утверждения Дня всех святых и примерно через 400 лет после принятия Ирландией христианства (HUTTON, RONALD, The Stations of the Sun: A History of the Ritual Year in Britain (Oxford: Oxford University Press, 1996).

Начиная с VIII века День всех святых начинает постепенно замещать Самайн, это связано с тем, что гэльские традиции смешивались с католическими обрядами, в ходе чего и начинает формироваться будущий Хэллоуин (Simpson, John. Oxford English Dictionary. — second. — London : Oxford University Press, 1989. — ISBN 0-19-861186-2).

Чем позднее, тем чаще в той же Ирландии и Шотландии его называли «праздником мёртвых», считалось, что в эту ночь умирают люди, нарушившие свои гейсы. Начинался праздник в ночь с 31 октября на 1 ноября, считавшимся последним днём сбора урожая (Бондаренко Г. В. Повседневная жизнь древних кельтов. — М.: Молодая гвардия, 2007. — С. 53. — 400 с. — ISBN 978-5-235-02969-9).

Традиционно на Самайн делили собранный урожай, а также определялись с запасами на зиму. Сам праздник состоял из беготни вокруг костров и обрядовой части, проводимой друидами. При этом, следует напомнить, что нет ни одного свидетельства о том, что праздник имел какое-то значение, кроме сельскохозяйственного (Hutton, R., The Stations of the Sun: A History of the Ritual Year in Britain (Oxford: Oxford University Press, 1996).

Очевидно, что Самайн был изначально сельскохозяйственным праздником и только с увеличением влияния христианства стал приобретать черты, да и то только в представлении христиан, оккультности, тьмы и поклонения мертвым. Это связано, скорее всего, с тем, что христианские деятели пытались придать ему негативную окраску, с целью изжить его, заменив впоследствии своим праздником.

 Празднование Самайна на Западе. Как видите, никаких ряженных нет. Только друид, как и полагается по обычаю.[/caption]

Так, с течением времени появился, Хэллоуин, но о нем позже, а сейчас поговорим немного о таких же праздниках у нас. В силу повальной моды на все европейское, что существовало у нас ну очень давно, и, на мой взгляд, уже просто стало своеобразной частью нашей культуры, о наших праздниках знают еще меньше, чем об европейских.

Сведений, на самом деле не много, во всяком случае в доступном для всех виде и быстро находимых. Но кое-что мне удалось насобирать. Итак, наиболее древним, аналогом Самайна у нас был праздник Толока, являющаяся древним божеством, покровительствующим жатве и плодородию. Празднования в честь Толоки были радостными и светлыми событиями.

Празднование заключалось в том, что после того, как дожимали последнюю делянку и связывали последний сноп, делался венок и бросался жребий. Кому он выпадал, назначался Толокой (участвовали только девушки), после чего девушку украшали цветами и с плясками и песнопениями передавали ей ритуальный сноп, попутно укрывая ее белой тканью.

После чего выстраивались парами и следовали за выбранной Толокой в дом хозяина, который встречал все шествие хлебом и солью, кланялся ей в пояс, а Толока передавала ему ритуальный сноп, после чего Толоку хозяева отводили в специальный угол, а гости начинали пировать.

После пира девушка-Толока отдает венок хозяевам дома, а себе оставляет белое покрывало, которым ее укрывали и ее провожают все до дома (Древлянский П. Белорусские народные предания. — С. 111—120).

Так же аналогичными, но более поздними являются праздники – Медовый Спас, Яблочный Спас, Ореховый Спас, Дожинки (Обжинки), Богач и т.д. Про эти праздники информации уже намного больше, так как они относятся уже к христианскому периоду.

Так, например, у наших предков одним из праздников урожая в христианские времена был  «Богач». Символом дня являлся лубок с зерном, в середину которого ставилась свеча, жито для «Богач» собирали со всей деревни, а в дом, где размещали «Богач», звали священника.

