В результате Великой Войны, более известной нам под названием «Первой Мировой», последовавших за ней февральских и октябрьских переворотов 1917 г. и Гражданской войны, русский народ понес многомиллионные жертвы, утратил собственную государственность и погрузился в пучину духовной дезориентации, в каковой пребывает и по сей день. История России, как и христианской цивилизации в целом, прошла тогда через невиданный излом, значение которого до сих пор не вполне осознано нами, потомками выживших в этом огне. И как всякие события значительного масштаба, а в особенности, события катастрофические, русские революции и Гражданская война стали поводом для ярких проявлений деятельности человеческого духа, как самых отвратительных, так и самых святых и светлых. Бок о бок с омерзительными преступлениями соседствовали высочайшие примеры твердой веры в Бога, растворенной самоотверженной, по Заповеди Христовой, любовью к ближнему.

Подавляющее большинство этих добрых и злых примеров канули в прошлое, но сведения о некоторых судьбах, Промыслом ли Божьим, усилиями ли историков, всё же дошли до нас. К их числу относится биография выдающегося русского военачальника Анатолия Николаевича Пепеляева (1891-1938).

В православной традиции человеческая жизнь по праву сравнивается с морской бушующей стихией. Охватим беглым взором волны «житейского моря» А.Н.Пепеляева. Рождение в семье генерал-лейтенанта царской армии, детство в Томске с пятью братьями и двумя сестрами. Окончание Омского кадетского корпуса и Павловского военного училища в Санкт-Петербурге. Бои в Польше на Мазовецких болотах, многочисленные боевые награды, успешная военная карьера. И вслед за этим — февральская смута, октябрьский переворот и, после позора Брестского мира, прочь от разложившихся частей — отъезд в родной Томск, где и началась его Белая борьба.

И снова подъем — вооруженное восстание против большевиков, возглавленное подполковником Пепеляевым, далее — победоносное продвижение на восток по Транссибу, взятие Красноярска, Иркутска, Читы. Переброска на запад Сибири и производство в генерал-майоры в 27 лет. Взятие оставленной большевиками Перми, где Пепеляев отпустил по домам 20 тысяч красноармейцев и стяжал среди своих солдат славу «Сибирского Суворова». Всеобщее наступление войск Колчака весной 1919 г, приближение Северной группы Сибирской армии к Вятке, когда Пепеляев продвигался вперед в одиночку, пока остальные белые группировки терпели неудачу, но в итоге и он соскользнул с «гребня волны».

Великий Сибирский Ледяной поход, сдача белыми одного рубежа за другим, оборона и падение Тобольска, брошенный Омск, от которого белые откатывались все дальше на восток, и только армия Пепелеява удерживала район Томска, пока не была выбита красными. Бегство по Транссибу, метание в горячке тифозного бреда в санитарном вагоне, разлука с семьей. Из Верхнеудинска в Сретенск во главе созданного им из остатков 1-й армии Сибирского партизанского отряда. Нежелание, находясь под началом атамана Семенова, сотрудничать с японцами и выезд с семьей за пределы России, в Харбин.

Бедная трудовая жизнь. Артели плотников, извозчиков и грузчиков, в которые генерал набирал своих вчерашних соратников, русских офицеров и солдат, спасая тех от падения в нищету. Рождение младшего сына, скромный семейный уют, рыбалка на берегу Сунгари. Но исподволь уже поднималась следующая волна. Вместе со своим другом генералом Вишневским Пепеляев создал «Воинский союз», наладил контакты с эсером Куликовским и принял судьбоносное решение идти в Якутию на помощь повстанцам против большевиков.

Потрясающая история «Сверхледяного похода» Сибирской Добровольческой Дружины известна. Напомним лишь, что это было последнее крупное выступление организованных вооруженных белых сил в Гражданской войне. Бойцы Дружины вели свою борьбу в якутских снегах уже в тот период, когда правительство Приамурского Земского края, возглавляемое генералом Дитерихсом, прекратило свое существование и последний остаток Русской государственности — Белое Приморье — окрасился в красный цвет. К моменту создания Советского Союза 31 декабря 1922 г, небольшой район, в который входили Аян, Охотск и Нелькан, подконтрольные Пепеляеву, оставался единственной территорией России, которую удерживали белые.

