Последние события во Франции не сходят с первых полос западной прессы. В наши постсоветские края общемировые тренды доходят с определенным опозданием, но всё же доходят. Первая ассоциация, которая может возникнуть при виде того, что творится сейчас на французских улицах  и площадях – это сравнение с киевским Майданом. Но я бы предостерег от поспешных выводов в этом отношении. Как говорится, внешность обманчива.

Некоторые внешние сходства французских и украинских протестов просто разительны. Например, во время французских протестов тоже был замечен уличный пианист, как и на киевском Майдане. Или инцидент с арестом французских лицеистов в городе Мант-ла-Жоли, которых силы правопорядка поставили на колени. Это же хрестоматийные «онижедети».  «Звиряче побыття»  французьких протестующих тоже присутствовало. На этом, пожалуй, внешние сходства заканчиваются и начинаются внутренние различия.

Первое фундаментальное отличие французских протестов «желтых жилетов» и украинского Майдана — это идейный вектор протеста. Сейчас объясню, о чем идет речь. Французские «желтые жилеты» ставят очень конкретные и чётко обозначенные требования, которые касаются в первую очередь социальных вопросов. Протесты начались с подорожания цены на горючее, в первую очередь на дизельное топливо. Но сейчас уже речь идёт скорее о протесте против неолиберальной политики жесткой экономии, которая составляет смысл всей программы Макрона, да и Европейского союза вообще.

На Украине майданствующие добивались ровно противоположных вещей. Сейчас принято утверждать, что у Майдана не было социальных требований, а были только политические требования отставки Януковича. Дескать, поскольку социальных требований у Майдана никаких не было, то и взятки гладки – за нынешнюю экономическую катастрофу на Украине Майдан никакой ответственности не несет. Мол, кто же мог подумать, что так получится, народ просто обманули и далее в том же духе…

Но в том и дело, что социальные требования у Майдана были, и требования эти были самые, что ни на есть неолиберальные. Условной конституцией Евромайдана было соглашение об ассоциации Украины с Евросоюзом, в котором были черным по белому прописаны все те антисоциальные реформы, которые предваряет в жизнь на Украине нынешняя властная клика. В том числе и пресловутый тарифный геноцид, которым сейчас так недовольны украинцы. То, что это соглашение никто не читал —  незнание законов не освобождает от ответственности.

Вот, например, что пишет первый постмайданный министр экономики Украины Павел Шеремета:

«… бюджет должен быть сбалансирован за счет отмены льгот и сокращения расходов на ненужные организации (Академия наук, министерство экономики, культуры, молодежи и спорта — первые кандидаты).

… пенсионный возраст должен быть поднят, например, до уровня немецкого. Субсидии могут получать только пенсионеры.

Государственное финансирование учреждений высшего образования, здравоохранения и культуры прекращается».

Поэтому не является чем-то из ряда вон выходящим реакция спикеров постмайданной власти на протесты во Франции. Глашатаи победившего Майдана уничижительно отзываются о французских «желтых жилетах», мол, те протестуют за колбасу, тогда как гордые украинцы протестовали не за колбасу, а за достоинство. От украинских либеральных экспертов и аналитиков часто с гордостью можно услышать, что украинцы не протестуют за кусок хлеба, а только за абстрактные идеалы вроде языка или европейского выбора. Чего же теперь удивляться, что Украина – самая бедная страна Европы с африканским уровнем жизни.

Следующим важным отличием Майдана от протестов «желтых жилетов» во Франции является реакция мировой общественности. Пока не замечено, чтобы кто-нибудь из официальных лиц раздавал печеньки французским «желтым жилетам». Трамп написал у себя в Твиттере издевательское сообщение по поводу событий во Франции: «Парижское соглашение ничего хорошего Парижу не приносит. Протесты и бунты по всей Франции. Люди не хотят платить огромные деньги, особенно странам третьего мира, под предлогом заботы об окружающей среде. Скандируют «Мы хотим Трампа!». Люблю Францию».

На что сразу же последовал ответ министра иностранных дел Франции с требованием не вмешиваться во внутренние дела республики. То, что Франция вмешивалась во внутренние дела Сирии, Ливии, Украины – это, наверное, совсем другая история.

Если Майдан выступал за евроинтеграцию Украины, то французские «желтые жилеты» наоборот выступают за выход Франциии из состава НАТО и Евросоюза. На плакатах протестующих французов можно было увидеть надписи Frexit. По данным социологических опросов, 42% французских «жёлтых жилетов» на президентских выборах-2017 голосовали за Ле Пен. Ещё 20% — за крайне левого Меланшона. Оба кандидата – евроскептики.

Ёще одно принципиальное отличие «желтых жилетов» от Майдана – децентрализованный и неиерархический характер французских протестов. У «желтых жилетов» нет лидера, нет формальной координационной структуры. С одной стороны, это можно считать слабостью движения, но с другой стороны – признаком его силы. Власть попросту не знает, кого запугивать и кого подкупать. В случае с украинским Майданом была оппозиционная троица Кличко-Яценюк-Тягнибок, которая и рулила протестом. Была сцена Майдана, которую спонсор «Свободы» — криминальный авторитет Игорь Кривецкий по кличке «Пупс» — сначала арендовал, а потом выкупил.

Тон майдановским протестам задавала столичная интеллигенция, так называемые креаклы, а также ультраправые боевики, которые выступали силовым крылом Майдана. В последние дни Майдана – во время эскалации насилия – ультраправые вышли на первые роли. Идеологией майдана был синтез ультраправого национализма и неолиберализма. Антикоммунизм и русофобия – это связующее звено между этими идеологиями. Евромайдан можно считать запоздалой версией восточноевропейских революций 1989 года. Тогда как протест желтых жилетов – это популистская революция нового типа.

Прообразом подобной революции на Украине были протесты «Украина без Кучмы» 2001 года, а в России – защитники Белого дома в 1993 году. Российские либералы прозвали защитников Белого дома красно-коричневыми. Участников акции «Украина без Кучмы» называли национал-социалистами из-за того, что основными политическими силами, участвовавшими в протесте, были Соцпартия Украины и УНА-УНСО.

Украинская власть не на шутку переполошилась из-за желтых жилетов. Ведь на Украине с Нового года на четверть дорожает дорожает плата за коммунальные услуги. И, согласно прогнозам, тарифы на Украине будут дорожать на 10-20% ежегодно. Настроения украинского избирателя уже сместились в сторону популизма – первую строчку рейтинга уверенно держит популистка Юлия Тимошенко, вторую – популист Владимир Зеленский. Петр «Армия-язык-вера» Порошенко находится только на третьем месте. Но пока что недовольство украинцев не вылилось в социальный Майдан – гнев украинцев будет канализирован посредством президентских и парламентских выборов. Но это пока…

Если протесты желтых жилетов и дальше будут расползаться по всей Европе. И если во Франции протестующие будут заставлять власть всё больше и больше идти на уступки – тогда и до украинцев может дойти, что это не такой уж и плохой способ заявить власти о своих требованиях. Тем более, в том случае, если новая украинская власть не будет спешить улучшать жизнь среднестатистического украинца.

 

Николай Федотов