Отношения России и Беларуси по накалу страстей обгоняют лучшие мексиканские сериалы. Стороны продолжают обмениваться острыми выпадами по экономическим и социальным вопросам. Какая кошка пробежала между лучшими друзьями на этот раз?

Яблоки преткновения

21 марта Россельхознадзор напомнил, что по имеющейся у него информации из Беларуси продолжают поставлять санкционную продукцию. Было принято решение с 22 марта приостановить реэкспорт свежих яблок, страной происхождения которых является Турецкая Республика и другие страны.

Проблема не нова: белорусских поставщиков давно просят принимать меры, подтверждающие страну происхождения товара. В том числе это просят делать в случае реэкспорта из третьих стран и растаможки в Беларуси с дальнейшей отправкой в Россию. Наша сторона так же упорно эти рекомендации игнорирует. Сопроводительные фитосанитарные документы продолжают изобиловать недостоверными данными либо вовсе отсутствовать.

Пресс-секретарь Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору Ю. Мелано также указала на то, что в марте резко вырос экспорт яблок из Беларуси. Причём маршрут их движения указывает на сомнительное происхождение. Вместо прямых поставок через порт Новороссийска их везли по маршруту Турция-Латвия-Беларусь-РФ.

Россельхознадзор просто устал от того, что «через пункты пропуска, расположенные на российском участке внешнего контура Евразийского экономического союза» в страну попадает подкарантинная продукция третьих стран. Грузы при этом сопровождаются сертификатами, заверенными белорусской Главной госинспекцией по семеноводству, карантину и защите растений. В службе предположили, что белорусская сторона не предпринимает никаких мер для недопуска «санкционки» на внутрироссийский рынок.

Яблоки под видом картошки
22 апреля под видом в том числе картошки пытались ввезти яблоки без документов. Изображение: Россельхознадзор

Это привело к тому, что 10 апреля Россельхознадзор полностью запретил ввоз из Беларуси яблок и груш. Запрет начал действовать через два дня. Чашу терпения переполнили поставки якобы отечественных яблок, усилившиеся в марте. По мнению экспертов, фрукты не могут храниться так долго, и в прошлом году, например, поставки прекратились ещё в середине февраля. За первую неделю февраля в России остановили десятки фур с грузом сомнительного происхождения. 39 автомобилей перевозили санкционную продукцию без фитосанитарных документов, в 36 из них ехали яблоки и груши.

Запрет на ввоз яблок из Беларуси

Реакция президента Беларуси на обвинения не заставила себя ждать:

«Там уже обнаглели настолько, что начинают нам выкручивать руки».

А затем последовала неявная, но всё же угроза перекрыть нефтепровод «Дружба» на территории Беларуси.

Перекрыть нефтяную артерию

11 апреля вице-премьер Беларуси И. Петришенко вспомнил о долгой истории эксплуатации нефтепровода «Дружба», заложенного в 1960-е гг. Особенно его заинтересовало состояние той части «трубы», которая проходит по территории Беларуси. Петришенко заявил:

«Были определённые выводы наших инженеров и технических сотрудников, что этот нефтепровод необходимо было закрыть на регламентные ремонтные работы ещё полтора года назад».

Для инженерной конструкции с полувековой историей ничего удивительного в плановом ремонте нет. И если полтора года назад, когда эта тема поднималась в разгар «газовых» споров, на ремонт ничего не закрывали, то сейчас на желание перетянуть братским жгутом фактически единственную нефтяную артерию намекнули более прозрачно. Сослался Петришенко при этом на экологию и «моменты», из-за которых нужно либо ограничить, либо прекратить поставку нефтепродуктов по «Дружбе».

Линейная производственно-диспетчерская станция «Мозырь».
Линейная производственно-диспетчерская станция «Мозырь». Изображение: transoil.by

На территории Беларуси находится т. н. «северный» участок «Дружбы». «Южный» проходит в том числе и по территории Украины. Суммарно по ним прокачивают 50,5 млн тонн нефти в год. В отличие от газовой «трубы» «Дружба» находится в собственности Республики Беларуси, и коллапс на этом направлении выглядит как настоящий нефтяной шантаж. В «Транснефти» комментировать последствия перекрытия отказались, а равно и не рассказали об альтернативных путях поставок.