Фото: Командный состав частей Белой армии с представителями иностранных войск.

В строках небольшой по объему статьи невозможно пересказать «внешнее» в биографии А.Н.Пепеляева, даже если упоминать лишь о самых значительных событиях. Однако сделать попытку постижения глубинных мотивов жизни нашего героя сделать все же необходимо. Наиболее правдивое представление о человеке можно составить не из воспоминаний современников, которые всегда грешат субъективностью, а из свидетельства человека о себе самом. Благодарение Богу, что у нас есть такое свидетельство — выдержки из дневника А.Н.Пепеляева, который он вел в Якутском крае. Дневник был изъят у него при аресте, вместе с письмами, адресованными супруге Нине Ивановне, оставшейся в Харбине с сыновьями — Всеволодом, которому шел десятый год, и годовалым Лавриком. И дневник, и письма не предназначались для посторонних глаз. Но письма так и не дошли по назначению, их вместе с дневником генерала-христианина сначала листали равнодушные следователи ОГПУ/НКВД, затем они долгие десятилетия хранились в архивах. Сегодня, благодаря увлеченным исследователям русской истории, выдержки из этого документа можем прочесть и мы.

27 ноября 1922 г: «Молюсь Богу, говорю: Господи научи меня помнить благо народное, укажи путь доброго служения родине. Укажи мне правду, дай сил твердо идти по пути добра и счастья народного». «…Чего я хочу, чего ищу? Для себя, видит Бог, ничего не ищу я, ни славы, ни богатства мне не нужно. По совести скажу, я презираю, я это… не военный человек, в душе, хотя всю жизнь, с женой, с детьми — хозяйство небольшое в деревне, работа. Как хочется этого счастья, к нему я стремился всю жизнь. Мои политические убеждения не знаю. Я не партийный. Даже не знаю, правый или левый. Я хочу добра и счастья народу, хочу, чтобы русский народ был добрый, мирный, но сильный и могучий народ.

Я верю в Бога. Верю в призванье России. Верю в святыни русские, в святых и угодников. Мне нравится величие русских царей и мощь России. Я ненавижу рутину, бюрократизм, крепостничество, помещиков и людей, примазавшихся к революции, либералов. Ненавижу штабы, генштабы, ревкомы и проч. Не люблю веселье, легкомысленность, соединение служения делу с угодничеством лицам и с личными стремлениями. Не люблю буржуев вообще. Какого политустройства хочу? Не знаю. Все равно пусть будет монархия, но без помещиков, рутины примазавшихся выскочек и с народом. Республика мне нравится, но не выношу господство буржуазии. Меня гнетет неправда, ложь, неравенство. Хочется встать на защиту слабых, угнетенных. Противна месть, жестокость. Хочется принести прощение обид, мир, богатство. Господи, научи меня делать побольше добра, страшно мучаюсь и за семью до слез. В особенности ночью… Гнетет меня неизвестность, прав ли я, что оставил семью… Господи прости меня. Успокой. Тебе, Господи всемогущий и милостивый вручаю семью мою. Ты знаешь мои мечты, желанья. Сохрани семью мою, не допусти до плохого. Пошли нам навстречу радостную, счастье».

30 ноября 1922 г. : «Господи, не допусти меня до отчаяния. Дай исцеление души моей».

1 декабря 1922 г.: «Как-то лучше на душе сегодня — легче немного. Мысли начинают приходить в порядок. Что значит вера. Господи, какая это милость и утешение людям. Я верю в промысел Божий. По Его божественному промыслу необходимо и мне испить эту чашу страданий душевных. Много, много сомнений вызвало настоящее наше положение. Предстоящий суровый поход, плохая одежда, безумно плохое питание, немногочисленность отряда. Я сам иногда впадал в уныние. Видимо, воля Бога, что так он сделал, что мы пошли, пусть будет Его воля над нами. И легче станет, нет уныния, бодрость.

