2 апреля общественность России и Беларуси отмечала День единения народов двух стран. Высказался по этому поводу и глава Постоянной комиссии Палаты представителей по международным делам Владимир Воронецкий. Однако его интервью изданию «Союз-Евразия» содержало не только позитивные моменты. Прошелся Воронецкий и по тому, что во взаимных отношениях показалось ему нелепым и необъяснимым.

Так, Воронецкого возмутила позиция некоторых российских СМИ и блогеров: «Критикуют за то, что в Беларуси больше внимания стало уделяться белорусскому языку. Указатели, мол, и вывески на улицах, в метро и на вокзалах на нем появились… Слушайте, ну как к этому можно относиться? Было бы смешно, если бы не было так грустно. Представьте, если бы у нас в Беларуси начали критиковать россиян за укрепление роли русского языка в России. В том же ключе, в котором они критикуют нас… Что бы они о нас сказали или подумали? И что сказали бы о нас в других странах?»

На первый взгляд, претензии депутата звучат логично, а при ближайшем рассмотрении становится понятно, что он просто подменяет понятия.

Ведь справедливые вопросы вызывает отнюдь не то, что в Беларуси «больше внимания стало уделяться белорусскому языку», а то, что это внимание уделяется в ущерб русскому.

Стоит напомнить г-ну Воронецкому простую истину: в Беларуси два государственных языка. Белорусский и русский. И нигде, ни в какой бумаге не зафиксировано, что у белорусского языка есть некие преимущества перед русским. Они – равноправны и равнозначны. А значит, и внимание им нужно уделять одинаковое.

А с этим вопросом в Беларуси, извините за тавтологию, большие вопросы, а точнее – полный раздрай, зависящий исключительно от симпатий конкретных людей. Кто-то когда-то решил, что остановки в общественном транспорте будут объявлять только по-белорусски, что вывески с названиями улиц будут только белорусские (в последнее время еще и на дичайшей, не пойми какой, латинице), что надписи на вокзале нужны только белорусские, что указатели к достопримечательностям будут только белорусские. Или – не только, но русский дубляж будет написан снизу, сильно помельче, чем белорусский, одинаковой величиной шрифта с английским. Он, этот «кто-то», себя не афиширует, и решения эти принимались тихой сапой, их не выносили на общественное обсуждение. Просто ввели явочным порядком – и все. А ведь это – прямое и грубое нарушение белорусского законодательства. Просто потому что одному государственному языку отдано предпочтение перед другим. И, кстати, вовсе не в мелочной сфере – с общественным транспортом сталкиваются ежедневно миллионы людей.

Можно, конечно, сослаться на то, что живущие в Беларуси русские и так прекрасно понимают белорусский и проблем с этим нет. Но, во-первых, далеко не все приезжающие в Беларусь русскоязычные туристы обязаны знать и хорошо понимать белорусский язык и с лету догадываться, что, к примеру, станция метро «Кастрычнiцкая» — суть «Октябрьская». А во-вторых, опять-таки – есть просто буква закона. В стране два госязыка – и коль скоро страна на это подписалась, то в ее задачу входит обеспечение равных прав носителей двух языков. Не «в первую очередь нашего, белорусского», а двух.

Конечно же, есть и другие примеры. Например, объявления на том же вокзале Минска вполне корректно звучат и по-русски, и по-белорусски. То же касается аэропорта. Но, повторюсь, искать в этом какую-то логику – напрасный труд. Опять же – кто-то конкретный решил, что так нужно. А ведь это – норма, которая должна быть прописана законодательно. Иначе возникают многочисленные «вилки», оскорбляющие людей и вызывающие ненужный негатив.

«Я лично задумываюсь: а что в голове у этих людей, которые осуждают белорусов за то, что мы хотим разговаривать на своем родном языке, на языке своих предков, стремимся сохранять и развивать обычаи и традиции своего народа», — задается риторическим вопросом депутат Воронецкий.

Отвечаем: да никто не осуждает белорусов, желающих говорить на своем родном языке. Речь идет о другом, а именно о расширении прав белорусскоязычных граждан за счет ущемления прав носителей русского языка (в том числе и этнических белорусов). Которых в Беларуси, если г-н Воронецкий не в курсе, сильно побольше, чем носителей белорусского. Худо это или хорошо – другой разговор, речь идет о том, что на данный момент это факт, от которого никуда не деться.

 

Игорь Орлович