Последние полгода ситуацию в Союзном государстве России и Беларуси называют «стратегическим переосмыслением», «войной нервов» и тому подобным. Процесс идёт, но в чём его цель и сверхидея, адекватны ли используемые средства?

Как промежуточный результат, российская политика в отношении Беларуси достигла ранее немыслимого: вокруг Лукашенко сгрудилась… почти вся белорусская оппозиция, впервые за 25 лет! На почве общей «угрозы» – российской.

Да, Александр Григорьевич – партнер, мягко говоря, сложный, противоречивый. Заметно, что он последовательно разыгрывает Москву и Запад, а также внутреннюю националистическую карту, и ошибки Виктора Януковича на Украине ему нипочём. Но также нет сомнений, что ему удалось сохранить и отстроить и экономику, и социальное государство для своих граждан – пожалуй, успешнее всех на постсоветском пространстве.

А что предлагает Россия белорусскому народу в деле интеграции? Именно народу, обществу, а не лично Лукашенко? Ибо, согласно опросам, общество видит сегодня попытку России инкорпорировать Беларусь путём переговорного давления.

Параллелей с Украиной не избежать. Десятилетиями обе страны виделись из Москвы как естественные довески, мол, «никуда не денутся». Едва ли не единственным инструментом влияния на украинском направлении была газовая труба плюс личные отношения между олигархами. В Белоруссии наша политика выходила из комы лишь для того, чтобы пробить очередное дно политических, дипломатических, финансовых и медийных отношений.

Экономическая и финансовая политика правительства России в братской стране иногда, как это ни удивительно, была почти неотличима от американской, а Россельхознадзор видел в Белоруссии чуть ли не злейшего врага. Кое-кто носился даже с идеей смещения её президента.

В гуманитарной сфере наша работа, когда она велась, часто собирала беспринципных маргиналов-грантоедов и фриков, включая язычников, строящих «единство» на основе рун и другой ультранационалистической и средневековой мути. Очевидно, что уважающий себя человек в любой стране будет держаться подальше от таких «ценностей». Барское, через губу, общение с белорусами выглядело отталкивающе. Молодёжная политика была слабейшим звеном, словно Москву ничему не научили «цветные революции».

В сумме всё это плюс активная деятельность «имперцев» давало чёткий посыл: бойтесь русского шовинизма! Нет ничего эффективнее, чтобы оттолкнуть от себя любое государство.

Тем временем Польша, ФРГ и США находятся в высокой степени готовности, чтобы при первом же случае политически и экономически «поглотить» Беларусь.

Простых рецептов нет. Между тем другого пути, как доводить до белорусов привлекательное для них видение интеграции, тоже нет. Это видение необходимо как можно быстрее разработать.

Нужно вести речь не об абстрактных «воссоединении», «объединении», а о конкретной равноправной интеграции. Убрать менторский тон и отказаться от слов «субсидия», «иждивенчество», «неэффективная экономика». Переговоры нужны более открытые, следует подключить экспертное сообщество, не скрывать острые и проблемные моменты.

Хорошо известно, что немало организаций и вузов в Союзном государстве ведут на своём уровне важные проекты в сфере истории и гуманитарных вопросов. Они явно заслуживают моральной и материальной поддержки. Чтобы общественные контакты были ещё более эффективны, необходимо создать при Общественной палате РФ координационную группу.

Если работа с белорусами не будет настроена, скоро станем писать колонки на тему «Кто потерял Беларусь».

Крашенинникова Вероника

Литературная газета