Какую-то часть нефти Россия может перенаправить по трубопроводам в порты Новороссийска, Приморска и Усть-Луги и доставлять конечным потребителям по морю. Пропускную способность этих маршрутов оценивают в 30-40 млн тонн в год. Однако как минимум 10 млн тонн окажутся недопоставленными, а железную дорогу почти не используют из-за дороговизны и логистических препятствий.

Перекинуть 10 млн тонн на восточные рубежи нельзя — мощности «Транснефти» в спецнефтепорту Козьмино (Приморский край) загружены на 100%. Оттуда в Китай гонят нефть высокого качества из Восточной Сибири. Получается, что белорусский участок действительно имеет стратегическое значение, и об этом руководство знает наверняка. Сколь-либо длительное его перекрытие поставит под угрозу выполнение плана поставок углеводородов. А в сочетании со снижением стоимости «чёрного золота» (74,5 долларов за баррель по состоянию на последнюю декаду апреля) может привести к существенным потерям для федерального бюджета.

При этом нефтепровод «Дружба» уже демонстрировал признаки износа, это не выдумки белорусских властей. В ночь с 26 на 27 апреля 2015 года на территории нефтеперекачивающей станции «Гомель» прорвало технологический нефтепровод Унеча-Мозырь диаметром 530 мм с рабочим давлением 45 атмосфер и глубиной залегания 1,7 м. Нефть разлилась на 0,06 га. Аварийные службы успешно переключили мощности на резервную ветку. Тогда план прокачки на экспорт и белорусские НПЗ сорван не был, проблемы оперативно устранили.

20 апреля в эфире телеканала СТВ прозвучала информация о поставках в Беларусь некачественной российской нефти марки Urals. В 100 раз зафиксировано превышение концентрации некоего хлорорганического вещества с «высокой коррозийной активностью». Председатель концерна «Белнефтехим» А. Рыбаков заявил, что ремонт дорогостоящего оборудования займёт от полугода и более. В денежном выражении стоимость ремонта составляет десятки миллионов долларов США, если не сотни. Пока больше пострадал Мозырский НПЗ (на нём даже что-то вышло из строя), до «Нафтана» нефть дойти якобы не успела. Это не помешало директору Новополоцкого НПЗ назвать случившееся «катастрофой для завода», объявить о потере десятков миллионов долларов и возможной остановке предприятия. «Белнефтехим» настаивает на разговоре с российской стороной и оценке ущерба. Периодически проблемы, как оказалось, возникают уже на протяжении трёх лет.

Это произошло на фоне анонсированного повышения тарифа на прокачку «чёрного золота» на 23,1%.

Вскоре стало известно о перекрытии подачи нефти в Украину и ЕС, хотя какая-то часть некондиции успела миновать нашу границу. Учитывая скорость прокачки, специалисты отметили, что подача нормального сырья должна возобновиться не раньше 1 мая.

Отказ от экспорта нефти

Готова ли Беларусь добровольно перекрыть нефтяную артерию, которая питает в том числе и её «организм»?

Отказ от российской нефти — блеф или реальность

Разумеется, пока заявления о «закрытии на ремонт» выглядят шантажом и блефом. Однако с мая белорусская сторона собирается в одностороннем порядке повысить тариф за транзит нефти по «Дружбе» на 23%. Это вновь объясняется «экологической ситуацией». «Транснефть» к такому шагу оказалась неготова и сообщила о скорых переговорах или, в крайнем случае, обращении в антимонопольные органы Союзного государства.

Тему альтернативных поставок нефти в Беларусь мы уже рассматривали, поэтому подробно останавливаться на ней не будем.

