Несколько лет назад глава МИД Беларуси Владимир Макей посещал организованное Обществом белорусов мира «Бацькаўшчына» мероприятие. Знал ли Владимир Макей, что на сайте «Бацькаўшчыны»  есть галерея деятелей, в которой размещены 28 персон, выдвигаемых в национальные герои Беларуси?

Мы пока что рассмотрели не все 28, но, как говорится, еще не вечер, и на данный момент нами изучено уже 11 деятелей белорусской эмиграции: Янка Золак, Федор Ильяшевич, Михаил Ковыль, Антон Адамович, Владимир Клишевич, Владимир Дудицкий, Владимир Набагез, Рыгор Крушына, Аляксандра Саковіч, Алесь Салавей, Івонка Сурвілла.

Все одиннадцать имеют практически одинаковую судьбу – все оказались лицемерами, подлецами, преследующими шкурные интересы и все предали Родину, пойдя на службу нацистам.

Что же, перейдем к следующему дзеячу, ведь нам надо рассмотреть всех, чтобы понять, что из себя представляет Общество белорусов мира «Бацькаўшчына», белорусская эмиграция и вообще вся оппозиция. Пришла очередь очередного деятеля, известного как Масей Сяднёў.

Итак, Моисей Илларионович Седнев родился в 1913 году в деревне Мокрое Костюковичского района. Фамилия Седнев имеет украинское происхождение. Это не удивительно ввиду достаточной близости Украины, а также исторических событий на этих территориях.

Любопытно, но на данный момент из всех, рассмотренных на данный момент «белорусских» деятелей, непосредственно белорусом оказался только один. Удивляет здесь не сама их принадлежность к какой-либо национальности, а то, с какой яростью и упорством они пытаются утверждать, что они все белорусы чуть ли не в десятом поколении.

Спрашивается, зачем? Нормальные люди не стесняются быть собой, не прикидываются кем-то другим и уж точно не смущены своим происхождением. А вот шарлатаны всегда, преследуя мерзопакостные интересы, пытаются выдать себя не за тех, кем являются.

Но не будем осуждать, не доказав вины Моисея Илларионовича. А может и вообще он окажется невинен аки малое дитя.

Окончил Масей Сяднёў Мстиславский педтехникум. Пока я изучал деятелей белорусской эмиграции, обратил внимание, что среди коллаборантов было очень много гуманитариев и практически не было технарей. Не зря видать  над гуманитариями подшучивают…

После педтехникума пошел Масей Сяднёў учиться в Белорусский государственный педагогический университет имени Максима Танка. Но доучиться не смог, так как был арестован за антисоветскую деятельность.

Вообще Масей Сяднёў  удивительный персонаж, как и его соратники. Начал он публиковаться в 1933 году, печатался в журналах «Полымя», «Беларуская работніца і сялянка», газетах «Савецкая Беларусь», «Літаратура і мастацтва», «Чырвоная змена». То есть был активным коммунистом. А потом, видать Шевроле не подарили, и понеслось.

В 1941 году был доставлен в Минск для пересмотра дела, но из-за стремительного наступления германской армии, был отпущен конвоирами. Тут.бай и «Брехартия 97» утверждают, что колонну конвоируемых разделили на две части – политических и уголовников.

Мне сразу вспоминается рассказ бравого вояки: «Окружили меня враги, и говорят, чтобы я сдался, иначе меня расстреляют, ну и расстреляли меня, конечно же, за то, что я отказался сдаться»!

По рассказам «Тут.бая» и «Брехартии 97» получается, что у людей спрашивали в какую они хотят колонну. Ага, конечно, сопроводительных документов не было, и по желанию определялись преступники.

Откуда вот взята такая информация? Могли бы уже написать, что их спас капитан Америка, все-таки существенно вероятнее.

Во время немецкой оккупации Моисей Седнев, чтобы угодить своим господам, в Белостоке подготовил к изданию сборник пропагандистских стихов «Ад сына твайго, Беларусь» и книгу «Ахвяры бальшавізма», работал в редакции немецкой оккупационной газеты «Новая дарога» и дружил с еще одним нацистским миньоном – Федором Ильяшевичем.

