Два года назад у нас в стране Общество белорусов мира «Бацькаўшчына» проводило седьмой съезд белорусов мира. Съезд посещал глава МИД Беларуси Владимир Макей.

Организаторами съезда выдвигаются в национальные герои Беларуси и образцы для подражания весьма удивительные персонажи. Мы уже рассмотрели истории жизни некоторых из них: Янка Золак, Федор Ильяшевич, Михаил Ковыль, Антон Адамович, Владимир Клишевич, Владимир Дудицкий, Владимир Набагез, Рыгор Крушына.

Настал черед следующего кумира оппозиции – Александры Сакович. Аляксандра Саковіч, в реале Инна Кохановская (в девичестве Ритор) родилась в еврейской семье в Одессе.  Сама ее семья была из Еремичей, что в Кореличском районе Гродненской области Республики Беларусь.

 

Аляксандра Саковіч стеснялась своего происхождения и скрывала его всю жизнь, что в принципе почему-то не редкость у евреев. Я искренне не понимаю, почему евреи очень часто стыдятся того, что они евреи и пытаются скрыть свое происхождение.

Также Аляксандра Саковіч много писала о том, что мать ей привила горячую любовь к родной земле. Если судить по ее дальнейшей жизни, то если любовь и была, то точно не к белорусской земле, но обо всем по порядку.

Она вообще много чего интересного сама о себе пишет. Удивительно, что человек не стесняется такое о себе рассказывать… Она, в отличие от достойных жен, не поехала за мужем в ссылку, а просто предпочла его забыть. Даже не интересовалась его дальнейшей судьбой, и правильно, чего это ей интересоваться каким-то поляком, который оказался не в почете…

Но куда более любопытен здесь другой момент. Вот о каких страхах в 30-ые годы пишет Кохановская? Она сама не стесняется и рассказывает…

Эдакий козел, этот муж, представляете, не хотел революционировать, как она, а хотел науками заниматься. И вот, дореволюционировалась и муж, будучи, по словам Александры Сакович, потомком польского шляхетского рода,  прикрыл эту безмозглую курицу, так как она все-таки была его женой, и отправился в ссылку, где и погиб.

Увы, не мог знать Доминик, что Аляксандра Саковіч в ВУЗе не училась, а, судя по всему, протирала штаны. Оппозиционные эксперды, как обычно, создавая свои мифологемы, оставляют за собой широкий шлейф мешанины из фактов, перемешанных с домыслами и бурными фантазиями.

Так, они указывают, что Аляксандра Саковіч слушала, учась в БГУ, лекции Довнар-Запольского,   Всеволода Игнатовского, Владимира Пичета, Иван Замотина, Владимира Перцева и т.д. Насколько хорошо она слушала их лекции можно судить даже по их биографии и о том, сколько о каждом из них написано в оппозиционных изданиях.

Угадайте, какая из перечисленных фамилий регулярно мелькает в оппозиционных изданиях? Правильно, Довнар-Запольского. Владимир Перцев был честным тружеником, профессиональным историком, доктором исторических наук и умер своей смертью, репрессирован не был.

Он не интересен национанистам. Не интересен им Пичета, так как тоже умер своей смертью в 1947 году, был академиком, профессором и т.д., много у него регалий, но нет репрессий, вот и не смотрят на него такие, как Аляксандра Саковіч.

Змагарам нужен надрыв и страдания, их больные души не могут найти покоя, и мечутся в поисках негатива, проблем и трагедий. Природа пытается взять свое и устранить страдающие особи…

Не интересен оппозиционерам и Игнатовский, которого все-таки хотели репрессировать, да не вышло – он застрелился. Ну он-то почему не интересен, спросите вы?

Да просто потому, что во время Советско-польской войны в январе 1920 года на базе «Молодой Беларуси» создал Белорусскую коммунистическую организацию. А синить на поляков для змагаров никоим образом недопустимо, чтобы те не сделали, ведь змагары же щирые патриоты Беларуси…

Поэтому делать замечания и не любить поляков не допустимо, можно и нужно, по мнению национанистов, гнать только на Беларусь и белорусов, можно еще на Россию.

Не интересен им и Замотин. Но тут вопрос сложнее, может их пугает то, что он был приват-доцентом Петербургского университета. А может то, что был профессором Донского университета. И даже то, что был репрессирован и умер в тюремной больнице от какой-то заразы никак не меняет ситуацию.

Толи дело Довнар-Запольский. И поляк, и из польского шляхетского рода герба Побог, ездил по Европам, создал не где-нибудь, а в Киеве научную школу. А то, что служил в Московском архиве Министерства юстиции, так это мало кто знает.

А главное, что был членом комиссии БНР по организации Белорусского университета. Вот это вот все и делает его прямо медовой плюшечкой в глазах у белорусских национанистов. Меня поражает то, что процент не белорусов в рядах строителей БНР просто зашкаливающий, складывается такое ощущение, что БНР было надо кому угодно, но только не белорусам.

