21 февраля 2019 года в Белоруссии отметили очередной День родного языка. У нас, согласно конституции, два государственных языка – белорусский и русский. Тем не менее, мероприятия затронули в основном белорусский язык. А для жёлтой и «независимой» до смешного прессы вроде «Нашей Нивы» это и вовсе стало поводом в очередной раз излить свои миазмы в адрес русского языка, русских и России – в День родного языка на страницах данного Интернет-«издания» появился материал с характерным названием: «В Витебском университете фонд «Русский мир» организовал празднование Дня родного языка — русского». Мероприятие было поддержано фондом «Русский мир», который оказывает помощь в проведении гуманитарных акций во многих странах мира, и было бы странно, если бы они не проходили в дружественной Белоруссии, да ещё и в университете, где учатся студенты из России, где выпускают учителей русского языка и литературы.

Комментарии читателей портала и вовсе зашкаливали по своей русофобии: www: «Слов нет, одни выражения. Таких людей в руководстве Витебского университета надо увольнять, и лишать гражданства», фелікс: «Прэч, акупанская улада!», Ой… : «ВГУ — это давний рассадник «руского мира», Тарэса: «Прэч акупантаў з беларускай зямлі! Пара перабірацца ў свой Пскоў!» (ректор ВГУ им. П.Машерова А.Егоров родом из Псковской области, что для «свядомых» почти правонарушение – А.Г.). Ну, и так далее…

К этой истерии мы ещё вернёмся. А теперь по существу. Давайте честно скажем про то, про что каждый из нас знает с самого детства – русский язык является родным и основным языком белорусов. Наши родители, мы сами, наши дети говорим по-русски, думаем по-русски, пишем по-русски и читаем по-русски. Да, с разными оговорками, но именно русский язык является языком нашего быта, нашей общественной и профессиональной жизни. По версии «Нашей Нивы» и прочих старательно «подхрюкивающих» своим кураторам из-за границы сайтов вроде «Белсата», «Хартии,97» и т.п. это связано с «многолетней русификацией», «навязыванием русского языка», «искоренением всего белорусского» и прочими «доводами» старой заезженной пластинки, на которую, впрочем, ещё до сих пор реагируют некоторые сидящие в Интернете подростки и молодые люди.

Уважаемые читатели, вас кто-то принуждал к русскому языку, заставлял на нём разговаривать, запрещал пользоваться белорусским? Нет. Как и вы все, я точно также свободно выбрал русский язык. Точнее, он является для меня родным, как и почти для всех вас. Вы всерьёз верите, что целый народ может упорно говорить, любить, читать, петь на «языке соседнего государства»? Конечно же, нет. И правильно делаете.

Русский язык для нас является родным (как и белорусский – об этом чуть позже) в силу особенностей нашего национального происхождения и исторического пути развития. Древние Полоцкое и Турово-Пинское княжества были неотъемлемыми составными частями древнерусского государства, Киевской Руси. Однако после монголо-татарского нашествия, которое непосредственно не затронуло наши земли, мы всё равно были ослаблены и подверглись давлению со стороны языческой Литвы и католической Польши. В итоге вначале было образовано Великое Княжество Литовское и Русское, где было сильное влияние литовского элемента, принявшего католичество, но сохранялись и позиции русского православного населения. Более того, фактически русский язык был государственным языком Великого Княжества Литовского и Русского, на нём писались статуты и документы.

Наши предки считали себя русскими, русинами и свой родной язык называли русским. Можно сегодня сочинять что угодно, но достаточно просто одного того факта, что наш гениальный просветитель и первопечатник Франциск Скорина, стремясь сделать текст Библии, главной книги того времени, доступной для своих земляков, 6 августа 1517 года издал первую книгу на русском языке, а за три года с 1517 по 1519 отпечатал 23 книги Библии Ветхого Завета под характерным общим названием «Библия руска, выложена доктором Франциском Скориною из славного града Полоцька, богу ко чти и людем посполитым к доброму научению». Очевидно, что перед нами русский текст с поправкой на свои исторические и региональные особенности того времени. Он, к слову, очевидно ближе к современному русскому языку, нежели к современному белорусскому, но нашим некоторым исследователям удобнее называть его «старобелорусским». Это вопрос терминологии, а не сути. Суть и так понятна.

