Неподатливость белорусского государства к технологиям «цветных революций» вынуждает Запад работать с законным руководством страны. Цель — свержение «последней диктатуры Европы» — остается неизменной, но ради ее достижения агенты «демократизации» Беларуси демонстрируют готовность идти на компромисс с Александром Лукашенко. Главное условие компромисса — отказ Лукашенко от союза с Россией, прежде всего — военного. Беларуси навязывается доктрина внешнеполитического нейтралитета, подлинный смысл которого — лишение республики российского «зонтика безопасности». 

Отношения Беларуси и Запада развиваются циклично. За фазой конфронтации следует фаза потепления, которое сменяется новой конфронтацией.

Потепление обычно бывает связано с обострением отношений Запада и России. В условиях геополитической конфронтации вырывание Беларуси из союза с Россией становится приоритетной задачей, и ради этого западные столицы преодолевают свою идиосинкразию по отношению к Лукашенко и зондируют почву для переговоров с Минском.

В условиях оттепели для западных функционеров открывается окно возможностей для проникновения в Беларусь. Эти возможности используется в том числе для активизации работы с уличной оппозицией. Результатом всегда становится переход к стадии конфронтации.

Попытки диалога с официальным Минском парадоксальным образом предпринимаются параллельно с попытками «раскачать» Беларусь и привести во власть лояльные Западу кадры через массовые протесты.

Разгадка этого парадокса заключается в том, что западные сторонники диалога с Лукашенко и иностранные заговорщики, которые время от времени пытаются свергнуть «последнего диктатора Европы», — одни и те же люди.

Западное сообщество специалистов, работающих по Беларуси, едино, у них есть общее понимание стратегической цели — подчинения республики Западу, а тактику они раз в несколько лет могут менять. Польша и страны Балтии после южноосетинского конфликта 2008 года называли себя «адвокатами» Лукашенко, добивались снятия санкций против Беларуси и ее привлечения в программу «Восточного партнерства» ЕС, и они же активнее всех добивались введения новых санкций и дипломатической изоляции Минска после провала «цветной революции» 2010 года, которая координировалась как раз из соседних стран НАТО.

Новый переход от «кнута» к «прянику» в отношениях с Минском начался после украинского кризиса 2014 года. Жесткая реакция России на государственный переворот в Киеве и вхождение Крыма в состав России снова сделали приоритетной задачей отстранение от власти в Минске союзного России независимого правительства и встраивание Беларуси в антироссийский «санитарный кордон» стран Восточной Европы.

Для достижения этой цели на Беларусь начали продвигать доктрину внешнеполитического нейтралитета, согласно которой республика должна отказаться от союза с Россией, выйти из Евразийского экономического союза и Организации договора о коллективной безопасности и объявить себя нейтральной страной: только на таких условиях возможны нормальные отношения Минска с международным сообществом.

Основанием для подталкивания Беларуси к нейтральному статусу стала принятая в стране после событий 2014 года внешнеполитическая концепция «донора безопасности». Согласно этой концепции, Беларусь — это страна-миротворец, которая должна выступать посредником при урегулировании международных конфликтов, предоставлять свою территорию для проведения переговоров между враждующими сторонами и в целом обеспечивать своей умиротворяющей дипломатией мир и стабильность в Восточной Европе.

Во многом концепция «донора безопасности» возобладала благодаря переговорам «нормандской четверки» в Минске об урегулировании конфликта в Донбассе. После заключения Минских соглашений в дипломатических кругах Беларуси стала популярна идея сделать Минск постоянно действующей переговорной площадкой по урегулированию конфликтов.

Проект минской площадки был обусловлен не только национальными интересами Беларуси, к которым относятся повышение международной значимости республики и создание условий для равноправного диалога со странами НАТО. Нужно учитывать также ценностные установки белорусской власти и общества, для которых после катастрофических для белорусов последствий Великой Отечественной войны мир — это фундаментальная ценность.

Поэтому популярность идеи сделать Беларусь донором безопасности, которая обеспечивает мир и стабильность в Восточной Европе, естественна и понятна.

Однако в США и ЕС естественный миротворческий импульс Минска использовали для манипуляций и тонкого шантажа: мол, если Беларусь хочет быть переговорной площадкой, то она должна стать нейтральной страной и отказаться от военного союза с Россией.

