Уважаемые читатели!

Начать надо, наверно, с истории из жизни. Несколько лет назад в высокой инстанции в присутствии сливок культурной тусовки проходил «питчинг» (или как там это называется) сценария фильма о защитниках Москвы. В ходе обсуждения один из мастеров культуры солидно спросил:

— А где в вашей истории конфликт?

Автор сценария, впервые стоявший на высокой сцене, растерянно ответил:

— Конфликт? Ну так… а Великая Отечественная — не конфликт?

…Это я к тому, что новый художественный фильм «Т-34» вообще никак не освещает сложный внутренний мир и неоднозначный выбор маленьких людей, попавших в жернова мировой бойни. По одной простой причине.

Никакой чортовой неоднозначности в выборе героев Великой Отечественной не было. И внутренний мир — которым они все, несомненно, обладали — на вопрос «на вашу страну напал сильный и безжалостный враг, что вы будете делать?» выдавал ровно один правильный ответ. Он же естественный для здоровой человеческой души. Все прочие варианты ответа — заслуженно проходили по разряду патологий и использовались в художественных произведениях только для того, чтобы оттенить красоту здоровых душ.
Не вина героев войны в том, что спустя несколько десятилетий творческое сословие спасённой Родины заболело на голову и начало прицельно копаться именно в патологиях.

Зато несомненным признаком выздоровления отечественного киностроения следует считать то, что оно решилось наконец соорудить за много денег зрелище, лишённое малейших намёков на неоднозначность.

Собственно, главным героем «Т-34» является именно она — однозначность.

В картине имеются советские танкисты, взятые в плен в бою (перед нами проходят представители основных регионов нашей Родины — европейской России, Зауралья, Белоруссии, Украины). Советская девушка, угодившая в фашисткий лагерь. Немецкий ас-танкист, потерявший в первом столкновении со своим русским противником чуть не весь свой взвод и жаждущий реванша. Имеются новые германские «пантеры», триумф тевтонской панцермысли.

И, наконец, имеется живое (ну как, практически живое) доказательство того, что конец немного предсказуем — «восемьдесятпятка», созданная советским народом и присланная героям в фашистский концлагерь в качестве своеобразного залога неизбежной и неминуемой победы.

С момента появления в кадре этого танка, собственно, и создаётся тот самый конфликт, которого так вожделеют культурные умы. Просто не факт, что им хватит ума его заметить.

Этот конфликт — между тем, за что принимает происходящее обаятельный немецкий танковый штандартенфюрер и тем, чем оно является на самом деле.

Штандартенфюрер Ягер, мотивирующий свою затею «устроить соревнования между Т-34 и Пантерами на полигоне» патриотизмом и желанием спасти фатерлянд — в душе всерьёз считает, что жанр фильма — спортивная драма. Что это такая специальная история о силе духа, о мастерстве, об игре разумов и всём таком.

А на самом деле нет никакой спортивной драмы. На самом деле всё однозначно. И советские танкисты это понимают — в отличие от глупого немца с его глупым азартом.

Нет, нашим тоже не чужд запал и азарт. Только это не главное. Поглядев в середине фильма на танк, во время их пребывания в плену созданный Родиной, они уже ходят по концлагерю победителями — и даже на героический прорыв и на финальный смертельный поединок выходят с мотивацией «внести свой вклад в Победу по максимуму». Ни секунды не сомневаясь, что в самом главном уже всё определено.

Всё настолько определено, что ни один герой не произносит даже ни одной пафосной реплики. Ну просто незачем.

…Ну и ещё один похвальный момент.

Это первый за многие годы фильм о войне, создатели которого вдруг осознали, что русских в конце совершенно незачем ни убивать, ни загонять в лагеря, ни вообще гнобить.

А, не, ещё не всё. Несколько слов о том, что называется «качеством исполнения».

Тут тоже всё однозначно: картинка обалдеть. Сюжет нигде не провисает. Кастинг безупречный, музыка (если она была, я не заметил ничего, кроме финального «Бери шинель») адекватна, бои на десятку.

Итого:
Ручаюсь головой, ув. читатели: можно и нужно сходить. Это кино не трагическое, а триумфальное — но отечественному военному кинематографу именно такого поджанра давно не хватало.

Идите, хороший фильм. Ручаюсь головой.

Виктор Мараховский