Бежал в 1943 году от наступающей Советской армии в Белосток. В 1944 году бежал дальше – в Берлин, потом оказался в зоне английской оккупации и таким образом скрылся от правосудия. В 1950 году Масей Сяднёў перебрался в США.

Там он около 10 лет работал на металлургической фабрике, потом якобы удалось пойти преподавать русский язык в Индианском университете. Насколько это так, судить сложно, данных нигде нет, а знатные эксперды из среды змагаров, кричат, что у них есть доказательства, но они их не покажут. Так или иначе, но уже в 1968 году он жил в Мюнхене и работал в пропагандистском рупоре «Радио Сволота».

В 1983 году вернулся в США и за заслуги перед США, а не Беларусью, как рассказывают национанисты, ему дали попреподавать в Норвичском университете. Это очень сомнительно, так как это военное училище, и вряд ли туда допустили бы абы кого.

Скорее всего, змагары просто придумали или додумали факт преподавания в этом учебном заведении. Теоретически, вполне возможно, что его пару раз показывали там учащимся, как диковинку, торговавшую Родиной. Ну так, в качестве образца, для того, чтобы будущие военные видели каким точно не стоит становиться человеком.

Но это все, как говорится, вилами по воде писано, а мы вернемся к фактам. В 1967 году Масей Сяднёў написал стихотворение «Вызваленьне», которое очень сильно возмутило советских критиков, так как в нем поэт «приветствовал» наступление немецкой армии на Минск.

Вот такой вот был горячий патриот Беларуси, этот Моисей Илларионович Седнев. Говорит, что сделал он это, потому что ему благодаря немцам удалось освободиться.

Во-первых, человеку не приходит даже мысль о том, что он мог бы и не заключаться, будь он законопослушным гражданином.  Во-вторых, он наглядно демонстрирует, что свои шкурные интересы ставит превыше всего.

Моисей Илларионович Седнев готов жертвовать миллионами жизней своих соотечественников лишь бы добиться своей цели… При этом он рассказывает всем, что он большой горячий патриот Беларуси и любит белорусский народ…

Даже «Белсат» пишет, что он постоянно со всеми враждовал и был вечно всем недоволен. Вот такой вот образ типичного змагара получается – все виноваты, все козлы, все ему обязаны, а он один д’Артаньян.

С течением времени его позиция менялась неоднократно. Потом, осознав, что в США он совершенно никому не нужен, он решил переметнуться на сторону СССР, и стал защищать некоторые советские издания, например, «Работніца і сялянка». В итоге его невзлюбили и национанисты.

Что же касается творчества Моисея Седнева, то о нем отзывались весьма нелестно и его коллеги по цеху, в том числе, и даже ближайшие идейные соратники, даже на тот период времени, когда он был верен их идеям.

Хотя, надо отдать ему должное. Несмотря на очень нелестные отзывы о его творчестве даже со стороны его идейных соратников, у него хотя бы было это самое творчество, чего нельзя сказать о большей части остальных деятелей, которых мы уже рассмотрели.

Да, исходя из этого, не получится сделать о внесенном Седневым вкладе в литературу, но понять то, что он там что-то хотя бы тужился сделать – можно. Большая часть же литераторов, перешедших на сторону нацистов, и бежавших от советской власти, не имеют и такого багажа.

Масей Сяднёў окончил свой жизненный путь в захолустном городке Глен-Коув округа Нассо никому не нужный и не интересный. Хотя, пару раз его притаскивала сюда оппозиция, и он все равно остался недовольным, заявив, что скучает по советским временам, когда в Беларуси говорили на белорусском языке, а сейчас не говорят.

Вот за что Масей Сяднёў получается боролся? Оказывается. Что раньше-то для него было лучше… Не за тоже самое сейчас борются его последователи? За тоже самое… Они борются за забвение белорусского народа.

Он пытался сделать, чтобы белорусский народ исчез с карты Земли, но наши деды выстояли. Теперь его последователи делают все, чтобы мы исчезли, и наш черед выстоять в борьбе со всякими Моисеями Седневыми.

Дмитрий Перс