В 2017 году в Республике Беларусь Общество белорусов мира «Бацькаўшчына» организовало и провело весьма занимательное мероприятие. Настолько занимательное, что гостем на нем оказался глава МИД Беларуси Владимир Макей.

Но меня больше интересует не мероприятие, а Общество белорусов мира  «Бацькаўшчына», выдвигающее в идейные вдохновители белорусского народа нацистских приспешников, да еще и с весьма непристойным прошлым.

На данный момент времени мы уже познакомились с некоторыми из этой шайки: Янка Золак, Федор Ильяшевич, Михаил Ковыль, Антон Адамович, Владимир Клишевич, Владимир Дудицкий, Владимир Набагез, Рыгор Крушына, Аляксандра Саковіч.

Список дошел до следующего представителя белорусской эмиграции – Алеся Салавья. Настоящие ФИО – Альфред Васильевич Радюк. Родился в селе Крысово под Кайдановом, что недалеко от Дзержинска, правда Койданово есть и на Украине.

Насколько источники достоверно сообщают его реальное место рождения, мне не известно, зато известно, что Радюк – украинская фамилия, причем украинское Койданово находится в Западной Украине, как раз в местах, где много католиков, а вот в Дзержинскиом районе превалируют православные.

А имя Альфред православный человек своему сыну не даст. Мистика, однако, получается какая-то. Конечно, на сто процентов это не даст уверенности в том, откуда родом Альфред Радюк, но вероятность все же есть, и она высока, хотя вопрос все же и остается открытым. В жизни ведь всякое бывает, и не такие витиеватые сюжеты встречаются.

А еще, зная, как оппозиционеры любят фантазировать, притягивать факты за уши, все перевирать, то даже начало знакомства с данным персонажем вызывает множество вопросов. Но не суть, так как для понимания того, что это был за деятель, это не более, чем просто интересные заметки. Важно совсем другое.

 

По версии змагаров его отец был арестован в 1937 году. Правда, они не указывают ни его имени, ни места ареста, ни даже род деятельности, чтобы можно было найти хоть какую-то информацию.

Поэтому, все, что известно о семье, и что можно хоть как-то проверить, так это то, что его отец был толи лесником, толи сельхозрабочим, а потом сделал карьеру чиновника. И то, все эти сведения я принимаю как вероятно достоверные, потому что это одни из немногих данных, которые в той или иной степени совпадают во многих источниках.

Вообще удивительно, что столько уже рассмотренных деятелей, и у всех минимум информации об их семье. Это наталкивает на ряд мыслей…

Но мысли — мыслями, а факты — фактами.  Будем опираться на то, что удалось найти. Учиться он пошел после ареста родителей в Минский педагогический техникум, но отучился там два года.

На начало войны переезжает в Минск. И тут начинается самое интересное. Есть несколько версий того, как он попал на службу нацистам:

  1. По версии, излагаемой библиографическим словарем «Беларускія пісьменнікі» (1995), в первые дни войны А. Радюк написал стихотворение, зовущее на борьбу с фашистами; когда Лагойск был оккупирован немцами, он пошел в лес искать партизан. Партизаны забраковали юношу из‑за его слабого зрения, Радюк вернулся в Лагойск и сразу был арестован; выяснив, что его отец находится в советском заключении, немцы освободили Радюка, и он, по протекции, устроился на работу в типографию «МГ».
  2. Современники тех событий, однако, описывают историю того, как Радюк начал сотрудничать с оккупантами, иначе. Накануне вступления немцев в Лагойск Радюк сдал в набор патриотическое антигитлеровское стихотворение; напечатать его не успели. Немцы арестовали Радюка, найдя набор этого стихотворения. На вопрос, почему он его написал, Радюк ответил: «Редактор поручил». Немцы спросили: «А что, если мы поручим писать против большевиков?» Радюк сказал, что напишет. Ему немедленно дали карандаш, бумагу и час времени. Так он и дебютировал в качестве поэта‑коллаборациониста.
  3. Ему помог устроиться в редакцию оккупационной газеты Владимир Дудицкий, с которым он познакомился в Минске.