Второе. Семья. Нестерпимо мучаюсь, вот именно сжигают мрачные мысли сердце мое. И без Бога, без веры это ужасно, а когда помолишься, так легче станет. Так хочется простить забыть. Да и все кроме чистой любви кажется такой милостью. Господи, Господи будь милостив к нам грешным, не оставляй нас, Иисусе Христе, Ты Сын Бога живого, верю Тебе, хочу еще больше верить, помоги, помоги мне. Ты творил чудеса, воскрешая мертвых».

12 декабря 1922 г.: «Утрачен идеал, чистота жизни, правда, свято хранимая. Вчера было особенно сильное желание прямо покончить с собой. Так ясно представлял чувствовал даже приход к иной жизни. Но это великий грех перед Богом. А я верю. Кто знает, может быть — нужно жить. А родина, а семья любимая. Да будет, Господи, воля Твоя. Помоги, Боже».

14 декабря 1922 г.: «В частых раздумьях о целях борьбы, вот, мне кажется я пришел к выводу за что борюсь я: 1. Интернационализму нужно противопоставить Родину, чувство патриотизма, но без шовинизма. 2. Безбожию — горячую веру в Бога и Его Промысел и 3. партийной власти коммунистов — власть всего народа — Учредительное собрание. Земский собор. — Воскреснет старое, русское… «

28 декабря 1922 г.: «Владивосток пал. В Приморье хозяйничают красные. Реквизируют ценности церквей, собирают продналоги. Теперь одни мы остались, затерявшись в бесконечных пространствах Якутской тайги. Одни, совсем одни. Живу лишь горячей верой, что Господь послал нас сюда. Эта горячая вера спасет от отчаяния и она только дает силы. Что будет? Кругом энергия, борьба с суровой природой, зимой 40 — без крыши, без дома, люди идут за мили, сотни верст. И добры, решительны. Все местные люди действительно удивлены. Мы ничего подобного не видели. Это не в силах человеческих перенести — иной раз не ели по 8 дней, варили кожу с собственной обуви. Может, Ты, Боже, Спаситель наш, дашь нам сил. Ты, Господи, помоги, спаси Россию, народ русский, веру. Боже, я Твой раб. Тебе верю — прости, помоги, Ты — жизнь моя».

31 декабря 1922 г.: «Страсти все, мечты, желанья отошли куда-то далеко, далеко. Однако стало понятно, я должен умереть рано или поздно, все равно все неизбежно. Мне вдруг так как-то жалко всех стало и Нину, и детей своих. Так захотелось простить всех — а чувства, которыми живет человек так показались жалкими, любовь сея непостоянством, эгоизм, слава, почести, гордость, богатство, власти даже покой — как все это ничтожно. И вдруг забрезжил свет духовный. Лишь ты, Господи — источник истинной жизни. Понемногу понятно становится мне: Господи, да будет воля твоя. Молюсь, молюсь — мне ничего не надо в жизни. Молюсь за семью. О их счастьи, лучшем какое только возможно на земле. Тебе, Боже всесильный, всеблагий. Тебе, Матерь Божия, вручаю семью свою. Молю о счастьи ее если можно мирную жизнь правдивую, полную искренности, любви пошли. Еще это в жизни осталось для меня и молю — прости и помоги по благости моей. Ну, а если — меня. Да будет воля твоя, Господи».

6 января 1923 г.: «Слава в вышних Богу и на земле мир, в человеках благоволение» — этими словами и звуками полна душа — полна какой-то непонятной неизъяснимой грусти. Только что пришел из нашей церкви (Нелькан), тускло, хотя и по праздничному освещен храм. Кругом беднота, а сколько во всем чувства — как молятся…

Рисунок генерала Анатолия Николаевича Пепеляева (1891-1938). Сделан для сына Всеволода (домашнее имя Вова) в 1921 г,, в Харбине.

Часто наступает чувство желания пострадать. За что? За все. А все-таки каждый день молюсь. Что-то впереди? Страшно смотреть — полная неопределенность, уверенности нет. Какая-то сила заставляет идти вперед на новые страдания и лишения.

