…Это случается регулярно. Каждый раз, когда митрополит Минский и Слуцкий Павел (Пономарев) говорит хоть о чем-нибудь. После этого достаточно просто открыть комментарии под его высказываниями. И можно не спорить – мы сразу же увидим там примерно следующие высказывания (касаются мнения владыки Павла о том, что автокефалия будет смертью для Белорусской Православной Церкви, орфография и стилистика оригинала сохранены):

     «Нажаль царква пераўтварылася ў бізнес і падзел грошаў. Калі краіна незалежная, дык грошы вернікаў павінны заставацца ў краіне, а не пералічвацца другой, не лагічна. А наш метрапаліт кажа брэд, беларуская царква старэйшая за рускую і чаму яна падпараткоўваецца рускай не ясна. Наадварот — будзе новы якасны узровень :-))) калі ужо перажыла царква камуністаў, дык з падзелам нічога не памрэ, а наадварот».

     «Митрополит Павел Беларуси ,родом из Казахстана ,мать Сызрань,отец с Кавказа….???? Филарет как то проникся в сущность Беларуси,многие уважали ,достойный человек ,а это ,типа Бабича.. .,подмять и кровать,сказал ,что русские ,украинцы,беларусы один и тот же народ,засланный ,,казачек,,…»

     «XXI век!!! Какая церковь??? Аферистов — или в зоны, или канавы копать»

     «гэта будзе смерць РПЦ. Бо ў Расеі праваслаўных ужо самль не засталося. не будзе за што Кірылу шыкаваць»…

     И так далее, и так далее… Однотипно, словно писал под кальку один и тот же человек.

     Некоторые действительно думают именно так – один человек. В смысле, бот. Современные технологии вполне позволяют создавать такую «массовость», и тогда тихая работка одного тролля кажется гулом возмущенной толпы. Но в данном случае, думается, речь идет не сколько о ботах, сколько о некоем тренде, существующем в головах современной «просвещенной публики». А именно – резко отрицательном, агрессивном отношении к Церкви. Вплоть до призывов «в зоны или канавы копать».

     Вопрос – откуда взялось такое количество людей, ненавидящих Церковь, в ХХI столетии?.. Ну, понятно, откуда брались агрессивные атеисты, допустим, в 1960-х годах – их готовили и поощряли на государственном уровне, а Церковь тогда считалась диким, варварским пережитком прошлого. Но сейчас-то?.. Вроде тенденция на государственном уровне совершенно иная. И Президент, и иные представители власти неоднократно заявляли об уважительном, почтительном отношении к Церкви как к важнейшему институту, сплачивающему нацию. Священник любой конфессии в Беларуси априори воспринимается большинством людей как высокий моральный авторитет. В чем же дело?.. Попытаемся разобраться.

     Во-первых, в интернет-баталиях вокруг религии и Церкви мы имеем дело отнюдь не с большинством людей. Это – ничтожное меньшинство, но – обладающее доступом к компьютерам, массой свободного времени (пусть эти люди даже и работают в поте лица, но время писать развернутые «телеги» у них есть) и весьма активное. А поскольку любой говорливый человек создает впечатление, что его на самом деле гораздо больше, чем в реальности, возникает пугающая картина «массовости» подобного мнения.

     Далее. Давно замечено, что воцерковленные, т.е. действительно вовлеченные в жизнь Церкви люди баталий вокруг веры предпочитают не вести – им это просто не нужно. Как правило, кричат громче всех те, кто к действительным проблемам Церкви не имеет вовсе никакого отношения либо (в 99 случаях из 100) смешивает в одну кучу Церковь и политику. Это как раз тренд 2018 года, порожденный украинской ситуацией.

     Кроме того. На восприятие людьми Церкви, как правило, сильнейшим образом влияет эпоха. Вспоминается 1991 год и лекция в институте, на которой одна моя одногруппница во время зашедшего на коллоквиуме спора заявила, что Бога нет. Как же над ней смеялись!.. Над девушкой хохотали абсолютно все – и парни, и девчата, хохотали от души: еще бы, сморозить такую глупость!.. Единственная в группе атеистка сидела красная как рак. Конечно же, такая реакция была следствием тренда эпохи – в начале 1990-х «верить» было модно и круто. Но потом тренды поменялись – и «все» резко увидели сытого священника, рассекающего в дорогом черном джипе. Именно этот образ стал причиной массового разочарования в Церкви очередного поколения интеллектуальной молодежи. То, что абсолютное большинство реальных батюшек не имеет к нему ни малейшего отношения, эта самая молодежь увидеть не захотела: так ей было удобнее.

     В итоге мы получили примерно такую же ситуацию, которая царила в России накануне 1917 года: массовая «равнодушная религиозность» основной части населения и стойкая антирелигиозность интеллектуалов. Дали им свободу – и эти интеллектуалы бодро побежали громить храмы, в лучшем случае – создавать обновленчество. Потребовалась большая кровь и гигантские перемены, чтобы к 1970-м все стало ровно наоборот: огромная атеистическая страна и в ней — активно ищущая Бога интеллигенция. Стены у тогдашних хипстеров были завешаны иконами, самым модным местом был монастырь (помните, в «Иронии судьбы» героине даже предлагают встречать там Новый год?..), Священное Писание покупали из-под полы за десятки рублей — и были счастливы. Но прошло время, «все стало можно», на дворе 2019-й, оглянемся по сторонам. Обилие новеньких храмов, которые, увы, полупустуют. Стандартные жалобы священников: люди приходят на Рождество и Пасху, а так – хорошо, если старушки. А хороший тон для интеллектуалов – точно тот же, что и в 1916-м: ругать продажных попов, сросшихся с антинародной властью!.. О современном человеке точно спел когда-то Макаревич: мне никто не указ, да и сам я себе не указ. Какие-то заповеди, смирение, осознание того, что все зависит от Господа?.. Да не смешите. Недаром самое популярное слово эпохи – «бесит». Т.е. корежит от вселившихся бесов…

     Именно такие люди и задают сегодня тон эпохи. Именно их комменты мы и читаем в соцсеточках. Именно они и призывают отправлять «аферистов» в зоны, при этом сами будучи, безусловно, за демократию и разнообразие мнений.

     Правда, в Беларуси это приобретает еще один тревожный оттенок. Как-то не слышно в этих самых комментах особенной критики в адрес католицизма. Все нападки – исключительно на Белорусскую Православную Церковь и лично на владыку Павла. Вся «вина» которого заключается в том, что он твердо ведет свой «корабль» по абсолютно правильному и единственно возможному пути. На языке радикалов, что начала ХХ века, что нашего – является махровым реакционером и церковным мракобесом.

     И здесь не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы разглядеть политическую подоплеку тех ведер гадостей, которые льются на БПЦ днем и ночью. Все белорусские «автокефалисты» на самом деле плевать хотели и на Церковь, и на все ее Таинства. Интересует их единственный разрез – чтобы эта Церковь была независимой от Москвы, службы велись на белорусском, а в проповедях попы не поминали Патриарха Кирилла. Т.е. чтобы вместо Церкви в Беларуси было послушное, управляемое националистическое министерство по делам религии, которое штамповало бы те проповеди, которые прикажут. Вот такую «Церковь» они примут на ура. Образец такой конторы еще в 1930-х годах создал политический деятель из просвещенной Европы. Звали его Адольф Гитлер.

     Впрочем, достойный последователь у него нашелся и в наши дни. И живет прямо по соседству. А белорусское «прогрессивное общество» каждый его шаг встречает дикими воплями восторга.

Игорь Орлович