Библия руска Франциска Скорины

Библия руска Франциска Скорины.

Русский язык (старобелорусский) имел широкое хождение в Великом Княжестве Литовском и Русском вплоть до конца XVII века, однако постепенно его употребление неуклонно падало. Дело в том, что литовско-русская шляхта со временем полонизировалась, приняла в своей массе католичество, и польский язык для неё стал более удобным (и престижным), нежели родной русский. А в 1696 году генеральная конфедерация сословий Речи Посполитой и вовсе запретила использование русского языка во всех новых документах — с этого времени 90% виленских актов выходило на польском языке, а 10% — на латыни. Русский язык, как и церковнославянский, сохранялся лишь в быту и в церковном обиходе. В связи с повсеместной полонизацией в XVIII веке прервалась национальная белорусская литературная традиция, основанная на использовании западнорусского языка. Об этом я уже писал в статье «Вся белорусская литература – синтез общерусского и местного начала».

На целое столетие наш родной язык превратился в язык отверженных – холопов и простолюдинов. Так бы и исчезла постепенно наша белорусская нация, если бы не произошло трёх разделов Речи Посполитой 1772, 1793 и 1795 годов, когда белорусские земли поэтапно смогли, наконец, воссоединиться с единокровной и единоверной Российской империей. Понятно, что поляки и ополяченная шляхта были резко против, поэтому и случились несколько польских мятежей, но для белорусского народа это стало спасением от полонизации и ухода в историческое небытие.

А далее в течение XIX – первой половины XX веков происходил процесс восстановления родного языка, возвращения его в повседневную жизнь. Так сложилось, что годы нахождения в разных странах оставили свой след и в языке. С одной стороны местная интеллигенция пыталась воссоздать родной язык в виде собирательного образа особенностей белорусского произношения слов, местных белорусских наречий и говоров, что в конечном итоге и составило нынешний литературный белорусский язык. Одновременно в Белоруссии широкое распространение получил и разговорный и уже давно сложившийся в России общерусский вариант, известный нам под названием современного русского языка. Он был легко принят белорусской интеллигенцией, а затем, по мере роста уровня образования и грамотности – и всем белорусским народом, так как был исторически не менее родным, чем белорусский язык.

Само родство языков заключается даже в названиях языков – белоРУССКИЙ язык, РУССКИЙ язык. Повторюсь, речь идёт о двух вариациях нашего родного языка. Первая в большей степени наша местная, а вторая – общерусская, более распространённая в мире и употребимая. Мы ведь тоже Русь, только не Московская, а Белая, БелоРУССИЯ, БелаРУСЬ и наше самоназвание – белоРУСЫ.

Это очевидное родство крайне задевает противников нашего единства, и они открыто предлагают отказаться нам не только от родного русского языка, но даже от своего самоназвания – дескать, мы литвины и язык у нас литвинский. Однако слово «литвин» никогда не обозначало национальность – оно лишь говорило о том, что этот человек из Великого Княжества Литовского и Русского. Аналог этому – нынешний термин россиянин, каковым является и русский, и карел, и якут. Но в «незалежных» СМИ упрямо и безграмотно пишут — «расейская мова». Никакого российского языка нет в природе – есть русский язык и языки других народов России. Точно также мы никакие не литвины – мы потомки тех русинов, русских, которые были литвинами в смысле принадлежности к ВКЛиР.

В этом смысле ситуация в Белоруссии никак не тождественна положению в Эстонии или же Молдавии, так как русский является для белорусов таким же родным языком как и белорусский, чего не скажешь о молдаванине или эстонце.

