О том, какие выгоды может для себя извлечь белорусская экономика от сотрудничества с Китаем, рассуждает колумнист Sputnik Александр Шпаковский.

25 апреля 2019 года начался официальный визит президента Беларуси в Китай, и в отечественных политикоформирующих кругах это событие по праву признается одним из наиболее важных в дипломатическом календаре нашей страны. Ожидается, что в Пекине Александр Лукашенко примет участие в мероприятиях II Форума международного сотрудничества «Пояс и путь», а также выскажет предложения белорусской стороны по развитию этой глобальной инициативы, ее сопряжению с проектом евразийской интеграции.

Укрепление многовекторности

«Всестороннее стратегическое партнерство», соглашение о котором было подписано между Беларусью и Китаем в 2013 году, является одной из наиболее высокоуровневых форм сотрудничества, существующих в дипломатической практике Пекина. Понятно, что для Беларуси даже исключительно с политической точки зрения выгодно наличие отношений стратегического характера с Китаем, что придает реальную значимость многовекторной внешней политике официального Минска.

Пекин открыл для белорусского руководства двери в Шанхайскую Организацию Сотрудничества (ШОС), а сам факт периодических контактов лидера небольшой европейской страны, коим является Александр Лукашенко, с руководителем гигантского Китая Си Цзиньпином в мире большой политики свидетельствует о многом. Практически с самого начала своего президентства Лукашенко начал достаточно активно «отрабатывать» китайское направление и каждые 2-3 года совершал рабочую поездку в Китай. Всего с 1995 года состоялось 10 визитов белорусского президента, а в ответ прошло 8 визитов высших китайских руководителей, включая председателей КНР Ху Цзиньтао (2000 год) и Си Цзиньпина (2015 год). Судя по достижению уровня «всестороннего стратегического партнерства» в отношениях с Китаем, в политико-дипломатическом плане эта активность принесла свои плоды.

 

Помимо общности взглядов на различные события международной политики, белорусское руководство в сотрудничестве с КНР также привлекает прагматичный подход китайской стороны к выстраиванию внешних связей, в соответствии с которым Пекин не выдвигает своим партнерам неких требований «ценностного соответствия». Это неудивительно, ибо и сам Китай декларирует приверженность принципам социализма, однако в экономике вполне успешно сочетает командно-административные и либерально-рыночные методы, порой весьма далекие от социально-ориентированной политики. Кроме того, китайский опыт авторитарной модернизации пользуется популярностью в среде белорусских интеллектуалов, и не зря послом в КНР был отправлен один из лидеров либерально-технократического блока отечественной номенклатуры, доктор экономических наук Кирилл Рудый.

Экономическое сотрудничество: возможности и риски

Также вполне естественно, что в силу особенностей своего географического положения и высокого транзитного потенциала Беларусь проявляет серьезный интерес к участию в китайском проекте «Экономического пояса шелкового пути», сухопутный маршрут которого будет проходить через территории государств Центральной Азии, России и нашей страны. Представляется, что именно тема транзита грузов в Европу наряду с открытостью и готовностью к сотрудничеству белорусского руководства обусловила внимание Пекина к партнерству с Беларусью, что некоторым внешним наблюдателям даже кажется странным из-за явной диспропорции договаривающихся сторон.

Эта разница в весовых категориях и есть основной риск для Минска в развитии экономического сотрудничества с КНР, когда без всякого злого умысла с китайской стороны появляются весьма негативные последствия для белорусской экономики. К таким, например, стоит относить дисбаланс в двусторонней торговле, где с 2013 года для нашей страны сложилось отрицательное сальдо более чем в 10 миллиардов долларов США.

Иным сложным вопросом является структура торгового оборота, так как львиную долю отечественного экспорта в Китай составляют калийные удобрения, в то время как Беларусь импортирует из КНР промышленную и высокотехнологичную продукцию. В основе китайского экспорта в нашу страну находятся аппаратура связи, вычислительные машины для обработки информации, автозапчасти, железнодорожные электрические локомотивы. Согласно исследованиям белорусских экономистов, в 2017 году на Китай приходилось 2/3 от всего импорта мобильных телефонов, 85% от общего количества ввезенных ноутбуков, и это при том, что данные виды продукции, закупленные в других странах, также имели преимущественно китайское происхождение.

В этой связи приоритетной задачей для Беларуси видится выравнивание торгово-экономического баланса с КНР (впрочем, эта задача актуальна для большинства стран мира), а также снижение сырьевой составляющей в структуре отечественного экспорта. Здесь, по информации белорусского посла Кирилла Рудого, за последнее время удалось добиться существенных успехов: доля калийных удобрений снизилась c 80% до 55%, прирост несырьевого экспорта за прошлый год составил 66%. Важнейшим достижением в этой связи стало завершение аккредитации белорусских производителей мясомолочной продукции в КНР, после чего по итогам 2018 года поставки молока на китайский рынок выросли в 6 раз, а общий экспорт пищевой продукции увеличился в 5 раз.

Беларусь стала первой европейской страной, наладившей постоянную загрузку поездов, возвращающихся из Европы в Китай, высококачественной сельхозпродукцией. Очевидно, что закрепление на китайском рынке сельхозпродукции имеет для Беларуси ключевое значение с учетом планов по диверсификации экспорта и снижению зависимости от РФ в данном вопросе.

Что касается непосредственно II Форума международного сотрудничества «Пояс и путь», то на полях этого мероприятия планируется подписать более 20 документов, касающихся белорусско-китайского взаимодействия. Необходимо отметить, что по итогам минувшего года китайские инвестиции в экономику нашей страны на чистой основе выросли в практически в 3 раза и составили 120 миллионов долларов США. Китайские инвесторы реализуют на территории Беларуси ряд серьезных проектов, включая индустриальный парк «Великий камень», деятельность компании «Мидея», завод «БЕЛДЖИ» и пр. При этом нужно понимать, что китайские кредиты и инвестиции отнюдь не являются благотворительностью, имеют свои «подводные камни», и было бы наивно легкомысленно относиться к данной теме. Вместе с тем курс на стратегическое партнерство с Китаем взят давно, уклоняться от сотрудничества с ведущей экономикой мира бесперспективно, и только от компетенции белорусских управленцев зависит, извлечет ли Минск практическую выгоду от «всестороннего стратегического партнерства» с Китаем и участия в проекте «Нового шелкового пути».