Шаповал – о Криушенко, легионерах «Гомеля» и уровне нашего чемпионата. 

Сергей Шаповал отыграл в Беларуси три сезона. За это время опорный полузащитник выиграл с «Торпедо-БелАЗ» Кубок Беларуси, прошел «Дебрецен» в Лиге Европы, и дважды финишировал пятым в чемпионате. А вот старт сезона 2018 для украинца не задался. Сергей потерял место в стартовом составе «автозаводцев» и летом решил подыскать себе новый клуб, где мог бы регулярно получать игровую практику. Им оказался «Гомель». Правда, полузащитник ненадолго задержался в команде Меркулова, проведя лишь 12 матчей. В первых числах января он переехал в Азию – в гонгконгский клуб «Ли Ман».

Влад Воронин пообщался с украинцем и выяснил, как ему живется в этой стране, какие плюсы и минусы нашего чемпионата и в чем сила Криушенко.

– Сергей, как вообще человека из постсоветского пространства может занести в такую далекую страну как Гонконг?

– Так получилось. Даже не знаю, как вам рассказать. Позвонил хороший знакомый, с которым раньше играл, и предложил такой вариант. Конечно, некоторое время взвешивал все «за» и «против». Но в итоге рванул.

– Долго решались?

– Нет, буквально пару дней. Звонил товарищам, которые играли в Азии и спрашивал совета. Все отвечали примерно одинаково: надо пробовать. Попробовал, ни о чем не жалею, а дальше посмотрим. У меня контракт на год, но в конце мая заканчивается чемпионат. Так что как раз в это время буду решать: оставаться здесь или нет.

– Как семья отнеслась к переезду?

–  Все решения, в принципе, за мной. Я уже и так довольно давно играю за рубежом, поэтому все привыкли. Конечно, до этого был поближе, но сейчас такое время. Это же не лошадях скакать: сядут на самолет и прилетят в гости.

– Какие первые впечатления от страны, людей?

– Вообще я уже здесь три недели. Первые впечатления? Довольно развитый город. Удивляюсь, как на таком маленьком пространстве живет столько людей. Настолько все продумано, все удобно. Вот взять для примера тот же Киев. Заедешь в центр города, вроде, людей немного, большая территория, но все стоит. Здесь же места вообще нет, с земли не видно крыш высоток, но все движется, все перемещаются, ничего не стоит на месте. Видно, что городом занимаются и продумывают каждую мелочь.

– Имеете в виду инфраструктуру?

– Да, конечно. За что не возьмись, то все для человека. Пытаются сделать лучше, удобнее и комфортнее.

– Живете на базе клуба или сняли квартиру?

– Нет, как бы лучше объяснить… Я бы назвал это жилым комплексом. В Беларуси такие тоже строят. Получается, закрытый комплекс, состоящий из четырех высоток. Вход только по пропускам. Внутри бассейн и тренажерный зал. Тут живут все ребята с команды, в том числе легионеры. Наверное, клуб арендует квартиры.

– Нашли уже с кем можно общаться в команде?

– Естественно, в основном с легионерами. Включая меня, в команде еще шесть иностранцев: бразилец, испанец, француз, голландец, южнокореец. Сами понимаете, география широка, но английский в помощь. Тренер, местные ребята, в принципе, тоже свободно владеют английским. Гонконг – бывшая колония Англии, поэтому этот язык везде дублируется. Так что никаких проблем в общении не испытываю.

– За последние годы не забыли английский?

– Всегда помогали легионеры. Например, в «Гомеле» с Милованом Капором общались на английском, поэтому язык не пропал.

– Расскажите про свой клуб и чемпионат Гонконга. Оправдались ли ожидания в плане уровня, условий?