Так или иначе, строчил он корявенькие антисемитские стишки под псевдонимом Банадысь Свой. В поисках легких денег Алесь Салавей начинает заливаться соловьем и оказывается в Риге, там он становится заместителем главного редактора другой нацистской газеты «Нoвы шляx».

Причем в подготовке материалов данного издания участвовал рейхскомиссариат  «Остланд», то есть непосредственно немцы. Одним из редакторов был тоже уже известный нам Константин Езовитов. Но и там Алесь Салавей задержался не надолго, и как только запахло жаренным, бежал в Белосток.

В Белостоке Альфред Радюк знакомится еще с группой беглецов приспешников нацизма, например, с уже известным нам Федором Ильяшевичем. Потом они всей толпой бегут дальше, до Берлина, но, не сумев там закрепиться, Алесь Салавей бежит в Прагу, надеясь там скрыться от расплаты.

В Праге он знакомится с Ларисой Гениюш, которая писала хвалебные оды Гитлеру и активно, как и ее муж, сотрудничала с нацистами. У них завязывается крепкая дружба.

Змагары, конечно, будут рассказывать, что он был вынужден, все не так как вы видите, там был скрытый смысл и т.д. А я скажу так – факты вещь упрямая, и говорят они совершенно о другом.

Потом Алесь Салавей попал в Зальцбург в Австрии. Там, в лагере для беглецов он женился, а также познакомился с большим количеством украинских коллаборантов, таких как, например, Александров и Кучуринский.

Но и там Алесь Соловей не задержался, и сдриснул в Австралию, где продолжил «страдать» по Родине, правда, лично я полагаю, что не столько по Родине, сколько по своему тяжелому положению. Он изо всех сил пытался не работать, а заниматься пропагандой, но его услуги длительное время не были особо востребованы, а потому приходилось жить абы как, и абы где.

Но надежд Алесь Соловей не оставлял, и до конца жизни активничал в разных белорусских тусовках, но успех к нему так и не пришел, его труды так и не стали востребованными.

Его хозяева его списали со счетов, так толком туда и не записав. Весь багаж накопленного творчества у писателя, как его именуют змагары, состоит из парочки брошюр и заметок, которые с большего никому не известны, даже большим поклонникам его творчества.

Да и поклонники у него почему-то все поголовно из одной достаточно узкой тусовки коллаборантов и их последователей, которые и хвалят его только за то, что он такой же, как и они.

Так что, на писателя он  не тянет, у нас каждого второго школьника с таким успехом можно будет назвать писателем, а вот приспешником нацистов и продажной шкурой назвать «поэта» очень даже можно. Он торговал Родиной, бегал в поисках легкой жизни и сотрудничал с теми, кто уничтожал наш народ, при этом рассказывал, что любит Беларусь.

Для чего он это делал, как не ради пропаганды? Не возымела ли его деятельность, вкупе с другими «любителями» Родины за деньги, последствия, когда оппозиционеры, именующие себя патриотами, ненавидят собственную страну и только и смотрят, как бы свалить на Запад, ну или хотя бы урвать куш в борьбе за ненависть к нашей стране?

Видать его место рождения, называющееся Крысово, сказалось на судьбе дзеяча. Как говорится, какие кумиры у оппозиции, такие и они сами.

Дмитрий Перс

2 КОММЕНТАРИИ

  1. […] Пока что мы рассмотрели только часть из них: Янка Золак, Федор Ильяшевич, Михаил Ковыль, Антон Адамович, Владимир Клишевич, Владимир Дудицкий, Владимир Набагез, Рыгор Крушына, Аляксандра Саковіч, Алесь Салавей. […]

Comments are closed.