Как советский и российский кинематографы дают разные образы политработников Красной Армии.

Олицетворение подвига

Это одна из самых известных и самая потрясающая фотография Великой Отечественной войны.

12 июля 1942 года. Бой около села Хорошее Луганской области.

Фотокорреспондент «Совинформбюро» Макс Альперт сидит в неглубоком окопчике. Он едва успел поднять объектив и нажать на спуск, когда молодой офицер поднял красноармейцев в атаку.

Через мгновение офицер был убит.

Сам Альперт назвал фотографию «Комбат», хотя до конца так и не был уверен, что погибший – именно командир батальона. Поэтому фото более известно под названием «Коммунисты, вперед!». И тому есть объяснение.

Уже после войны Макс Альперт стал получать сотни писем из разных уголков Советского Союза, в которых разные люди узнавали в безымянном офицере своего отца, брата, сына, друга.

Впоследствии была создана комиссия Министерства обороны СССР, которая определила, что на фотографии запечатлен младший политрук Алексей Еременко. По поводу этой версии до сих пор не прекращаются споры. Не мне тут быть судьей. Знаю лишь, что на центральном КПП моего родного Свердловского военно-политического училища был выбит барельеф именно с этой фотографии – как символ подвига советских политработников в годы Великой Отечественной войны.

Кино и правда войны

В советском кинематографе образ фронтовых политработников показан исключительно позитивно. И тут кинематограф абсолютно прав. Сама история Великой Отечественной войны дала массу героических примеров. Вот несколько из них.

Первым среди политработников Героем Советского Союза (6 августа 1941 года) стал комиссар партизанского отряда Тихон Бумажков. В том же 1941 году звания Героев получили еще шесть политработников: комиссары-летчики Б.Васильев и Н.Дудин, комиссары-танкисты А.Кириченко, М.Кузьмин и Ф.Самохвалов, комиссар войск НКВД Н.Руденко.

Не лишним будет напомнить, что одним из руководителей героической обороны Брестской крепости был полковой комиссар Ефим Фомин, расстрелянный гитлеровцами у Холмских ворот 26 июня 1941 года. А группу разведчиков, водрузивших Красное Знамя над поверженным рейхстагом в мае 1945-го, возглавлял замполит батальона лейтенант Алексей Берест.

Мемориальная доска на месте расстрела Е.М. Фомина

Разумеется, среди политработников тоже попадались разные люди. Вероятно, кто-то из них проявлял трусость или малодушие в бою. Косвенно такой вывод следует из знаменитого сталинского приказа № 227 «Ни шагу назад!», согласно которому представители командного состава и политические работники (в приказе они тоже упоминаются), которые срывали с себя знаки различия, сдавались в плен или становились дезертирами, подлежали расстрелу на месте.

Поверим тут Сталину: значит, подобные факты и среди политработников имели место. Но фактов прямого перехода комиссаров и политруков на сторону врага я что-то не припомню. И как ни крути, но топ-предателем Родины в годы Великой Отечественной войны стал генерал-лейтенант Андрей Власов – кадровый командир, а не политработник.

Естественно, что советское художественное кино имело полное право героизировать образ политрука. И упрекнуть его в выполнении «идеологического заказа» совершенно неправильно.

Вспомним некоторых советских «киношных» политработников: старший политрук Синцов (актер Кирилл Лавров) из «Живые и мертвые», дивизионный комиссар Веснин (актер Анатолий Кузнецов) из «Горячий снег», комиссар партизанского отряда Алиев (актер Тофик Мирзоев) из «Фронт за линией фронта», безымянный в фильме парторг авиационного полка (актер Владимир Волков) из «В бой идут одни старики»…

Прекрасные фильмы, прекрасные роли, прекрасные актеры!

