Это заявление прозвучало из уст первого заместителя министра иностранных дел Беларуси Андрея Евдоченко во время пятого заседания украинско-белорусской рабочей группы по вопросам взаимной торговли. Оно состоялось во Львове, а адресатом высказывания был зампред Львовской облгосадминистрации Роман Филиппов.   

 
«Мы заинтересованы не только в экономическом сотрудничестве, но и политических отношениях, — заявил Андрей Евдоченко. — Украина — братская страна и наш сосед. Вы идете в правильном направлении. Украина с точки зрения экспорта для нас является вторым партнером, и мы готовы и в дальнейшем сотрудничать».

В общем-то, ничего примечательного в этих словах нет – обычная вежливая риторика чиновника, приехавшего налаживать связи. Если бы не одно «но» — фраза о том, что Украина идет «в правильном направлении». И это та самая капля дегтя, которая портит бочку меда.

Известно, что Беларусь занимает взвешенную и выдержанную позицию в украинско-российском конфликте, выступая в роли медиатора (по возможности) и не оказывая кому-либо предпочтений, а по иным вопросам занимая свою особенную позицию. Высказывания МИД по этому поводу также отличаются выверенностью. И на этом фоне фраза Андрея Евдоченко о «правильном пути» выглядит настораживающе.

Должен ли МИД иностранного государства устами своего топ-чиновника делать подобные заявления вообще?.. Ведь прямое (или даже косвенное) одобрение курса политики другой страны не входит в компетенцию дипломата.

Его дело – извлекать максимум возможностей из любой ситуации. А для этого вовсе необязательно ее одобрять или порицать. Плохо ли, хорошо ли – работаем. А подобные фразы сразу же породят как на Украине, так и в Беларуси массу домыслов о том, что вектор украинско-белорусской политики меняется, что Киев – образец для Минска, и т.п. Надо это Беларуси? Уверен, что нет. (А вот Киеву, кстати, — надо.)

Так что на переговорах во Львове Андрей Евдоченко вольно или невольно нарушил главное правило дипломатии: семь раз подумать, прежде чем ничего не сказать. Впрочем, будем надеяться на лучшее – то есть на то, что это был обычный оборот вежливости, за которым не стояло ровным счетом ничего и который прозвучал бы в любой стране.

Игорь Орлович