По сути, с начала года ничего не изменилось — найти 100% замену дисконтным российским углеводородам невозможно. Несмотря на то, что Мозырский НПЗ готов перерабатывать любую нефть мира, удалённость Беларуси от морских путей и поставщиков не позволяет ей «послать» Россию. Даже скидка от «Укрзализныци», которую та готова предоставить за транзит нефти из одесских портов по железной дороге, не впечатляет. Всё равно дорого. Ни иранская, ни венесуэльская, ни азербайджанская нефть пока не заменяют исправно перекачиваемую из российских недр. Один из участников конференции «Нефтегазовые рынки Центральной и Восточной Европы» так высказался на этот счёт:

«Доставка нефти трубопроводным путём — самый дешёвый вариант. Альтернативные варианты логистики — это всегда дороже. Доставка нефти танкером, услуги порта, нефтебазы — это всё стоит денег и удорожает логистику».

Помимо логистики нужна ещё скидка, которую нефтеносные державы при нынешней стоимости «чёрного» актива практически не дают. Поэтому на ближайшие годы отказ от российской нефти выглядит исключительно блефом. Все линии (завершение или отказ от построения основных институтов Союзного государства, истечение президентских полномочий В. Путина и завершение срока А. Лукашенко, поставка для Беларуси нефти по мировым ценам) сводятся к 2024 году. До этого, скорее всего, Беларусь будет производить разовые и эпизодические поставки казахской или азербайджанской нефти и демонстрировать свою углеводородную независимость. А Россия благодушно взирать на диверсификацию напоказ.

Мединские чтения

Буквально на следующий день после нефтяных намёков проходило совместное заседание коллегий министерств культуры России и Беларуси. На нём присутствовали соответственно В. Мединский и Ю. Бондарь. Рядовое, в общем-то, мероприятие, интересное лишь новостным порталам, едва не переросло в хайповый конфликт.

Мединский заявил:

«В последнее время в СМИ всё чаще появляется информация о том, что русский язык пропадает с вывесок, на спортивных мероприятиях вывески на английском и белорусском (…) Я бы очень просил… чтобы эта важнейшая часть нашего культурного гуманитарного сотрудничества [поддержка русского языка] оказалась в фокусе министерства культуры [Республики Беларусь]».

Железнодорожный вокзал в Минске, центральный вход.
Железнодорожный вокзал в Минске, центральный вход. Изображение: tut.by

Министру культуры Бондарю пришлось спешно открещиваться от экивоков на ущемление русского языка. В итоге он угодил в цугцванг и выдал: «Наоборот, мы сегодня думаем над государственными программами по популяризации белорусского языка». Оппозиционные СМИ, разумеется, перевели высказывание Мединского в духе «так же начинали в Крыму и на Донбассе». Российские аналогичные ресурсы расценили это как новую попытку защитить суверенитет и дистанцироваться от России ещё дальше.

Министр культуры Беларуси Бондарь про русский язык

Вообще, в последние месяцы в Беларуси увлеклись вовсе не белорусизацией или русификацией, а созданием по казахскому образцу некоей трасянки-латиницы. Впервые она появилась накануне чемпионата мира по хоккею 2014 года и с тех пор все эти Plośća Jakuba Kolasa и Niamiha стали притчей во языцех. Именно этот непонятный язык (пошлая смесь польского написания и белорусского произношения) захватывает улицы, дома и таблички, и скорее именно от него нужно защищать традиционные русский и белорусский.

Трудности переводов

15 апреля Россельхознадзор обратил внимание на белорусское ООО «Танкверт». Это оптовый поставщик молочной продукции, зарегистрированный в августе 2018 года. Учредителем компании выступает мать директора Ю. Воскресенского. Регулятора возмутило созвучие наименования юрлица с фамилией руководителя РСХН С. Данкверта.

Пресс-служба высказалась в том ключе, что «учредители компании неслучайно дали имя организации, созвучное с фамилией руководителя Россельхознадзора». Однако в чём именно состоит «неслучайность» не пояснили. «Танкверт» также известна как «компания под номером 28». Она входит в так называемый шорт-лист из 36 подозрительных поставщиков животноводческой продукции. Под видом транзита эти белорусские компании, по мнению российской стороны, ввозят на территорию РФ санкционную продукцию и реализуют её «на месте».

Директор ООО «Танкверт» так прокомментировал внимание к его фирме со стороны российских регуляторов:

«С учётом ранимости и тонкой душевной организации руководителя Россельхознадзора нами было принято решение о переименовании компании».