Одно сильно во мне — это чувство веры, вот действительно, помощь и надежда. Не оставь, Господи, меня томящегося в скорбях, сомневающегося, слабого, малодушного, если Ты послал меня сюда на это служение, дай сил, Боже, помоги, дай возможность с меньшей кровью довершить дело — семью сохрани — более для меня ничего не нужно. Родину спаси, дай ей мир, прекрати эту войну, восстанови братство православной веры, сделай так, Господи, чтобы на будущий год все сердца умиренные с благоволением славили день Рождества Твоего в храмах России «Слава в вышних Богу и на земле мир, в человеках благоволение».

11-22 января 1923г.: «Еду на устье Мили, от Нелькана 450 верст. Еду на оленях, а иногда на страшно замотанных лошадях — тогда вернее иду пешком. Сильный мороз 35-40 гр. Очень холодно, надолго останавливаться нельзя. Часто бежим, чтобы согреться одну-две версты. Дружина небольшими колоннами (100- 150) человек двигается пешим порядком. Страшно боялся за этот переход, иногда с ужасом думал, что мы все замерзнем. Ведь идти 25 дней, по дороге ни одного селения.

Четыре причины заставили меня продолжать борьбу и идти почти на верную гибель. 1. Веру коммунисты не переносят православную, так постоим до конца за нее поруганную. 2. Народ простой против их, ждет нас, надеется, а я верю только в простой народ (крестьянство). Если и восстановится Россия, то только его простым, но упрямым умом и мозолистыми руками. 3. Наглый, вызывающий тон коммунистов, письма, полные насмешки, презрения и полной самоуверенности в своей правоте, их хитрость и цинизм. 4. Душевные настроения, хочется чашу страданий испить до дна, так тяжело на душе кругом враги, холуи, громадные пространства.

Нина Ивановна Пепеляева-Гавронская, жена генерала. Сыновья: старший Всеволод и младший Лавр. г. Харбин 1923 г.

А все-таки светлый луч веры и надежды живет в душе вера в чудо, вера в то, что сам Господь послал нас на это страдание и отказаться от них мы не можем. А сколько дум о семье отрадных, смутных, иногда счастливых, а больше мучительно тоскливых. Сердце щемит и сжимается больно… Что-то будет? И стремимся ли мы и как надо, с каким чувством? Боже, Боже, тебе вручаю семью и себя. Ты знаешь мысли, желания, мольбу мою, ты все можешь сделать для меня, радостную встречу, прощанье, прекрати междоусобие, мир пошли измученному русскому народу надолго. Но я слуга и раб твой и говорю — да будет воля твоя, Господи».

26 января 1923 г.: «Да будет воля твоя Господи. Господи Боже великий и всемогущий, справедливый и многомилостивый, спаси родину, народ русский православный, прекрати братоубийственное кровопролитие, очисти землю русскую, дай мир, отдых земле и людям твоим. Боже, услыши меня грешного, дай силу, волю железную разума, творить Твою волю научи меня, Боже мой, просвети чистым древом Креста Твоего, Боже, услыши меня, очисти от скверны, дай мир душам, спаси Россию — яви всему миру в величии и благе Твоем».

3 февраля 1923 г.: «Боже, Господи спаси и сохрани. Родину мою — Сибирь и Россию, скорей, скорей, скорей прекрати, смуту, междоусобие, помири всех. Вложи в души русских людей любовь и прощение, очисти землю нашу от зла. Дай мир и власть от Господа. Всех, всех убитых, погибших в дни смуты, прости, упокой, в вечном царстве Твоем, ибо — не ведали, что творили мы, люди Твои».

6 февраля 1923 г.: «…в 5 часов утра штыковой атакой авангарда и партизан взята слобода Амга. Это стратегический ключ к Якутску. Жители в восторге от добровольцев….

Знамя Сибирской добровольческой дружины генерала А.Н. Пепеляева.

Значок Сибирской нац. нар. армии… На знамени этом изображен крест он будет напоминать нам наш крестный путь, что мы не откажемся нести крест страданий во благо народное. На знамени этом изображен нерукотворимый Лик Спасителя нашего. В трудные минуты будем молиться на него, Он благословит и укрепит нас. Братья добровольцы, вы спасли это знамя Вашей кровью, кровью павших братьев, которые незримо присутствуют здесь. Так пусть же осветит его и святая вода Божья, пусть он сделает из этого стяга святыню за которую если будет нужно, и жизнь свою отдадим мы. Брат доброволец, Березкин, вручаю тебе знамя Сибирской добровольческой дружины, нашу святыню. Храни его и никогда не отдавай врагу».

