В уже далеком 2017 году Общество белорусов мира «Бацькаўшчына» проводило мероприятие, в котором принимал участие глава МИД Беларуси Владимир Макей. Мероприятие мероприятием, но деятельность данного объединения вызывает некоторые вопросы.

В частности, очень интересно, с какой целью на сайте данной организации в галерее размещены деятели, в количестве 28 человек, которые предлагаются в качестве национальных героев Беларуси. На данный момент времени мы уже познакомились с 15-ю деятелями,  из которых все оказались шарлатанами, жуликами и предателями, сотрудничавшими с нацистами:  Янка Золак, Федор Ильяшевич, Михаил Ковыль, Антон Адамович, Владимир Клишевич, Владимир Дудицкий, Владимир Набагез, Рыгор Крушына, Аляксандра Саковіч, Алесь Салавей, Івонка Сурвілла, Масей Сяднёў, Янка Запрудник, Юрка Віцьбіч, Ларыса Геніюш.

Пришла пора рассмотреть следующего деятеля — Наталлю Арсенневу. Вообще, очень удивляет, что змагары, с учетом предполагаемой родословной Арсеньевой, записали ее в свои не очень стройные ряды. Лично я думаю, что это связано, как обычно, с их повальной необразованностью и элементарным нежеланием объективно воспринимать декларируемые ими во вне постулаты.

Итак, Наталья Арсеньева родилась в Баку в русской семье начальника Бакинской таможенной округи. Причем ее род по женской линии по некоторым источникам восходил к Михаилу Юрьевичу Лермонтову. Кем оказался на деле потомок великого русского поэта, прозаика, драматурга и художника мы скоро узнаем по факту. Вот, что, например, пишет о ней «Белсат»:

Насколько она и чем там жила и насколько вынуждено она куда там уехала, мы все вместе и рассмотрим.

Но да ладно, нравится им выставлять себя неотесанными поленьями, пусть и дальше выставляют на потеху людям, а мы идем дальше. В 1914 году семья переехала в Ярославль, для тех, кто не знает – это в России:

На карте видно, что это никак не рядышком и пешочком не походишь каждый день. Но это не важно, а важно то, что если она родилась в 1903 году, а в 1914 она с семьей уехала в Ярославль, то есть в 11 лет, то, почему есть информация об окончании Виленской белорусской гимназии, которая была основана 1 февраля 1919 года Иваном Луцкевичем, а про другие образовательные учреждения, где училась до поступления в польский университете Стефана Батория — нет?

Интересно то, что могла в нее попасть не раньше 1919 года, то есть, когда ей было 16 лет. Не кажется ли вам, что идти в школу как-то позднова-то? Наталья Арсеньева где-то училась до Виленской белорусской гимназии или, как и многие змагары – нет? Я думаю, что училась, но вот рассказывать она об этом почему-то никому не стала.

Ах да, забыл упомянуть, что в свои 11 лет она написала свой первый стих, и написала его на русском языке. Мозаика начинает складываться и все больше кажется, что змагары в белорусы записывают всех, кто действовал против России, и вовсе для них не важно был ли он белорусом и принес хоть какую-то пользу белорусскому народу или нет. С таким успехом оппозиционеры скоро и Гитлера запишут в национальные герои Беларуси. Хотя, чего это я? Уже же записывают

Но обо всем по порядку. Закончила она, значит, Виленскую белорусскую гимназию, и поступила в университете Стефана Батория, преподавание в котором велось на польском языке. Как так-то? А как же Беларусь и все о ней, как пишут змагарские СМИ?

В 1922 году вышла замуж за польского офицера Франца Кушеля и уехала жить в Польшу. Наталья Арсеньева в Беларусь-то попала впервые только в 1939 году, то есть, когда ей было уже 36 лет. Вот это белоруска так белоруска! Родилась в семье россиянина, жила в Литве, училась в польском вузе, жила с 1922 года в Польше. Белорусскость прет прямо со всех мест!

Так вот, приехала она в Беларусь в 1939 году и устроилась благодаря прожженному коммунисту Максиму Танку в советскую «Сялянскую газету», где строчила хвалебные оды ганебным коммунистам. Ой, что это я? Тогда для нее они были святые, а не ганебные, ведь ее муж сражался с ними под Львовом и был взят в плен со всем своим батальоном. Вот, 21 января 1940 года в газете «Вилейская правда» Арсеньева публикует стих с говорящим названием «Памяцi Ленiна»:

 

У гэткi дзень, адзеты ў iней,

Дзень серабраны, iльдзяны,

Калi пад сiнiм небам стынуць

Бяроз прамерзлых галiны, —

У дзень такi ў гады iмкненняў,

У гады нябачаных падзей

Згас Волат, згас магутны генiй

I незабыўны друг людзей.