Также он объяснил простым «совпадением» созвучие наименования поставщика «молочки» с фамилией главы Россельхознадзора. И посоветовал ведомству тщательнее проводить исследование деятельности «лжетранзитных» организаций, 9 из которых — это крупные государственные заводы. Он подтвердил, что продукцию «открытых» заводов (разрешённую ко ввозу в Россию) поставляют в РФ, а «закрытую» направляют в Казахстан и Кыргызстан. Воскресенский указал на абсолютную произвольность при составлении списков «разрешённых» и «запрещённых» заводов. Итогом стало составление открытого письма в комиссию ЕЭК и послу РФ в Беларуси М. Бабичу с просьбой об отмене дискриминационных нормативных актов Россельхознадзора.

Турецкий демарш

На фоне этих локальных заявлений состоялся визит президента Беларуси в Турцию к Р. Т. Эрдогану. Накануне визита 16 апреля из уст белорусского лидера прозвучало неожиданное признание:

«Я называю Эрдогана своим другом. Турецкий лидер обращается ко мне со словом «брат». Мы, можно сказать, как близкие, родные люди. Мы понимаем друг друга, мы поддерживаем друг друга на всех международных площадках».

Признание прозвучало в эфире турецкого агентства Anadolu. Появление нового «брата» в российско-белорусской семье сильно смутило некоторые СМИ:

«Белоруссия разочаровалась в России. Александр Лукашенко ищет дружбы с лидерами Турции и Китая. Правда, эта дружба небескорыстна. Так, Турцию Лукашенко прямо называет «мощной и богатой», намекая на свой финансовый интерес. (…) Отношения с Москвой сейчас у Белоруссии не самые тёплые, и нынешние визиты для Белоруссии — возможность показать России и остальному миру внешнюю активность. (…) Для турецкого бизнеса Белоруссия вообще малоинтересна как с экономической, так и с политической точки зрения. Белоруссия не входит в Евросоюз, а поставлять через неё товары в Россию из Турции экономически нецелесообразно».



«Лукашенко привёз некоторый месседж, зная критику западного мира и США по турецким закупкам ЗРК С-400 в России, прозвучали слова поддержки в этом вопросе… Что касается непосредственно белорусско-турецких взаимоотношений, то это — экономика в первую очередь. Я просмотрела соглашения, которые стороны подписали. В планах — увеличить товарооборот до 1,5 миллиарда долларов. Беларусь важна для Турции своими технологиями».

 

«Сегодня мало кто вспоминает, что именно Турецкая Республика, а не Российская Федерация была первым государством, которое официально признало Республику Беларусь. (…) Не исключено, что усилением военно-технического сотрудничества с Беларусью, президент Эрдоган будет стремиться «нарисовать» на своей карте неоосманизма ещё одну геополитическую конфигурацию Анкара-Баку-Минск. (…) Та роль, которая придается Турции в транзите энергоресурсов в Европу, далеко не исчерпывается путинскими проектами. (…) Надо полагать, руководствуясь собственными интересами, и Беларусь ищет своё место в подобной евразийской логистике, где России не видно. (…) И обещание Лукашенко, данное в Анкаре, «мы с президентом Эрдоганом однозначно подтянем уровень наших отношений даже выше, чем у вас с Российской Федерацией», видимо, в Кремле как эхо блиц-визита Лукашенко к Эрдогану услышали». 

Иными словами, во время этого визита Лукашенко красноречиво демонстрировал абсолютную лояльность Турции и традиционные намёки в сторону России «проживём и без вас». Интересов у Беларуси и Турции действительно хватает, но, очевидно, больше экономических, нежели геостратегических. Общих границ у нас с Турцией нет, проект «Викинг» (который должен был связать Скандинавию с Турцией) глохнет, а Чёрное море пока остаётся для белорусов слишком далёким, чтобы его можно было использовать даже для альтернативных маршрутов доставки нефти.

Лукашенко и Эрдоган
А. Лукашенко (слева) и Р. Т. Эрдоган. Изображение: sb.by
про товарооборот Беларуси и Турции

Едва распрощавшись с турецким другом, Лукашенко поспешил домой, на Послание президента белорусскому народу и Национальному собранию.

Никаких компромиссов!

