Завершился день 25 марта. В современной Беларуси эта дата воспринимается по-разному – для подавляющего большинства она не значит вообще ничего, для меньшинства символизирует все связанное со свободой и независимостью, у другого меньшинства не вызывает ничего, кроме возмущения – ну как можно всерьез праздновать юбилеи существовавшего на бумаге квазиобразования, созданного в период оккупации?..

И тем не менее стараниями одного из меньшинств день 25 марта прочно вошел в быт белорусского государства в качестве головной боли для силовых структур и шаманских плясок тех, кто вышел «шчыльнымi радамi»…

В отличие от 2018 года, когда «прогрессивная общественность» выкатила свое мировоззрение к Оперному театру и собрала, по ее мнению, под 50 тысяч сочувствующих, в этом, неюбилейном году ее сразу же жестко поставил на место Президент во время Большого разговора: хотите отмечать – на Бангалор.

Но реальность показала, что управлять мартовским процессом не так-то просто. Никакого Бангалора не было – т.е., другими словами, мнение Президента просто проигнорировали, вывели его за скобки. Зато был огромный концерт в Гродно, концерт в Минске в Киевском сквере, вывешенные 25 марта из окон бело-красно-белые флаги, задержание культовых белорусских музыкантов в центре Минска и многочисленные фейерверки, запущенные в 21.00. Все происходящее меньше всего походило на контролируемый и четко прогнозируемый сценарий – и, конечно, давало прекрасный повод для злорадства десяткам фэйбучных комментаторов.

И пусть число участников мероприятий-2019 в целом было небольшим (если собрать всех воедино, вряд ли набралось бы больше 10 тысяч), дело совсем не в этом. История намекает на то, что ситуацию в стране может в корне изменить и куда меньшее количество людей. Главное, чтобы они были сорганизованы, мотивированы и заряжены на действие. А этого у приверженцев даты 25 марта хоть отбавляй. Обратите внимание на сделанные на мартовских митингах-концертах фотографии. В основном это совсем не седые ветераны перестроечной политики, хотя есть и такие. Главным образом в толпе – решительные молодые люди от 20 до 30, многие с детьми, которые, радостно улыбаясь, размахивают БЧБ-флажками. А это означает одно: значительная часть этого поколения потеряна безвозвратно.

Собственно, любая успешная политика строится на том, что политик предлагает людям что-то, в чем они реально нуждаются. Именно так работала в 1917-м пропаганда большевиков: у вас нет хлеба, земли, мира? Мы дадим вам все это!..

Именно так работает современная пропаганда 25 марта: у вас нет подлинной независимости, европейских ценностей, белорусского языка? Мы дадим вам это. Плюс детскую игровую площадку для вашего малыша, плюс фудкорт, плюс Вольского с гитаркой, плюс простоту и демократичность в общении. Словом, то, что не похоже на ныне существующие порядки. И эта нехитрая схема работает – примерно так же, как и в 1917-м.

Да, многие из тех, кто копает под современную Беларусь, знают, что последствия ее падения будут ужасны, что будут кровь, нищета и отток населения за границу. Но большинство-то уверено в том, что их ожидает дивный новый мир…

Так все-таки кто же победил в противостоянии 25 марта?..  Мне кажется, ответ стал очевиден, когда ОМОНовцы начали запихивать в микроавтобус Вольского и Ворошкевича «для установления личностей». Когда подъехавший автокран начал поднимать стрелу, чтобы снять бело-красно-белый флаг с дома. Когда одинокий милиционер в кольце презрительно свистящих людей устало взывал в мегафон о том, чтобы милицию не вынуждали применять силу…

Именно в эти моменты стало очевидно, что все эти прежние методы уже просто не работают. Они ничего не смогут поменять в приоритетах людей, которые сделали свой выбор.

И пусть этих людей действительно мало, но зато они очень активны, знают, чего хотят – и имеют массу симпатизантов даже в стане идеологических противников. В отличие от их оппонентов, которые до сих пор так и не разобрались с главным вопросом – тащить или пущать?..

 

Игорь Орлович