–  Какие ожидания в моем возрасте? Все-таки я уже не 20-летний пацан, который только-только пробует себя во взрослом футболе. В принципе, для футбола все необходимое есть. Нет никаких проблем с полями, экипировкой, мячами и спортивным питанием. Что касается уровня чемпионата, то пока нужно время разобраться. Команда идет внизу турнирной таблицы, поэтому понимаю, зачем меня позвали. Руководство хочет исправить турнирное положение и сейчас активно занимается селекцией. Думаю, полную картину по чемпионату сформирую чуть позже.

– Болельщики в Гонконге ходят на футбол?

– В последнем туре, думаю, около четырех тысяч пришло. Стадион небольшой, уютный, мне понравился. Люди есть, поддерживают свою команду, переживают. Нет такого чувства, что футбол здесь никому не нужен. Интерес точно есть.

– А как с выездными матчами?

– Это закрытый чемпионат Гонконга, поэтому все матчи проходят в пределах одного города. Стадионы принадлежат городу, а команды их арендуют для проведения матчей.

– То есть самый дальний выезд занимает примерно полчаса?

– Нет, чуть больше. Примерно час-полтора. Все команды находятся внутри чемпионата. Есть одна китайская [команда], только вот я пока не успел спросить, зачем она заявилась в местный чемпионат. Так что все-таки один дальний выезд будет. Правда, в следующем сезоне. В этом году ребята уже ездили в Китай.

– За эти три недели, проведенных в Гонконге, может, поняли, что чего не хватает? Например, чего-то из еды.

– Нет, всего хватает. Поля, тренажерный зал, экипировка – все есть. Режим везде одинаковый. Готовлю в основном дома, все-таки вкус еды довольно специфический. Да и мне приятнее самому себе что-то приготовить. Как-то тянет к нашей кухне, ничего не могу с собой поделать. Хотя эпизодически питаюсь местными

 У вас был вариант остаться в Беларуси?

– Да, и не только в «Гомеле» – поступило еще несколько предложений, но хотелось сменить обстановку, попробовать что-то необычное. На самом деле из Азии не так просто получить предложение, поэтому решился. Мне кажется, надо пробовать, чтобы в старости ни о чем не жалеть. До лета работаю здесь, а дальше посмотрим. Вариант вернуться домой всегда есть.

– Вы провели два с половиной года в «Торпедо», что довольно много для нашего чемпионата. Да и если посмотреть на вашу карьеру – вы надолго нигде не задерживались. Вас все устраивало в Жодино?

– Пожалуй, не соглашусь с вами. Да, в молодости наездился по Украине, но зато провел три с половиной года в Тирасполе. Затем вернулся в Украину. Правда, ненадолго. У клуба были финансовые проблемы, поэтому мне не хотелось оставаться. Я рад, что выбрал «Торпедо» для продолжения карьеры. Очень люблю этот клуб, людей, которые работали и работают там по сей день. Подобрался очень классный коллектив, и я с теплотой вспоминаю те времена. Нам удалось добиться хорошего результата: выиграли Кубок с Игорем Николаевичем [Криушенко], обыграли «Дебрецен», привезли в Жодино «Рапид». Да и в чемпионате стабильно шли высоко.

– Какое у вас самое приятное воспоминание о «Торпедо»?

– Однозначно, победа в Кубке. В первую очередь для города это было важно и престижно. Все-таки команда не избалована трофеями, а тут такое знаменательное событие.

– Почему в том матче удалось победить БАТЭ?

– Сложно анализировать. Думаю, мы проделали такой путь, что просто не могли проиграть. По делу обыграли минское «Динамо», прошли «Минск», который на тот момент был одним из лидеров чемпионата. Безусловно, «Торпедо» заслужил этот трофей. Наверное, такая судьба. Ведь ничего в этой жизни не бывает просто так.

– В середине жодинской карьеры вы сказали, что останетесь в команде только в том случае, если в команде останется Криушенко. Так хорошо сработались с Игорь Николаевичем?