Откровеннее всех об этом заявляет президент Джеймстаунского фонда Глен Ховард. Джеймстаунский фонд — наиболее активный лоббист белорусского нейтралитета, и его руководитель с 2015 года продвигает в белорусском информационном пространстве мем о Беларуси как о «славянской Швейцарии».

«Очень многие надеются и верят в то, что вы останетесь нейтральной страной. На Западе хотят, чтобы Беларусь была славянской Швейцарией. Вы можете развивать нормальные отношения как с Россией, так и с Западом. Беларусь активно продвигает идеи мира, а Минск может стать новой Женевой и превратиться в площадку, где встречаются и решают проблемы», — говорил, например, Глен Ховард в 2017 году.

Характерно, что вне белорусского контекста Джеймстаунский фонд не отличается тягой к миротворчеству и созданию переговорных площадок для ненасильственного разрешения конфликтов в Восточной Европе. Риторика Глена Ховарда на Украине не имеет ничего общего с его пацифистскими пассажами для белорусской аудитории.

Обращаясь к украинской аудитории, Ховард, наоборот, возмущается тем, что Киев ведет переговоры с Москвой об условиях рыболовства в Азовском море.

Говорить с русскими — это предательство, заявляет директор Джеймстаунского фонда и предлагает вместо этого возрождать славные казацкие традиции пиратства.

По этим заявлениям видно, что нейтральная площадка для мирных переговоров — последнее, что нужно в этой жизни Глену Ховарду. Украине он прямо советует воевать с Россией. «Брать за горло» Крым и ставить ракеты на побережье Азовского моря. При этом его очень интересуют миротворческие возможности Беларуси.

Казус «кровавого голубя» из Джеймстаунского фонда не уникален.

Идею белорусского нейтралитета продвигают чуждые пацифизма «ястребы», многие из которых ранее отметились попытками поменять власть в Минске с помощью «демократической революции».

В 2011 году Freedom House совместно с Центром анализа европейской политики (CEPA) выпустили в Вашингтоне аналитический доклад «Беларусь после Лукашенко», в котором предлагали сценарий свержения «последнего диктатора Европы».

По их плану в Минске начинается бессрочная акция протеста, Лукашенко бежит в Абхазию, а легитимным правителем признается председатель Рады БНР в изгнании Ивонка Сурвилла, которая прилетает из Канады и восстанавливает правопреемство Беларуси с Белорусской народной республикой.

Спустя семь лет после этого доклада ведущий эксперт CEPA, бывший главком американских войск в Европе Бен Ходжес прилетел в составе американской делегации в Минск рассказывать Лукашенко про нейтральную Беларусь.

В той же делегации находился Майкл Карпентер — старший директор Центра дипломатии и глобальных отношений имени Джо Байдена, в прошлом специальный советник по внешней политике вице-президента США Джо Байдена и заместитель помощника министра обороны США по России, Украине и Евразии. В 2013–2014 годах он был одним из кураторов киевского «майдана».

Еще один лоббист белорусского нейтралитета — директор центра PACT, внештатный эксперт фонда Карнеги Балаш Ярабик известен как организатор «демократических протестов» в странах Центральной и Восточной Европы. В частности, он в числе многих приложил руку к «оранжевой революции» 2004 года на Украине.

Теперь Ярабик убеждает белорусских коллег в необходимости вывода российских баз с территории Беларуси, запугивая их вероятной «российской агрессией». Из его интервью следует, что за попыткой националистов захватить Дом правительства в 2010 году стояла Россия. Хотя белорусские спецслужбы прямо обвиняли в организации беспорядков западные фонды: NED, IRI, Фонд Адэнауэра и прочие.

Сегодня эти НПО организуют научные конференции и выпускают доклады о белорусском нейтралитете, доказывая, что Беларуси нужно всего-навсего отказаться от военного союза с Россией, чтобы стать полноценным участником международного сообщества.

Под сладкоголосые трели о «славянской Швейцарии» Беларусь подталкивают к отказу от российского «зонтика безопасности», который только и позволял Минску избежать принудительной «демократизации» по украинскому образцу, не рискуя в ответ на разгон «мирного протеста» подвергнуться «демократическим бомбардировкам» по образцу покойной Югославии.

Военный союз с Россией десятилетиями был основой иммунитета белорусского государства к технологиям «смены режима». Сегодня Беларусь хотят этой основы лишить. В этом главный смысл белорусского нейтралитета.

Александр Носович