The Washington Post опубликовал колонку про «планы Путина в отношении Беларуси». Автор — одна из известных публицисток Энн Эпплбаум. Публикуем перевод.

«10 сентября 2001 года я опубликовала колонку о Беларуси, бывшей советской республике между Россией и Европой. В ней рассказывалось о том, как беларуский диктатор Александр Лукашенко фальсифицировал выборы, держал жесткий контроль над СМИ и экономикой, преследовал политических противников и иногда их убивал. Я писала, что Лукашенко был самым давним диктатором Европы. Однако всего за несколько месяцев до этого президент Джордж Буш произнес воодушевляющую речь о необходимости целостной и свободной Европы. «Никакой больше Ялты», — сказал он, имея в виду соглашения, подобные тем, что Рузвельт и Сталин подписали в 1945 году, разделив Европу пополам. Беларусь выглядела препятствием на пути к этой мечте.

На следующий день после публикации колонки — 11 сентября 2001 года — два самолета врезались во Всемирный торговый центр, третий — в Пентагон, четвертый — в поле в Пенсильвании, а президент США отказался от поисков Европы, единой и свободной. За почти два десятилетия, прошедшие с тех пор, в Беларуси ничего кардинально не изменилось. Лукашенко по-прежнему остается самым давним диктатором Европы. Он по-прежнему преследует оппозицию, манипулирует СМИ и держит экономику под тщательным контролем. Он по-прежнему отчасти зависим от своего большого восточного соседа, который предоставляет ему щедрые энергетические субсидии.

Но пока Беларусь остается прежней, ее большой восточный сосед меняется. В частности, амбиции товарища Лукашенко и фактически диктатора, президента России Владимира Путина, растут. С его все еще слабой экономикой и колебаниями популярности Путин приобрел потребность во впечатляющих успехах во внешней политике. Ореол славы, возникший после его оккупации Крыма, исчез, его вмешательство в Сирию усложнилось, и потребовались бы реальные военные усилия, чтобы оккупировать больше территории Украины. Хотя он может в конце концов решиться на это, возможно, в то же время, когда Россия поглотит Беларусь.

Теоретически две страны уже являются частями так называемого «Союзного государства Беларуси и России», и оба государства проводят совместные военные учения. Но после российского вторжения в Украину в 2014 году Лукашенко попытался защитить свою независимость и создать иной образ, иногда игнорируя запросы России, проводя несколько независимую внешнюю политику и даже, в качестве жеста в отношении Запада, освобождая своих политических оппонентов из тюрьмы, хотя их все еще задерживают на пути к демонстрациям (имеются в виду задержания Николая Статкевича в 2018-м).

Теперь Москва, похоже, намерена убрать фиговый листок. За последние несколько недель Лукашенко и Путин встречались как минимум дважды. Министр финансов России объявил о «дальнейшей интеграции» двух стран. Беларуский министр обороны заявил, что войска США в Польше могут представлять собой «военную угрозу», что не соответствует языку, который правительство Лукашенко использовало ранее. Правительство России подняло цены на энергоносители в Беларуси. Поговаривают о том, что Россия возьмет на себя целый комплекс операций беларуского правительства, включая таможенную, визовую, денежно-кредитную и налоговую политику. И это «умеренная» модель поглощения: более экстремальная версия может включать в себя объявление о новом политическом образовании, управляемом одним президентом, предположительно тем, чье имя начинается с «В».

Лукашенко уже публично отклонил давление России как «шантаж», и беларуский диссидент сообщила мне, что независимые экономисты считают — Беларусь может выдержать это, даже если Россия использует свои газопроводы в качестве средства давления. Но она также согласилась, что нельзя исключать будущее российско-беларуское государство: Лукашенко оставался у власти все эти десятилетия, потому что хорошо понимает, откуда дует ветер. Если Россия сделает ему предложение, от которого он не сможет отказаться, он не будет сопротивляться.

Я не могу утверждать, что американцы или европейцы делают больше, чем в 2001-м, — или еще только сделают — чтобы в любом случае повлиять на эту сагу. Во всяком случае, Запад имеет меньше влияния в Минске, чем когда-либо, а также меньше интереса. Более того, у нас теперь американский президент, который не только отказался от мечты о Европе, единой и свободной, но и склонен разделять точку зрения России по большинству вопросов. Любопытно, что он начал свой срок пребывания в должности со странного интереса к несуществующим польским вторжениям в Беларусь, и продолжает повторять российскую пропаганду по таким темам, как Черногория и Афганистан.

Но наша апатия имеет цену. Дело не только в том, что беларусы могут оказаться на грани потери независимости; Москва также может оказаться на пороге того, чтобы снова стать полноценной имперской столицей, поглощающей и управляющей множеством стран. Это сформирует представление российской политической элиты о себе, о своих соседях, о своем месте в мире. Путин однажды назвал распад Советского Союза величайшей политической катастрофой 20-го века. Само собой разумеется, что в 21-м веке он попытается воссоздать его снова».