– Да, мне очень нравилось с ним работать. Я отыграл первый сезон в «Торпедо», зимой стало непонятно, останется Игорь Николаевич у руля команды или уйдет. У нас состоялся разговор, в котором он сообщил, что продолжит работу в клубе. В итоге, я продлил контракт еще на год. Летом все-таки произошла смена тренера, в «Торпедо» пришел Олег Михайлович [Кубарев]. Первые полгода мы отлично поработали, не было никаких проблем. А вот начиная с зимы что-то не пошло, не сложилось. Я такой футболист, который привык играть, не особо люблю сидеть на лавке.

– Поэтому и ушли из команды в середине сезона?

– Да, два года чувствовал, что не последний человек в команде. Затем перестал попадать в основной состав и понял, что нужно что-то менять. Когда не чувствуешь, что нужен команде, зачем мешать остальным?

– Согласен, определенная логика есть. Но давайте вернемся к разговору о Криушенко. Сможете назвать его сильные качества как тренера?

– У Игоря Николаевича интересный тренировочный процесс. Еще могу сказать, что любой футболист ждет теплого отношения к себе, то есть каких-то положительных человеческих качеств у тренера. Вот у Игоря Николаевича с этим нет проблем. Он профессионал высокого уровня, ведь просто так никто не попадает в национальную сборную. Мне было комфортно играть в «Торпедо», и поэтому получалось приносить пользу команде. Я не тот человек, который будет размениваться из-за денег. На тот момент у меня было очень хорошее предложение уехать в другой чемпионат, но я не захотел, потому что в Жодино все устраивало. А все, как ни крути, идет от главного тренера.

– Расстроились, когда Криушенко ушел из «Торпедо»?

– Это же был для него новый вызов. Как из-за этого можно расстраиваться? Новый этап в тренерской карьере. Футбол – это такая штука, где нет ничего вечного. Нужно наслаждаться сегодняшним днем, радоваться тому, что с тобой происходит.

– Может, вспомните какую-нибудь запоминающуюся историю из раздевалки в Жодино?

– Конкретную историю не буду рассказывать, но могу сказать, что в раздевалке всегда была очень классная атмосфера, суперский коллектив. Особенно это касается администрации, массажистов, в общем, всего персонала. Постоянный поток каких-то шуток, юмора, веселья. Может, вы знаете нашего массажиста Федоровича [Сергей Федорович Шматко]? Вот у него всегда куча смешных историй было.

– Он отвечал за юмор в команде?

– Федорович очень смешной человек, но и остальные его поддерживали. Понимаете, когда в коллективе собираются люди примерно схожего склада ума, то достаточно только начать, а дальше все само пойдет. В футболе без юмора никак. Тебе ведь в первую очередь должно быть приятно идти на работу.

– Давайте поговорим про «Гомель». Как оказались в этой команде?

– На самом деле все довольно просто. Подошел к Олегу Михайловичу [Кубареву], обсудил ситуацию, сказал, что хочу играть больше. Он вошел в положение и не стал препятствовать уходу. Мне предложили вариант с «Гомелем», который как раз находится недалеко от родного дома. Я позвонил товарищу и узнал, как там обстоят дела с полями, тренировочным процессом. Полностью доверился его мнению и подписал контракт.

– А что за товарищ?

–  Я про Валеру Каршакевича. Это профессионал с большой буквы, поэтому его мнение меня интересовало. Еще было несколько вариантов за рубежом, но я остался, чтобы добить три полных сезонах в Беларуси. Авось еще вернусь сюда и не буду считаться легионером. Примерно такая была мотивация.

– Многие удивляются появлению некоторых легионеров в «Гомеле». Вам не показалось, что часть футболистов недотягивали до уровня чемпионата Беларуси?