25 апреля 1923 г.: «Гложет тоска, доводит до апатии, до безвыходности…. Только долг — как он силен во мне! Его я исполню во всяком случае. Хочется семью, детей увидеть, что-то впереди ждет меня. Да и вырвемся ли мы отсюда? Ведь в сущности мы окружены врагами и с моря и с суши. На маленьком клочке земли ничтожная горсточка непокорных людей среди бушующего океана народных страданий не опустило своего знамени. Оно освящено Богом и кровью братьев наших гордо и свободно развивается над нами и сам Христос благословляет с него нас измученных, но сильных сознанием своей правоты».

27 мая 1923 г.: «Вчера был у всенощной на празднике Троицы в Аянской церкви. Церковь маленькая, но внутри просторная с хорами, хотя очень старая (около 170 лет) и бедно убранная. Священник служит очень хорошо, имеет хороший легкий голос и с чувством говорит. Хор наш дружинный, хотя и потерявший в боях около 10 человек (теперь всего 8) поет отлично. Прекрасно спетый, поет большим умением, отменное исполнение. Вряд ли здесь пел когда-нибудь такой хор. Есть очень хорошие голоса, но из всех выделяется наш первый тенор корнет Седов — это чудный, высокий, чистый такой свежий голос — украшение хора. Вчера вечером была панихида по убитым добровольцам. Прошла хорошо с большим настроением. Горячо молились добровольцы, все придавало грустный, мрачный, но в то же время какой-то торжественный вид. Лица худые, изнуренные, бледные со строгими блестящими глазами, с оборванной одеждой и. испорченной обувью. Стоят смирно, не шевелятся, только иногда медленно крестятся. Грустно, грустно и в то же время чувство какого-то восторга, отрешения от всего мелкого охватывает душу, кругом видишь людей, отдавших все для других людей, оставивших семьи, кинувшихся навстречу жизни, полной лишений, перенесших безропотно холод, голод, суровые дни жестоких боев, теперь одиноких брошенных на малый клочок земли, в какой-то Аян, окруженный все сжимающимся кольцом злобных врагов. Эти люди достойны восхищения. Это поистине герои, которыми движется жизнь, которыми созидается родина и которые кровью спишут историю».

18 июня 1923 г.: «В ночь на 18 июня был неожиданно атакован красным отрядом силою 500- 550 штыков. Атака отряда вышла впустую, взяли в плен часть 3 роты и группа красных подбежала к моему дому. Я со штабными успел одеться, взять и зарядить оружие и хотел пробиваться к комендантской команде (28 человек) которая рассыпалась уже на горке, готовясь выручить меня. Я услышал голоса полковника Варгасова и нач. отряда и как-то сразу решил не сопротивляться. Борьба уже закончена еще в Петропавловском районе. В Аян шел исключительно. чтобы вывести дружину в полосу отчуждения, цель — сохранить жизни остатков борцов за свободу. Только из-за этой цели не стоило давать бой он был бы жесток и не достиг бы ничего. Будь что будет, приказал сложить оружие».

Группа пепеляевских офицеров сразу после пленения в Аяне (июнь 1923 г.).

19-20 июня 1923 г.: «Обращение хорошее. Оскорблений нет, люди порядочные, я рад, что не пролилось крови. О себе не боюсь, на все воля Бога».

Военачальник, радующийся о непролитии крови. Белый генерал, среди всеобщего озверения Гражданской войны не учинивший ни одного расстрела, не проведший ни одной насильной реквизиции имущества. Выдающийся полководец, смиренно доверяющий личному дневнику мысль о том, что он «в душе человек невоенный».

