Похоже, хороший парень Николас Мадуро, – а он явно на стороне добра,  — ко всем своим ошибкам добавил еще одну – последнюю! Ее можно назвать «ошибкой Януковича»это когда законный президент вдруг соглашается вступить в переговоры по поводу своей…законности! Ясно, что такие переговоры – это всегда начало конца, если уж сам лидер вдруг согласен усомниться в себе.

А между тем, он – гарант законности и не должен колебаться!

Совершенно ясно, что Чавес не допустил бы такой ошибки. Будь жив бывший десантник, я бы не дал за жизнь молодого Гуайдо, неожиданно возглавившего оппозицию, и пинты тяжелой венесуэльской нефти, которая там не стоит ничего! Но это вовсе не значит, что Чавес ни при чем и совершенно не имеет отношения к происходящему ныне хаосу. Имеет, и еще какое! Он допустил стратегическую ошибку. Зная, что Венесуэла – нефтяная бочка Южной Америки, он решил построить социализм… за доллары.

Эту же ошибку совершали люди и посерьезнее Чавеса, например, Брежнев. В 1978 году было заключено, как тогда говорили, «историческое соглашение» на поставку по трубам углеводородов из СССР в Западную Европу. Будь Леонид Ильич в здравом уме, — а с 1976 он был уже крайне не здоров и апатичен, — одним словом, будь он прежним боевитым и веселым Брежневым, он, конечно, не позволил бы втянуть свою страну в столь гибельную авантюру. Потому что у него на глазах имелся пример и Венгрии, и Югославии, и Румынии, и Польши, ставших получать западные деньги и после этого медленно, но верно сползавших к катастрофе… Соглашение, оказалось, действительно историческим – не прошло и десяти лет, как Советский Союз развалился!

Получая доллары от противника, не думайте, что они пойдут вам на пользу.

С Венесуэлой оказалось еще проще. Поставившую на один ресурс страну можно и сбить одним ударом! Тем паче, когда всю свою нефть она продает…Соединенным Штатам.

Так что не удивляйтесь тому, что сейчас происходит в Каракасе – все это можно было предсказать еще 10 лет назад, как минимум. История с национализацией американских компаний всегда заканчивается одним и тем же, хоть в Венесуэле, хоть в Чили, хоть в Панаме, хоть где бы то ни было еще в мире. Хотите получить государственный переворот? Отдайте лакомые куски своей экономики американским компаниям, а когда те разбогатеют, национализируйте их. Нет, национализировать можно и даже нужно, но при этом столь же жизненно необходимо поменять и рынки сбыта для своей продукции. Нельзя ставить прибыль национализированных предприятий в зависимость от США – этим вы лишь разжигаете их злобу и сами даете им в руки оружие против себя.

Мог ли осуществить подобный «разворот рынков» Мадуро? Самостоятельно – нет; при помощи сильных игроков мира – да. Одним словом, его внутренние преобразования в Венесуэле могли осуществиться лишь при сильном внешнем прикрытии. Он, вроде бы, и сделал движения в этом направлении – привлек к своей стране чисто экономический интерес Китая и России, но чисто экономического интереса мало, чтобы сохранить государство.

Мадуро нужно было создавать некий антиамериканский фронт из стран Латинской Америки, чтобы американцы не знали, за что хвататься, и думали только об одном – как сохранить хотя бы остатки своих прежних зон влияния. Наступление – вот лучший вид обороны, и его можно было провести довольно дешево, потому что большинство антиамерикански настроенных стран континента банально бедны. Каждую из них по отдельности Штатам задавить ничего не стоит, все сразу – просто невозможно!

Together we stand! – Вместе мы выстоим! – поет Pink Floyd

Реальный заслон от штатовской агрессии – это стремительное «полевение» Южной Америки. Вы заметили, Трамп перешел в атаку на Венесуэлу, как только в Бразилии к власти пришли правые? Потому что Трамп хочет воспользоваться своим историческим шансом, а вот Мадуро своим не воспользовался…

Теперь ему предстоит исполнить странное венесуэльское танго, и напарник его ни кто иной, как Хуан Гуаидо. Почему танго странное? Потому что это не танец любви, а совсем наоборот – новомодная интерпретация. И потому что это танец до упаду – пока не падет кто-то из партнеров.

У Гуаидо совсем иная проблема. У него как раз есть мощное внешнее прикрытие. Его сразу признал Дональд Трамп, а теперь еще и Евросоюз. Правда не совсем понятно, куда отнести «признание» Европарламента, это ведь не признание правительств и юридически оно ничтожно. Но кого в этой ситуации интересует международное право? Зато у Гуаидо сложности в другом — ему нужно как-то взять под контроль внутренне положение в Венесуэле, а ресурса для этого нет.

Весь его ресурс — это Вашингтон. И поэтому ключевой сейчас вопрос: на что готов пойти Вашингтон? И чтобы на него ответить хотя бы самому себе, Вашингтон должен ясно представлять, каковы будут для него издержки? Будет ли их размер приемлемым или неприемлемым?

Вот в этой неустойчивой плоскости и решается сейчас судьба венесуэльского народа.

 

Вадим Елфимов