После совершения молебна лубок с зерном и зажжённой свечой в сопровождении всех жителей обносили по всей деревне. После чего участники мероприятия отправлялись к следующему дому, в котором на целый год оставляли «Богач». Обряд был направлен на сохранение благосостояния, урожайности, плодовитости скота, семейного благополучия (Валодзіна, Васілевіч, 2004, с. 38—39).

Также, у восточных и западных славян в традиции имелся и такой праздник, как «Дожинки». Во времена средневековья в белорусских землях традиционно в деревнях в последний день жатвы самая уважаемая женщина отправлялась в поле.

С первыми лучами солнца она приступала к жатве. Позже к ней подтягивались и остальные женщины деревни. После того, как был собран последний сноп, каждая из участниц жатвы откладывала по одному колоску для общего дожиночного снопа.

После этого происходило торжественное шествие всех участников дожинок с дожиночным снопом к дому хозяина, где начинался праздник. Таким образом, мы видим, что на Западе христиане занимались очернением языческих праздников, чтобы изъять из народной памяти, а у нас их просто аккуратно перенаправили в новое русло, не изменив ни значения, ни наполнения.

Но беда далеко не в этом, а в том, что когда молодежи предлагаешь отмечать наши праздники, тем более «Дожинки» вынесены на государственный уровень, и являются нынче достаточно прогрессивным и современным праздником, по сравнению с тем же Самайном, молодежь отвечает, что это все веска и колхоз.

Правда, как бы это грубо не звучало, большая часть тех, кто так говорит, подходит под анекдот про то, что можно уехать из деревни, а деревня из тебя никогда. Говоря простым языком, не все круто, что модно, и все эти модные веяния с Запада ничем не лучше наших Родных традиций, тем более, что эти веяния, благодаря усилиям тех же Западных идеологов 10-12 веков, с душком, который они сами же и придумали.

Но это дело каждого, мое же дело донести до каждого, а вы уж сами, как говорится, выбирайте. Теперь же перейдем к еще одному празднику – «Хэллоуину».

Хэллоуин же, несмотря на то, что его связывают с историей Самайна, носит совершенно иной смысл и даже несмотря на то, что его называют Днем всех святых, он всего лишь празднуется в этот день, но не имеет совершенно никакого отношения к святым.

Так вот, праздник не является по сути и католическим, так как чаще всего верующие христиане западного толка воспринимают праздник нейтрально из-за его откровенной шуточности и наигранности. Римско-католическая церковь не считает праздник религиозным, но признаёт его связь с христианством (Feast of Samhain/Celtic New Year/Celebration of All Celtic Saints November 1. All Saints Parish (n.d.)), в связи с чем разрешает отмечать его в любых церковно-приходских школах (Halloween’s Christian Roots AmericanCatholic.org. Retrieved on October 24, 2007).

С чем только не пытались связать его историки – и с кельтским Самайном, и с римскими Паренталиями. Как только не пытались привязать его к другим праздникам, но все, что его реально связывает с Самайном и Днем всех святых, так это дата празднования.

А есть и те, кто из католиков выступает откровенно против, и это не смотря на то, что праздник, так или иначе имеет историю и уходит глубоко корнями в европейскую древность (Salem ‘Saint Fest’ restores Christian message to Halloween. www.rcab.org (n.d.).

Суть этого развлекалова заключается в том, что дети и взрослые надевали тканевые маски и ходили от одной двери к другой, требуя от хозяев угощение и мелко шаля, причём в обмен на деньги или еду изначально нужно было предлагать разные развлечения (Bannatyne, Lesley Pratt (1998) Forerunners to Halloween Pelican Publishing Company. ISBN 1-56554-346-7 p. 44).