Ён адышоў, але аставiў

Вялiзны, як ён сам, завет.

Сябе й жыццё аддаць для справы,

Стварыць цудоўны новы свет.

Ён жыў натхнёна…

Больш чым можна

Даваў з сябе, даваў без мер,

Стварыў нiкiм непераможны

Аплот працоўных — Камiнтэрн.

I згас… Але пакiнуў словы,

Прарочых, творчых словаў раць.

Па ўсiх краях, на ўсякiх мовах

Яны, рассыпаўшысь, гучаць.

Iдуць гады… Ён спiць спакойна,

Бо з праўдай ленiнскiх iдэй

Вядзе наш свет далей нястомна

Другi вялiкi правадыр.

Вядзе да зорнай яснай далi

З любоўю ў сэрцы залатым, —

Наш дарагi таварыш Сталiн,

Друг i прыяцель беднаты.

И он далеко был не один:

Немного о ее муже. Вместе с другими польскими офицерами Кушель попал в Старобельский лагерь для польских офицеров-военнопленных, где содержалось 4 тыс. человек. Почти все заключённые были расстреляны («катынский расстрел»). Однако, Кушель вместе с ещё несколькими офицерами расстрелян не был, а был перевезён в Бутырскую тюрьму, где его подсаживали к высокопоставленным польским военнопленным, в том числе и к генералу Андерсу, которых он и сдавал. С приходом немцев сразу же переметнулся на их сторону и занимался организацией борьбы с белорусскими партизанами и белорусским населением.

Муж да жена – одна сатана, ну а мы вернемся к Наташке. Наталья Арсеньева была выслана в Казахстан, где ее заставили наконец-то поработать, но ей это, судя по всему, не понравилось и, вернувшись в Беларусь, не задумываясь, стала сотрудничать с нацистами, лишь бы не работать. По мнению змагаров, труд настолько унизительная вещь, что можно даже сотрудничать с ублюдками, сжигающими людей живьем только за то, что они по чьему-то там мнению не такие как надо. Вот какие могут быть разговоры с существами, придерживающимися такого мнения?

Вообще, добропорядочный труд – это благородное и достойное занятие, каким бы он ни был – писать поэму, тянуть плуг, точить деталь, водить машину и т.д. А вот безделье и лень – это порок, влекущий за собой разруху, нищету и деградацию. Но змагары считают иначе – для них лучше убивать, насиловать и грабить, а не честно трудиться. Но все это совсем другая история, а мы вернемся непосредственно к изначальной теме.

Итак, Наталья Арсеньева не только была замужем за коллаборантом, но и сама сотрудничала с нацистской «Минской газетой». И вот примеры того, что она насотрудничала:

«Жыве Беларусь!» (1944, № 1, с. 13)

«За Родину» (№ 4 от 13 сентября 1942 года, стр. 3)

Это все привело к тому, что как написал «Белсат» ей пришлось вместе с мужем сбежать в Германию, вслед за высшей расой, которую нещадно колошматили на всех фронтах наши деды. Там Наталья Арсеньева долго мыкалась и с приходом войск союзников смогла перебежать к ним, бросив своих недавних друзей – нацистов. Опять, вместе с мужем, резко сменили взгляды и стали теперь уже демократами.

В 1949 году уехала в США, работала на радио «Сволота». Итого, что имеем? За всю жизнь в Беларуси прожила около 6 лет, ничего хорошего для Беларуси и белорусского народа не сделала, сотрудничала с нацистами, а впоследствии и после войны продолжила свою предательскую деятельность, в итоге жизнь прожила как проститутка, которая была готова менять свое мнение за деньги и выгоду и идти на сделку с кем угодно, лишь бы пожирнее кусок оттяпать.

И вот эту «личность» змагары не только считают героиней и достойной личностью, но и хотят всем белорусам навязать ее в качестве национального героя. Это не просто возмутительно, но и даже как-то откровенно дико предлагать в качестве героя такую личность, которая не только сотрудничала с нацистами и прославляла их, но и была замужем за предателем, истреблявшим белорусов, и воспитавшей такого же предателя, убитого белорусскими партизанами.

Дмитрий Перс