– Мне так не показалось. Возможно, часть ребят еще совсем молоды. Представьте, как для них тяжело дается переезд в Европу. Плюс акклиматизация. Не могу о ком-то сказать плохо. Дао хороший футболист, Конан на тренировках показывал высокий уровень. Еза – я так и не понял, потому что он мало играл. Опять же, это я так вижу ситуацию, у тренера свое мнение, и только ему решать, и комплектовать состав. Но вам лучше спросить у тех, кто так говорит про легионеров, а не у меня.

– Из-за такого количества иностранцев в «Гомеле» не было делений на группировки?

– Нет, точно не было. Конечно, в любой команде есть люди, с которыми ты общаешься больше и с которыми меньше. А вот на группы… Я очень близко подружился с Дао. Сейчас спокойно можем написать друг другу и узнать, как дела.

– К 28 вы успели поиграть в чемпионате Украины, Польши, Молдовы, Беларуси. Сможете сравнить наш чемпионат с остальными?

– Мне понравился ваш чемпионат тем, что все команды примерно равны по силе. Нет явных аутсайдеров, все команды боевые и предугадать результат почти невозможно. Максимум одна команда за сезон, которая явно уступала в классе остальным. Если не ошибаюсь, предыдущие два года, судьба чемпионства решалась в последних турах. То есть БАТЭ, «Шахтер», «Динамо» проходили всю дистанцию чемпионата вместе и это большая редкость для футбола. Тем не менее, любой из лидеров мог оступиться в игре с 13-й или 14-й командой чемпионата. Чаще всего именно это и происходило с «Торпедо». Мы обыгрывали БАТЭ, «Динамо», а потом ехали к аутсайдеру и теряли три очка. Вот своей непредсказуемостью мне и нравился чемпионат Беларуси.

В Молдове, например, пять-шесть хороших команд, а вот приезжаешь к остальным и заранее знаешь, что выиграешь. Так не должно быть, это неправильно. Если смотреть на общий уровень чемпионата, то команды уже давно доказали свою состоятельность. «Торпедо» обыгрывал «Дебрецен», играл вничью с «Рапидом». Можно еще привести множество примеров. Футбол уже давно выровнялся и это иллюзия, что где-то там космос, а у нас … Это, скорее, мнение болельщиков. Будто бы чемпионат твоей страны слабый, а все остальные намного лучше. Конечно, нет смысла сравнивать Беларусь с Англией, но с тем же польским чемпионатом, почему нет? Там [в Польше] другой антураж, болельщики приходят на стадионы, телевидение по-другому освещает футбол, и создает из него продукт. В этом плане, конечно, Беларусь немного позади. Вот если бы в каждом городе ходили на стадион, как в Бресте, тогда бы и футбол по-другому выглядел.

– Как себя чувствовали, когда приходилось играть при 200-300 болельщиках?

– Это огромный минус. Но такая проблема сейчас не только в чемпионате Беларуси. В Украине примерно схожая ситуация. Вроде, остались неплохие арены после Евро-2012, но народ на стадион не затянуть. В Беларуси тоже есть классные стадионы. Например, в Борисове или в Бресте. Да, может, не самые новые, но за счет антуража все проблемы можно компенсировать. Хотя повторюсь: меня все устраивало в Беларуси и тут действительно можно расти, развиваться как футболист.

 Вы сказали про ровность чемпионата, но ведь чемпион уже давно не меняется. Как думаете, это негативно сказывается на нашем футболе?

– А что здесь плохого? Думаю, нельзя говорить: плохо это или хорошо. Если так происходит из года в год – значит БАТЭ заслуживает, значит они лучше на дистанции. Ничего ведь просто так не происходит. Мне кажется, БАТЭ сейчас главный раздражитель для всех команд, так как каждый стремится обыграть чемпиона.

– Возможен такой вариант, что еще вернетесь в Беларусь?

– В жизни может произойти все, что угодно произойти. Поэтому ничего не исключаю. Опять же, о Беларуси только приятные воспоминания, и если так случится, что поступит хорошее предложение, то почему нет? Не загадываю.

 

by.tribuna.com