«Монд дипломатик» рассказывает о русском космизме, который впервые обосновал идею объединения людей, основываясь не столько на политических и идеологических принципах, сколько на нравственных и экологических. Философия эта сегодня приобретает особенную популярность, в том числе и потому, что многие из предсказаний, сделанных космистами, уже сбылись, а другие продолжают сбываться.

Жюльет Фор (Juliette Faure)

Космизм охватил высший уровень размышлений о силе России. В 1994 году Министерство обороны основало Институт ноокосмологии при Военном университете. Его задачей было изучение космической иерархии, а также высшей причины, смысла и цели вселенной. В 1995 году один член Совета безопасности РФ (консультативный орган при президенте страны) предложил заложить космизм в основу российской национальной идентичности.

Сегодня некоторые национал-патриотические идеологи, напрямую не говоря о космизме, тоже стремятся объединить технологическое развитие и религиозно-этический традиционализм. В этом заключается суть «динамического консерватизма» Изборского клуба, в котором числятся, например, советник президента Сергей Глазьев, интеллектуал-националист Александр Дугин и бывший депутат Наталья Нарочницкая, основательница близкого к православной церкви парижского института. «В 21 веке в России будет воплощен «кентавр» ортодоксии и инновационного подхода, в котором будут совмещены высокий дух мировоззренческих традиций и высокие технологии», — пишет зампред клуба Виталий Аверьянов.

На вершине государства защита традиционных ценностей с легкостью приспосабливается к продвижению технического прогресса. С одной стороны, Владимир Путин выступает за «традиционные ценности» и сексуальную ориентацию. С другой стороны, он призывает к активной технологической модернизации. В выступлении 1 марта этого года, которое, по факту, представляло его программу на четвертый президентский срок, он заявил о необходимости «создать передовую законодательную базу, снять все барьеры для разработки и широкого применения робототехники, искусственного интеллекта, беспилотного транспорта, электронной торговли, технологий обработки больших данных». Правительство запустило целый ряд инициатив для продвижения технологического развития страны: технополисы в Сколково и Академгородке, формирование национальных высокотехнологических предприятий вроде Роснано и Ростеха, создание широкой научно-исследовательской инфраструктуры в рамках масштабного федерального проекта.

Тему технологической модернизации продвигает главным образом либеральное и технократическое крыло власти, которое стало прямым наследником политической элиты 1990-х годов. Об этом говорит присутствие в руководстве Роснано Анатолия Чубайса, бывшего вице-премьера, который занимался программой приватизации постсоветской экономики при Борисе Ельцине. Как бы то ни было, научно-технический прогресс сочетается с романтическо-националистической риторикой, в частности в стратегических областях промышленности вроде ВПК и космоса. «Наша страна была обречена стать великой космической державой с самого рождения нашей государственности, — писал глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин, представитель национал-консервативного крыла правительства. — Это предопределялось национальным характером русского народа, привыкшего мыслить глобальными категориями и готового жертвовать бытом ради идеи. Русский космос — это не только устойчивое определение того пространства в мире, которое занимает отечественная космонавтика и ракетно-космическая индустрия. Русский космос — это вопрос самоидентификации нашего народа, это синоним русского мира. А потому Россия не может жить без космоса, вне космоса, не может притупить свои мечты о покорении неизведанного, манящего русскую душу».

Именно в этом духе весной 2018 года павильон «Космос» вновь распахнул двери на ВДНХ, засвидетельствовав тем самым возобновление широкомасштабной космической программы. В частности та предполагает на период с 2016 по 2025 год создание космических комплексов по отслеживанию солнечной активности и космической метеорологии, разработку нового поколения транспортников для обитаемых полетов и запуск пяти автоматических шаттлов для реализации первой фазы программы заселения Луны. Внутри павильона представлено множество цитат физика и мыслителя-космиста Циолковского, отражая неоднозначную смесь рационализма и духовности их автора: «Сначала неизбежно идут: мысль, фантазия, сказка. За ними шествует научный расчет».

Символом синтеза технологической модернизации и религиозного традиционализма стало недавнее строительство православной церкви в Звездном городке, где проходят тренировки космонавтов. На освящении храма в 2010 году, патриарх Кирилл обозначил религиозный смысл космоса: «Господь дал нам цель — наполнять планету нашу и всю Вселенную и обладать ею. Поэтому стремление человека подняться к звездам — это не блажь, не фантазия, не мода, а это некая программа, заложенная Богом в человеческую природу».

