Официальное празднование 74-ой годовщины освобождения концлагеря Аушвиц (Освенцим)-Биркенау Красной армией было ознаменовано позорными событиями. Приверженцам крайне правых взглядов и открытым антисемитам было разрешено провести митинг и выкрикивать слоганы вроде «Пришло время восстать против еврейства и освободить Польшу», а премьер-министр страны Матеуш Моравецкий намекнул на то, что Холокост был не столько результатом осуществления нацистской идеологии, сколько следствием некоего врожденного свойства немецкой нации.

Сотни журналистов, людей, переживших Холокост и членов их семей со всего мира, которые собрались, чтобы отметить скорбную годовщину уничтожения одного из самых важных для истории Холокоста мест, стали свидетелями странного и отвратительного спектакля в двух действиях.

Центральным персонажем первого акта был Петр Рыбак. Известный польский националист и антисемит, осужденный за сожжение чучела еврея во время митинга правого толка на одной из центральных площадей во Вроцлаве — крупном городе, расположенном на юго-западе Польши. На этот раз он провел демонстрацию в городе Освенцим, где во времена Второй мировой войны находился печально известный концентрационный лагерь. Смысл послания Рыбака и его сторонников заключался в том, что Польшей управляют евреи, а значит, она не является независимым государством.

«Настало время освободить Польшу от еврейства! Где правители нашей страны? Где они? У корыта! И это должно измениться! Боже, благослови Польшу!», — кричал Рыбак у ворот лагеря смерти, где во время Второй мировой войны около 1 миллиона евреев были подвергнуты пыткам и казнены.

Свою речь на митинге Рыбак начал с объяснения того, что «евреи не будут учить поляков, как мы должны праздновать такие юбилеи» и что «мир любит вспоминать о жертвах среди евреев, но игнорирует тот факт, что пять миллионов поляков погибли во время Второй мировой войны». Он также заявил, что «еврейская нация и государство Израиль делают все возможное, чтобы переписать нашу историю, историю польской нации. Польские патриоты не должны этого допустить!».

Многие участники официального празднования были возмущены происходящим. Они обратились к полиции с просьбой вмешаться и прекратить оскорбительный митинг, чьи участники нарушали закон о разжигании межнациональной ненависти. Полиция, однако, бездействовала. Шоу длилось более часа и включало в себя различные откровенно антисемитские и националистические песнопения с религиозными мотивами; неоднократно звучала молитва «Отче наш».

Вдобавок к описанным выше событиям, официальная церемония с участием польского премьер-министра Матеуша Моравецкого также стала постыдным парадом неверных исторических толкований и манипуляций.

«Этот акт уничтожения был совершен и увековечен руководимым Гитлером немецким государством, а не отдельными нацистами. В основании немецкой нации лежала фашистская идеология, которую историки, тем не мене, продолжают определять таким расплывчатым образом. Однако разрушительная сила пришла из конкретной страны, о чем нельзя забывать. В противном случае это было бы поиском оправданий для абсолютного зла». Таким образом Моравецкий явно намекал на то, что немцы обладают вечной и внеисторической метафизической склонностью к геноциду, постоянной и независимой от идеологии, культуры и политики.

Очевидно, что речь польского премьер-министра была направлена на усиление второго по важности (после русофобии) рычага влияния националистов — антинемецких настроений. Моравецкий пытался критиковать нацистов, одновременно перенаправляя вину с идеологической платформы политической машины Третьего рейха на немецкий национальный характер.

Можно только восхититься последовательностью Моравецкого: в феврале прошлого года он выступил еще менее критично по отношению к гитлеровскому режиму нацистской Германии, приняв участие в официальной мемориальной церемонии, посвященной так называемой «Бригаде Святого Креста» — печально известному польскому партизанскому анти-коммунистическому формированию, в открытую сотрудничавшему с нацистами. К концу войны многие солдаты СС были включены в ряды бригады, и ополченцы фактически подчинялись гестапо — тайной полиции Гитлера. Один из командиров этого формирования, Губерт Юра печально известен тем, что преследовал и убивал евреев, бежавших из гетто и концентрационных лагерей. Отметим еще один небезынтересный факт: мемориальная церемония прошла в Германии, а именно — на крупном геополитическом саммите в Мюнхене. Именно в этом городе пронацистские партизаны прятались от приближающейся Красной армии в 1945 году. Моравецкий посетил их могилы и возложил цветы.

Польская полиция заявила в Твиттере, что осуществляет проверку записи митинга, а также что в прокуратуру были переданы возможные доказательства нарушения закона демонстрантами.