Первой страной Евросоюза, которая снимет санкции против России, вероятнее всего, станет Италия. Об этом, как сообщает портал «Свободная пресса» со ссылкой на «Известия», рассказал депутат Госдумы РФ Дмитрий Белик. По его мнению, предпосылки к этому демонстрирует открытие второго представительства Донецкой народной республики в Италии.

«Сегодняшний протест по поводу открытия представительства ДНР в Вероне просто померкнет, если будет подписано соглашение между итальянской партией „Лига Севера“ и „Единой Россией“ или о сотрудничестве между Севастополем и Вероной. А ведь именно об этих инициативах мы говорили на встрече с депутатом парламента Италии Вито Коменчини», — рассказал Белик.

Он убежден в том, что, если в итальянской партии «Лига Севера» все депутаты такие, как Коменчини, то Италия непременно снимет антироссийские санкции. Дмитрий Белик также напомнил, что скоро состоятся выборы в Европарламент, после чего, по его мнению, количество политиков, осознающих вред от санкций, значительно возрастет.

9 февраля об открытии представительства ДНР в Вероне заявил президент культурной ассоциации «Венето — Россия» Палмарино Дзоккателли. По его словам, представительство намерено добиться распространения правдивой информации о событиях в Донбассе и привлечь общественное внимание к проблемам региона.

По словам бывшего депутата Верховной Рады Украины и председателя парламента Новороссии Олега Царева, открытие второго представительства республик на территории Италии свидетельствует о потере Европой доверия к Киеву.

Киев на новости с Апеннин отреагировал предсказуемо негативно. Украинские власти направили ноту протеста в МИД Италии, назвав открытие представительства ДНР на территории страны «продвижением и поддержкой террористических группировок».

Ранее премьер-министр Италии Джузеппе Конте подчеркивал, что правительство будет работать над снятием санкций в отношении России. Но хватит ли у Рима политической воли на то, чтобы пойти наперекор Брюсселю?

Далеко идущие выводы депутата Белика основаны, как мне представляется, на следующих тезисах. Во-первых, наличие в Италии право-популистского правительства, которое находится в перманентном конфликте с Брюсселем. Во-вторых, это «усталость» итальянской и в целом европейской экономики от санкционного противостояния с Россией. В-третьих, это вера в усугубление центробежных тенденций в Европейском союзе и в то, что они приведут к улучшению отношений отдельных европейских государств с Москвой, так сказать, явочным порядком.

Кроме того, депутат Дмитрий Белик — крымчанин, а на Крым одновременно давят не только общие антироссийские санкции западных стран, но также и непризнанный статус в мировом сообществе, что затрудняет, помимо прочего, международную мобильность жителей полуострова. В этой связи есть некоторая тенденция выдавать желаемое за действительное: внутриевропейские противоречия интерпретировать как знак будущего «прорыва» санкционной плотины в отношениях Запада и России.

Открытие не имеющих международного статуса представительств непризнанных республик Донбасса в Италии или где-то ещё здесь погоды не делает.

Партия «Лига» (название было сокращено в прошлом году) с «Единой Россией» уже подписали в марте 2017 года пятилетнее программное соглашение о сотрудничестве, предполагающее взаимную поддержку на тех площадках, где представлены депутаты обеих политических сил. Другой вопрос, что таких площадок практически нет.

Парламенты североитальянских регионов, контролируемые «Лигой», ещё в 2016 году приняли резолюции против продления антироссийских санкций, представители партии посещали полуостров. Подписание соглашения о дружбе и сотрудничестве между Вероной и Севастополем будет красивым символическим шагом, который, впрочем, скорее покажет общую протестную позицию нынешнего итальянского правительства по отношению к «брюссельской бюрократии», чем приблизит официальное признание Севастополя и Крыма частью России даже со стороны одной Италии.

Санкции против России, связанные с Крымом и Донбассом, принимались не отдельными странами ЕС, но всем Европейским союзом в целом. Соответственно, их полная отмена возможна также вследствие консенсусного решения, которое в обозримой перспективе маловероятно. Другой вопрос, что те или иные государства явочным порядком могут при желании санкции обходить. Но это будет делаться — если будет — без фанфар. Членство в ЕС и общеевропейская солидарность, что бы под этим ни подразумевалось, даже для таких анфан терриблей,* как итальянские популисты, ценнее дружбы с Россией.

И потом. В России плохо понимают специфику Европейского союза, считая, что это — некое необязательное объединение типа СНГ, где каждое государство по факту может вести любую политику, даже недружественную по отношению к другим членам Содружества, не опасаясь за последствия. ЕС в этом плане ближе к СССР, чем к СНГ. Здесь суверенитет стран-участниц, особенно в отношении внешней политики, существенно ограничен.

Белик также отметил, что в Европе скоро состоятся выборы, после чего количество политиков, осознающих вред от санкций, значительно возрастет. Согласно соцопросам, в новом составе Европейского парламента серьёзно усилятся правый и левый края политического спектра, однако общий процент «крайних» всё равно не будет решающим в принятии общих решений. Считается, что между «крайними» и Кремлём есть определённая симпатия или даже гласно-негласное соглашение о сотрудничестве. Сторонники этой точки зрения убеждены, что Москва поддерживает протестные силы в Европе, желая усугубить раскол в ЕС и получить от этого выгоду. В реальности есть весьма мало подтверждений такой версии.

Более того, среди крайних в правой и левой частях европейского спектра весьма различно отношение к России. Так, считается, что крайне-правые по умолчанию являются, используя термин из недавней статьи Владислава Суркова, «путинистами». Если это справедливо для правых популистов Франции или Италии, то, скажем, Партия финнов или Датская народная партия весьма прохладно относятся к России, а «Шведские демократы» вообще враждебны к Москве. На крайне-левом политическом фланге похожая ситуация: если немецкая Левая партия известна своей пророссийской позицией, то в целом европейские «зелёные» и тяготеющие к троцкизму левые всегда выступают против России.

В целом тема России в европейской политике инструментализируется разными силами. Одни приводят страну как положительный пример, другие — как отрицательный. Одни декларируют своё уважение российскому президенту, другие обвиняют первых в работе на Кремль. Собственно образ России в сегодняшнем западном дискурсе не обязательно имеет что-то общее с «реальной» Россией и с отношениями между Москвой и Западом.

С.О. Бышок, сопредседатель Гражданской инициативы «СОЮЗ»