Современники упрекали Пепелеяева в зыбкости политических убеждений, считали его неспособным безраздельно примкнуть к какой бы то ни было партии. Но на деле любящий Христа генерал проявил способность не примкнуть к злобной суете политической конкуренции, ему был дан свыше светлый талант оставаться «не от мира сего» правдоискателем среди многих тысяч сортов разнообразной лжи. Перед нами не зыбкость политических убеждений, а твердость в вере в Спасителя, которая не может быть адекватно отражена ни в одной партийной (т.е. буквально «частичной») программе.

Чита. Январь 1924 года. Подсудимые в зале суда. Третий слева – генерал-лейтенант А. Пепеляев.

В показаниях, которые Пепеляев давал советским следователям, есть такие записи о последних часах существования СДД: «Как-то сразу мелькнула мысль, что преступно вести бой бесцельно, лишь для сохранения собственной жизни». Эти слова нужно высечь в граните. Выдающийся воин в одной строчке дает глубокое обоснование смысла войны, воинского долга, вообще существования вооруженных сил — в совершенно Евангельском духе. Ради шкурных интересов воевать не только бессмысленно, но и преступно. Война имеет оправдание лишь в целях, уходящих в Вечность, и никак иначе.

Неукротимая волна Промысла вытащила генерала Пепеляева из тихого Харбина, повлекла его и его бойцов в морозы и снега, но у самых ворот Якутска остановила братьев-дружинников и отбросила их обратно к неприветливому Охотскому морю. Далее, на протяжении полутора десятков лет уделом А.Н.Пепеляева стали переживание своего падения, военной и идеологической катастрофы, крушения надежд, растерянность, боль и тревога об оставленных родных, непонимание, а то и презрение белой эмиграции. И к концу земного пути — смутные огоньки надежды на встречу с семьей, краткий период иллюзорной полусвободы под неусыпным надзором НКВД, трогательно-наивные попытки скопить денег для обеспечения переезда супруги и сыновей.

Водоворот житейского моря занес Анатолия Николаевича на самое дно отчаяния и безнадежности. Он не писал дневников в последние годы и дни своей земной жизни. Остались протоколы допросов, в ходе которых домыслы чекистов переплетались с реальной канвой жизни русского героя. Жизни, закончившейся приговором «тройки», расстрелом и погребением во дворе Новосибирской пересыльной тюрьмы, которая в пору своего «расцвета» пропустила через себя десятки тысяч жертв. Количество расстрелов доходило до 73-х в сутки.

Снос здания бывшей пересыльной тюрьмы. Новосибирск, угол ул.Нарымской и ул.1905 года.

Земное поругание стало уделом алчущего и жаждущего правды воина и после смерти. В 2012 году потомки сибиряков, в борьбе за лучшую долю для которых Пепеляев не жалел живота своего, снесли здание бывшей тюрьмы, так удачно расположившееся в центре мегаполиса, и приступили к строительству очередного выгодного объекта недвижимости. Со стройплощадки элитной многоэтажки вывезли 10 мешков с костями и дырявыми черепами расстрелянных. Небольшая доля от останков убитых в этом тюремном дворе многих тысяч «врагов народа», одним из которых стал генерал Пепеляев.

Останки убитых заключенных, найденные в ходе строительства на месте бывшей Новосибирской пересыльной тюрьмы.

Но мы знаем, что это не конец, и что земное бесславие часто возводит к небесной славе. Верим, что Тот, Кто «лета измеряет живым и времена уставляет мертвым», «низводит во ад и паки возводит», «связывает в немощи и отпускает в силе» — конечно же, способен поднять праведника на такие светлые вершины, где уже не страшно никакое волнение.

Анатолий Николаевич Пепеляев

Список использованной литературы:

1. Генерал Е.К.Вишневский «Аргонавты Белой мечты», г. Харбин, 1933 г. (оцифровка С.Ю.Василенко)

2. Юзефович Л.А. «Зимняя дорога. Генерал А.Н.Пепеляев и анархист И.Я.Строд в Якутии 1922-1923», М., 2015.

3. Шамбаров В.Е. «Белогвардейщина», М.: Эксмо-Пресс, 2002.

4. Кручинин А.С. «Теперь же оставить Петропавловск…»: к истории эвакуации русских войск с Дальнего Востока в октябре – ноябре 1922 г», Ежегодник Дома Русского Зарубежья, 2012 г.

Белое Приморье