В уже далеком 2017 году глава МИД Беларуси Владимир Макей стал участником мероприятия, проводимого Обществом белорусов мира «Бацькаўшчына». Но интересно не мероприятие, а его организатор —  само объединение «Бацькаўшчына».

Мой интерес вызван тем, что на сайте данной организации размещена галерея деятелей, в которой  28 персон, выдвинутых оппозиционерами в национальные герои Беларуси. На данный момент времени мы уже рассмотрели 13 деятелей из галереи: Янка Золак, Федор Ильяшевич, Михаил Ковыль, Антон Адамович, Владимир Клишевич, Владимир Дудицкий, Владимир Набагез, Рыгор Крушына, Аляксандра Саковіч, Алесь Салавей, Івонка Сурвілла, Масей Сяднёў, Янка Запрудник.

Теперь настало время рассмотреть еще одного персонажа, который периодически фрагментарно всплывал в предыдущих материалах — Юрку Віцьбіча. Итак Юрка Віцьбіч по мнению национанистов это обычный беларускі пісьменьнік, публіцыст, краязнаўца, папулярызатар гісторыі Беларусі і дзеяч эміграцыі ў Амэрыцы.

И все, большего они сообщать толком не хотят. Зато мы хотим и расскажем. Начнем с общей биографии, которая доступна и лежит на поверхности. Скажу только сразу, что все также, как и с другими белорусскими деятелями в эмиграции – информации кот наплакал. Связано это с тем, что по сети гуляет только то, что они сами о себе сообщают. Но мы же умеем копать, так что смотрите сами.

 

Итак, Юрка Віцьбіч в реальности был Серафимом Щербаковым. Начнем с того, что с его вот только фамилией бороться с русскими. Фамилия Щербаков имеет, что ни на есть самое русское происхождение – Чернигов, Вятка, Нижний Новгород.

Родился Серафим Щербаков в Витебской губернии в 1905 году в семье священника. И с этого момента начинаются неясности – найти отчество этого деятеля очень и очень не просто. Это удалось только А. Подлипскому в его труде, посвященному сегодняшнему «герою» — «Ариец с берегов Двины». Собственно, в этой книге биография дзеяча белорусской эмиграции довольно скрупулезно рассмотрена и заполнен ряд пробелов.

Сам о себе Юрка Віцьбіч говорит, что окончил гимназию, а Л.Юревич утверждает, что закончил только несколько классов, так как в 1918 году гимназия была закрыта. Опять же, сам Юрка Віцьбіч рассказывает о том, что учился в педагогическом техникуме, а вот А. Дзеко утверждает, что не учился.

Да и как он мог учиться в техникуме, и тем более Вузе, если он уже с 1922 по 1933 год работал в Москве на химических заводах.

В 1939 году его приняли в Союз писателей СССР. До этого он входил в состав объединения «Узвышша», где периодически публиковался. В 1932 г. вышла книга «Смерть Ирмы Лайминг». В 1937 г. вышла еще одна книга «Формула сопротивления костей».

Репрессиям Серафим Щербаков не подвергался, но это не помешало ему сразу после прихода немцев перейти на их сторону и проявить уже при них бурную деятельность.

Печатался Юрка Віцьбіч в уже известных нам немецких оккупационных газетах «Ранiца», «Беларуская газэта», «Беларускi работнiк», «Новый путь». В этих же газетах печатались и предыдущие «герои» материалов.

Напомню, что эти газеты отличались шовинизмом, разжигали ненависть к евреям, полякам, россиянам,  а также искали арийские корни в белорусском народе и связь с Третьим рейхом.

Вот такой вот поворот судьбы, а ведь в довоенное время писал о белых генералах, как о недобитых бандитах, например, в газете «Звязда» от 24 марта 1939 года в статье «Гомельские коммунары». В этой же статье Юрка Віцьбіч прославляет красноармейцев.

Вообще Подлипский в своем труде и об этом всем пишет очень детально.Но новые хозяева и новые правила.

Серафим Щербаков не пошел, как все его сверстники сражаться с врагом, а предпочел отсидеться пока не утихнет все и сам предложил свои услуги нацистам. Причем мог ведь «белорусский герой» пойти работать, например, в мастерскую. Но предпочел пойти в предатели, думал, что жирнее кормить будут и получит он банку варенья и ящик печенья.

Писал он антипартизанские произведения и заметки, называя наших с вами дедушек и бабушек шакалами, бродящими по лесам. Но как ни старался Юрка Віцьбіч что-то пошло не так и не задалась жизнь и при новых хозяевах.

Также, как и остальные дзеячи, утек в Германию при приближении Красной армии. Там издал два антисоветских сборника, организовал с еще одной нацисткой Арсеньевой объединение «Шыпшына».

То есть человеку было все равно где и на кого работать, лишь бы урвать кусок. Да не тут-то было, пришлось в Германии навоз бросать целых два года у немецкого фермера.

Только в 1948 году смог уехать в США, где ему посчастливилось печататься в русскоязычной газете «Новое русское слово». Потом, по традиции, принятой у истинных «патриотов», он поработал на «Радио Сволота».

Окончил он свой «героический» жизненный путь в нищете, как и многие предатели, о которых я уже писал, в захолустном городишке Саут-Ривер, куда целенаправленно свозили всякие отбросы общества.

Мало того, что он писатель посредственный, так и вовсе никакой он не историк и не краевед, а просто неуч, желавший жить за чужой счет. И вот про этого деятели многие оппозиционные издатели писали хвалебные оды, преподнося его как истинного белоруса и борца за Беларусь.

По этому поводу можно сказать только одно – оппозиционеры еще раз продемонстрировали насколько они ненавидят все белорусское и как жаждут нашего исчезновения с карты Земли.

Дмитрий Перс