Лично мне более всего дорог замполит погранзаставы Белов (актер Евгений Леонов-Гладышев) из советского сериала «Государственная граница» (фильм пятый). В первый день войны он поднимает заставу в рукопашный бой с наступающими гитлеровцами. Точь-в-точь как политрук Еременко с фронтовой фотографии Макса Альперта.

Когда Белов погибает, командир заставы лейтенант Сушенцов (актер Дмитрий Матвеев) с пистолетом в руке идет в отчаянную и бессмысленную атаку на немецкий танк. Помните, с какими словами офицер поднимается в эту атаку?

«За Родину! За Сталина! За Витьку Белова!»

Политрук Виктор Белов и лейтенант Илья Сушенцов из кинофильма «Государственная граница»

Кино и немцы

Современный российский кинематограф выдал вниманию зрителя радикально иной образ фронтового политработника. Мне неизвестен ни один новый военный фильм, где комиссар или политрук был бы положительным героем. Все они – либо дурачки, либо трусы, либо карьеристы.

Как будто не было 362 Героев Советского Союза (именно столько политработников получили это звание в годы Великой Отечественной войны). Будто не было Алексея Еременко с фотографии Альперта. И Витьки Белова, за которого пошел с пистолетом на танк лейтенант Сушенцов, тоже не было.

У современных российских сценаристов, режиссеров и актеров фронтовые политработники, словно, снизошли из сталинского приказа № 227 – там, где приказано расстреливать на месте за трусость и дезертирство. Такими они их и изображают в своих «шедеврах».

Самое отвратительное, что формально уличить в фальсификации истории войны «творческих» деятелей невозможно. И сталинский приказ, и здравый смысл говорят: были трусы и подлецы и в политическом составе Красной Армии. Но ведь очевидно, что они составляли ничтожное меньшинство.

И здесь уже вопрос нравственной ответственности деятеля культуры перед зрителем. Если ты показываешь в образе комиссаров и политруков мерзавцев, одних мерзавцев, исключительно мерзавцев и никого, кроме мерзавцев, то именно такое мнение о них у кинозрителя и формируется.

Удивительный феномен! В России, где сегодня культивируются Великая Победа, «Бессмертный полк», «Помним и храним», в то же самое время производится масса абсолютно пакостных фильмов о войне.

Из этих фильмов зритель должен сделать вывод, что Победу мы одержали отнюдь не благодаря честным советским людям – командирам, политработникам, рядовым бойцам фронта и тыла, партизанам и подпольщикам. Нет, убеждает российское кино: войну выиграли штрафники, разухабистые солдаты и бедовые командиры, вступающие в постоянную фронду с приказами, с начальниками, с комиссарами, с особистами.  И выиграли не благодаря, а, конечно же, вопреки Советской власти, ее приказам и ее порядкам.

На днях посмотрел очередной военный «шедевр». Совместное производство России, Украины и Германии 2011 года. Название говорить не буду, чтобы не рекламировать мерзость.

В двух словах сюжет. Май 1945 года. Последние дни войны. Восемь советских разведчиков обосновались в замке, где приют для осиротевших немецких детей. Командир разведчиков – главный положительный герой, потому что постоянно противоречит старшему начальству, презирает его и с Советской властью не очень. Рядом расположился небольшой немецкий отряд, который ждет прихода англо-американцев, чтобы сдаться им, а не Красной Армии. И тут в замок нагрянул отряд советских солдат. Его командир первым делом пытается изнасиловать немецкую девушку, но «правильные» советские разведчики дают ему по морде. И после этого начинается настоящий бой. Восемь разведчиков вместе с пришедшими к ним на помощь недобитыми гитлеровцами защищают замок, немецкую девушку и немецких детей от остальной Советской Армии.

Вот такая, оказывается, была война по версии новейшего российского и украинского кино.

Вот почему тоже хочется дать творцам таких фильмов по зубам – за Витьку Белова и за всех советских фронтовиков.

Сергей ВОЗНЯК, офицер-политработник Советской Армии, майор запаса