Если при Хрущеве космонавтика была одной из главных сил государственного атеизма, то сейчас религиозные власти превозносят объединение науки и веры. Гагарина, который по возвращении из космоса заявил, что не увидел там Бога, сегодня представляют верующим, предложившим восстановить разрушенный при Сталине Храм Христа Спасителя. «Все великие ученые, когда-либо изучавшие космическое пространство и стремившиеся познать законы мироздания, устройство Вселенной, как правило, были глубоко верующими людьми или же — рано или поздно — приходили к вере, понимая, что этот мир мог быть устроен только Премудрым Творцом. (…) Мы наверняка можем сказать, что и Сергей Павлович Королев, и Воскресенский, и Рязанский были людьми верующими», — считает настоятель храма Звездного городка отец Иов.

В свою очередь Валерий Корзун, национальный герой и нынешний глава тренировочных программ молодых космонавтов, не согласен с приписываемыми Гагарину словами о смерти Бога: «Конечно, это мое мнение, и у каждого свое впечатление, но побывать в космосе и не увидеть Бога, не почувствовать Его присутствие… — мне даже трудно представить такого человека». По его словам, отношения между Роскосмосом и православной церковью складываются наилучшим образом: руководство ведомства отправило отца Иова благословить ракеты на космодром «Байконур».

Синтез технического прогресса и религии просматривается также в ядерной сфере. Атомное православие консервативного идеолога Егора Холмогорова опирается на одно из прошлых заявлений Владимира Путина. На пресс-конференции в феврале 2007 года тот заявил, что православие и ядерная стратегия страны связаны между собой, поскольку являются тем, что укрепляет российское государство и создает необходимые условия для обеспечения внутренней и внешней безопасности страны.

Объединение веры и науки

Все это получает отражение в городе Саров, который является одновременно святым местом православия, где прошла последняя канонизация в царской России, и тайным центром разработки советской ядерной программы. В 2012 году патриарх Кирилл и тогдашний директор Росатома Сергей Кириенко (сейчас он возглавляет президентскую администрацию) основали там духовный и научный центр, который должен был объединить ученых, представителей церкви, членов правительства и бизнесменов для обсуждения связей между наукой, техникой и религией. В 2016 году там прошел семинар с оттенками космизма «Вера и наука — взаимодействие во благо России». Патриарх Кирилл заявил на нем, что религиозное и научное понимание мира не противоречат друг другу. В точно таком же духе согласия научный советник Объединенного института ядерных исследований напомнил о значимой поддержке ядерных исследований со стороны церкви в 1990-х годах и подтвердил, что религия и наука остаются стратегическими партнерами, без которых «невозможно» будущее России.

Это партнерство прослеживается и на уровне высшего образования. Не менее чем в полусотне светских вузов теперь существуют кафедры теологии. Наиболее символичным стало открытие таковой в 2013 году в престижном МИФИ. Руководство ей было поручено митрополиту Илариону, главе департамента внешних церковных связей Московского патриархата. «Какое отношение имеет теология к ядерным исследованиям?— задал он вопрос в выступлении по случаю открытия кафедры. — Учитывая специфику МИФИ и ту уникальную роль, которую играет этот университет в нашей системе образования, я склонен думать, что кафедра теологии в стенах именно этого вуза может играть очень существенную новаторскую роль в том плане, что она будет способствовать диалогу между религией и естественнонаучным знанием, а такой диалог сейчас очень необходим как для носителей естественнонаучного знания, так и для носителей религиозных традиций». Подобная «гибридность» образования, кстати говоря, наблюдается и в церковных рядах, которые приняли в себя поколение выпускников советских научно-технических вузов.

Хотя православную церковь объединяет с космизмом отрицание разделения между верой и разумом, она все же не согласна с радикальным антропоцентризмом Федорова, который заменяет творение Бога творением человека. Таким образом, она не согласна и с технофилической интерпретацией русской идеи, которой придерживаются трансгуманисты (в этом они опять-таки отталкиваются от космизма). Так, основанное олигархом Дмитрием Ицковым движение «Инициатива 2045» финансирует исследования по молекулярной генетике, нейробиологии и нейрональным протезам для продления жизни и создания аватаров-андроидов, которые связаны с человеческим мозгом и наделены его сознанием. Манифест движения явно продолжает традиции космизма и говорит о приходе нового человечества, которое отличается синергией между технологическим и духовным развитием, а также способностью объединиться в один коллективный разум, ноосферу. Таким образом, духовность, наука и новые технологии закладываются в основу футуристической действительности. В 2011 году в письме к президенту Медведеву Ицков так описывал суть своей программы: «Бессмертие должно стать национальной идеей».

inosmi.ru