Возникновение новой геополитической реальности вызвало истерику не только в Варшаве и Вильнюсе, но и в Брюсселе, и в Вашингтоне.