Термин Trick-or-treat впервые стал использоваться в США (Stuart Christie (2002) The cultural and political formation of a west of Scotland «baby-boomer», Volume 1 Retrieved 2010-11-11), и впервые был использован аж в 1934 году («Halloween Pranks Keep Police on Hop, » Oregon Journal (Portland, Oregon), November 1, 1934, «The Gangsters of Tomorrow», The Helena Independent (Helena, Montana), November 2, 1934, p. 4, The Chicago Tribune also mentioned door-to-door begging in Aurora, Illinois on Halloween in 1934, although not by the term «trick-or-treating.» «Front Views and Profiles» (column), Chicago Tribune, Nov. 3, 1934, p. 17).

В переводе выражение  «Trick-or-treat» означает — шутка или угощение (распространённые варианты — проделка или угощение, сладость или гадость и др.) что указывает на шуточную угрозу нанести вред, если хозяин не даст детям угощений.

Даже из этого можно понять, что ни о каких святых или мертвых, или борьбе с нежитью речи не идет. Этот праздник изначально был просто развлечением, которое в силу своей интересности, да и вообще европейской практичности, стало все больше распространяться, пока не стало обычным коммерческим проектом, приносящим торговцам идеями баснословные барыши.

Для меня так и осталось загадкой, какое отношение имеют к Хэллоуину размалеванные абы как девушки, переодетые в ночных жриц, которые идут в какое-нибудь не очень дорогое питейное заведение и надираются там до поросячьего визга…[/caption]

Вот День всех святых имеет совершенно другую историю, из чего вполне видно, что никакого отношения к Хэллоуину он не имеет, как бы не пытались это втирать всякие журналисты, пытающиеся хайпануть на теме, и всякие коммерсанты, желающие на красивой легенде подзаработать.

А вот наши Колядки мало того, что имели точно такую же потешную сторону, но еще при этом были наполнены глубоким смыслом. По домам ходили ряженые, распевающие колядки — специальные песни, они водили с собой переодетых людей в «козу», иногда в «медведя», «журавля» и т.д. Колядующие устраивали представления у каждого двора, получая за это различное угощение и мелкие деньги. Хозяева не скупились: одаривали деньгами, пирогами, домашней колбасой.

Люди верили, что следующий год воздаст сторицей их щедрость.  Люди накрывали богато накрывали столы специальными колядными блюдами, а незамужние девушки гадали на будущее и суженого.

Понятно, что коммерсантам, толкающим всякое барахло и пойло, все равно под какую тему это толкать и им не интересно, что они делают – главное, чтобы приносило бабло. Но вот отношение празднователей Хэллоуина и Самайна вызывает вовсе не улыбку, а скорее недоумение.

Наши праздники совершенно ничем не уступают западным аналогам, при этом даже побольше наполнены смыслом и каким-то практическим значением, причем заточенным как раз под наши реалии восприятия. И вся проблема в том, что они, в силу этих своих особенностей, существенно сложнее в исполнении.

Оппозиция в принципе не сильно заинтересована в продвижении чего-то реально национального, она если и пытается это продвинуть, то только под соусом современных европейских ценностей. Это приводит к искажению наших праздников настолько, что они теряют свою идентичность и, соответственно, привлекательность, при этом не становятся западными в полном смысле слова и все равно не привлекают никого.

Оппозиции этого и достаточно, они внешне демонстрируют озабоченность белорусскими традициями, что делает их в представлении обывателей защитниками белорусских ценностей. А коммерсантам просто неохота заморачиваться над всеми сложностями, тонкостями и нюансами, так как это не приносит денег, и как раз наоборот, требует затрат, так как реализация сложнее.

А Самайн и Хэллоуин примитивны по своей натуре, как и вся современная европейская сущность, потому и проста в исполнении, так как не нуждается в каком-то глубоком смысле и наполнении. Вот и пользуется спросом у всяких забегаловок и барчел.

Так что, определенно начальник управления полностью прав в своем письме. У нас есть свое исконное, которое ничем не хуже иностранного, и продвигать мы должны именно свое, чтобы просто не раствориться в чужих культурах.

Дмитрий Перс

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