А как же Украина? А там сложился третий вариант русского языка – современный украинский или, как называли раньше, малороссийский язык. Украинцы, как и белорусы, жили долгое время также в составе Речи Посполитой. Но в отличие от нас они находились не в ВКЛиР, а в собственно Королевстве Польском, а часть Украины гораздо раньше воссоединилась с Россией, нежели наши предки. Особенность говоров, исторические моменты и привели к образованию украинского языка. Поэтому и для украинцев русский язык также является родным, как и украинский. А вот для самих русских белорусский и украинский языки хоть и имеют элементы родства, но не полностью родные, так как белорусские и украинские говоры исторически имели куда меньшее хождение в Руси Московской и на нынешних русских территориях Российской Федерации. Белорусский же и украинский языки хоть и звучат взаимно для белорусов и украинцев очень близко, но всё же также не настолько близки обоим народам, как русский.

Это важные моменты, о которых нужно говорить прямо, а не забалтывать демагогией о «русификации». Если мы пойдём по пути отказа от русского языка с заменой его белорусским, белорусы этого никогда не примут – будучи частью общерусской цивилизации, наш народ никогда не откажется от ведущего, родного и основного национального языка – русского. На русском языке мы мечтаем, объясняемся в любви, ссоримся, работаем, просто живём, в конце концов. А белорусский язык нам так же дорог, потому что в нём много местных, также родных именно для белорусов особенностей и ноток. Поэтому белорусский язык нам нужен, но именно как важное и значимое культурное дополнение к основному национальному языку – русскому. А пытаться противопоставить белорусский язык русскому – идея не только глупая, но ещё и провокационная. Русский язык – наше богатство, помогающее белорусам чувствовать себя свободно на всём русскоязычном пространстве, работать, строить карьеру. А нас хотят замкнуть в границах некой примитивной резервации, заставить отказаться от родного русского языка?!

Та же «Наша Нива» в материале о Витебском университете отметила, что в данном учебном заведении прошёл и конкурс: «Мова гучыць. Challenge». Ну, что тут сказать, слово Challenge – предельно для нас «родное, своё». Вот и на центральном железнодорожном вокзале в Минске вместо надписи на русском языке поместили новую на белорусском и… на английском. Глядя на обилие английских надписей в Минске и иных городах в самых разных местах – от названий в кафе до табличек в музеях, невольно думаешь – может для кого-то, кто бывает за границей чаще, чем дома, английский уже давно стал более родным, чем русский или белорусский. Что-то во всём этом есть неполноценное, словно кто-то так и рвётся угодить «цивилизованной и просвещённой Европе»? В этом наш суверенитет – в размещении чужих для белорусов английских фраз вместо родных русских?

Ну, а теперь и о «Нашей Ниве»… Работа у них такая, ибо те, кто стоит у них за спиной, «испытывают такой сильный личный неприязнь» к Путину и России, а также нашему Союзному государству, что «кушать не могут». Только вот сами журналисты «Нашей Нивы», когда они дома или их никто не видит, пожалуй, частенько говорят на всё же родной для них «расейскай мове». Так и до расщепления личности недалеко.

У нас исторически сложилось двуязычие с очевидным преобладанием русского языка. Это надо понимать и принимать, как должное. Это исторический выбор белорусского народа, который нужно уважать. Белорусский язык же нужно развивать не вместо, а вместе с русским языком, чего никак не поймут ни в «Нашей Ниве», ни в иных особо «свядомых» местах. Двуязычие – важнейшее богатство Белоруссии, обеспечивающее белорусской молодёжи личные перспективы и конкурентоспособность на всём постсоветском пространстве. Если лишимся русского языка, то так и будем нудеть, как это постоянно происходит у «свядомых» — запретить русские книги, а то их покупают лучше местных, запретить концерты российских певцов, а то на наши никто ходить не хочет, запретить то, запретить сё… Ибо ну никак не привлекателен для белорусского народа мир без русского языка. И это всем понятно. Не пора ли прекратить лицемерить и признать русский язык родным и национальным языком белорусов наряду с белорусским?! Это и так для всех очевидно, но важно об этом и говорить, а то, как и на Украине, вырастет целое агрессивное и малограмотное поколение вроде тех блоггеров, которые пишут злобные и откровенно ксенофобские комментарии под материалами совсем не нашей «Нашей Нивы».

Андрей Геращенко

 

ross-bel.ru