Вот его и могла слушать Аляксандра Саковіч. Во всяком случае, политику гнула Инна Ритор такую же, разница только в том, что Довнар-Запольский был профессионалом, а Кохановская только подвывалой.

До такой жизни Инна Кохановская докатилась не во мгновенье ока. Вместо того, чтобы пойти работать она сразу по приезду в Минск, то есть в 1921 году, когда ей только стукнуло 15, пошла по домам. За какие такие заслуги ее приютили, как пишет  «Бацькаўшчына», в начале какие-то Грошковы, потом Змятрок Бядуля?

Да да, тот самый Бядуля, который сдал всех своих подельничков. Собственно, об этом и пишет Александра Сакович, хотя и пытается его оправдать, мол, он под дулом автоматов писал, ему иголки под ногти загоняли и язык отрезали! А писал он потом силой разума, вот такой он был великий!

Брешет Аляксандра Саковіч, ей не в первой, да и остальным оппозиционерам тоже, у них вообще такая традиция, а может болезнь — они в принципе правды не говорят. Роман вышел в 1931 году, то есть еще до начала репрессий, а его ведь еще написать надо, и это дело далеко не двух дней, тем более он на 416 страниц.

Сдавал он своих, да и не он один, собственно, тьма таких вот дзеячей и привела к репрессиям, хотелось им жить лучше остальных, а делать для этого ничего не хотелось. Вот и сидели, и строчили доносы да разоблачительные романы.

Не меньший вклад внес в запудривание мозгов 15-летнему подростку и Язеп Лёсик, возглавлявший в свое время Наивысшую раду БНР, но известен он куда больше другим фактом. Он был одним из тех, кто писал кайзеру Германии жалобливое письмо, с просьбами овладеть белорусскими землями и холопами, на них проживающими, во благо Германии.

Последователи Лёсика и таких как Лёсик будут подобные письма писать уже Гитлеру и служить ему, правда, не верой и правдой, а разбегутся как тараканы кто куда, как только Красная армия включит свет.

Вот и унаследовала Александра Сакович безумство своих учителей, судя по всему, половым путем, так как другим образом, как я понимаю, эта змагариная зараза не передается. Как она катилась по наклонной мы уже рассмотрели выше. Подходим к развязке.

Как только немецкий сапог ступил на нашу землю, она сразу же оказалась в рядах нацистов. Разумеется, она в  этом не признается, и сама это старается не упоминать. Хотя все же, в силу своей недалекости, оставляет некоторые зацепки, говорящие об огромной «любви» к Родине.

Вот такая вот горячая «любовь» была у Инны Ритор к Беларуси. Для нее большой бедой были не немцы, на которых она работала, а партизаны, от которых она спряталась там, где ее могли защитить немецкие патрули. Спрашивается, зачем? Почему она так опасалась партизан?

Дать ответ на этот вопрос не сложно. Не просто так она была удостоена чести печататься в уже известной нам нацистской газете «Раніца», не просто так ее вывезли за какие-то заслуги в Берлин, а потом и вовсе во французскую зону оккупации, отправив в лагерь Регенсбург, куда свозили таких деятелей, как например, уже известный нам нацист — Янка Золак.

Там, при невыясненных обстоятельствах, погибла ее дочь. Сразу после этого Инна Ритор смогла покинуть Германию, и уехать на постоянное место жительства в США. Но туда она бежала не одна, а со своим будущим мужем – Евгением Колубовичем.

Евгений Колубович не захотел быть Колубовичем и стал Кохановским. Эдакая тяга к полякам опять прослеживается – Кохановские являются благородным польским родом герба Корвин (Лакиер А.Б. § 91, № 110 // Русская геральдика. — 1855).

Лично я предполагаю, что дочка им просто мешала, и, если учесть, что по первому мужу Александра Сакович не горевала ни часу, то не удивлюсь, если окажется, что несчастный случай с дочкой был не такой уж и несчастный, а вполне запланированный.

Евгений Колубович активно сотрудничал с нацистами, точно также, как и Инна Ритор. За это их всем скопом и вывезли в США, где они продолжили свою вредоносную деятельность, но подробнее о Колубовиче и дальнейшей деятельности нацистской четы в следующий раз.

В США ей повезло несколько больше, чем основной массе пособников нацизма, бежавших в США. Она жила в штате Огайо, который являлся одним из штатов с наиболее высоким уровнем ВВП, при этом с наиболее низкими доходами населения. Правда, жила она не в Колумбусе (главный город штата), а в одном из захудалых городков – Кливленде, с крайне высоким уровнем преступности.

Вот такая вот история жизни Аляксандры Саковіч без шелухи и профанаций. Вообще, патологическая страсть оппозиции к культивированию мерзейших личностей вызывает мысли о необходимости вызова санитаров для всей змагарской тусовки.

Дмитрий Перс

1 КОММЕНТАРИЙ

Comments are closed.