В ходе таких мероприятий Лукашенко обычно говорит много. Однако здесь он подвёл важную черту под ещё одним эпизодом братских отношений.

17 апреля премьер-министр Российской Федерации Д. Медведев заявил, что Беларуси переданы разработанные Москвой предложения по дальнейшей интеграции. Минск при этом остаётся ведущим партнёром России. Никаких конкретных заявлений Медведев не сделал, ограничившись тем, что «белорусским друзьям» переданы предложения, а они пусть сами определяют, что является для них приемлемым, а что — нет.

Уже на следующий день министр иностранных дел Беларуси В. Макей ответил, что ответные предложения по интеграции с РФ давно направлены в адрес премьера. Конкретизировать предложения Макей отказался, предложив «не забегать вперёд». Однако очевидно, что краткое содержание этого «ответа Чемберлену» изложил во время Послания А. Лукашенко:

«В вопросах суверенитета и безопасности в нашей внешней и внутренней политике не было и не будет места никаким компромиссам. (…) Вы знаете, много сейчас болтовни: вот Беларусь куда-то включилась, Беларусь поделят. Да невозможно это сегодня сделать. А кто посмеет это сделать силой — получит мощнейший ответ от нашего народа, и прежде всего от тех, кто родился суверенным и независимым. (…) Сохранить суверенитет, мир, спокойную созидательную жизнь на своей земле — наша святая обязанность». 

Правда, потом многовекторно и миролюбиво добавил:

«Если кто-то хочет потерять разум — он потеряет русский язык. Если хочет потерять сердце — потеряет белорусский язык. Что вы хотите потерять? Разум или сердце?».

А с 25 апреля Лукашенко на три дня отправился в Китай. Визит проходит под лозунгом «Беларусь — крепчайшая нить в полотне Шелкового пути!».

Цитата из послания президента Беларуси народу и парламенту

Обмен уколами

Иными словами, Беларусь и Россия упорно продолжают обмениваться взаимными обвинениями и «уколами». Как и раньше, основные споры и проблемы сводятся к экономике и деньгам. Печально, хотя и закономерно, что именно эти вопросы стали доминировать в риторике властей. На фоне заверений в дружбе и стратегическом партнёрстве стороны перешли к жёстким попыткам расставить точки над i и скрытому взаимному шантажу.

Наличие нерешённых экономических проблем не способствует укреплению интеграции. Однако пока неясно, как они будут решаться. Беларусь остро нуждается в продолжении кредитования в прежних объёмах и на прежних условиях. Это перестало устраивать российскую сторону. Одним из последних примеров может служить отказ России от снижения ставки по кредиту и продлении срока выплаты долга за строительство Белорусской АЭС.

При этом по крайней мере белорусская сторона даёт понять, что агрессивная риторика будет преобладать в её сообщениях. В частности, начальник управления информации и цифровой дипломатии МИД Беларуси А. Глаза заявил (претензии по традиции адресованы М. Бабичу — воплощению зла по мнению мидовцев):

«Господин посол абсолютно не видит никакой разницы между российским федеральным округом, где, как нам рассказывали, он любил раздавать нравоучения налево и направо, и независимым государством. (…) В течение долгого времени ряд внешних сил безуспешно пытались разрушить тесные и дружественные отношения двух братских народов. Так вот: то, что не удалось этим внешним силам на протяжении нескольких последних десятилетий, успешно и эффективно удаётся господину Бабичу буквально за несколько месяцев».

Очевидно, что произошло столкновение интересов нескольких групп — сторонников включения Беларуси в состав России, тех, кто хочет видеть Беларусь союзником и партнёром (в РФ), и противников любых форм интеграции и давления извне (в РБ). При этом обе группы из РФ выступают за сокращение финансовой помощи, льгот и дотаций. Интеграция всё равно за 20 лет не сдвинулась с мёртвой точки. Поэтому ожидать, что кто-то пролоббирует поддержку Беларуси, точно не стоит, и пока Кремль будет дрейфовать посередине — сохранить Беларусь в своей зоне влияния и сэкономить на помощи.

Беларусь в свою очередь упорно давит на потерю «последнего союзника» в случае урезания помощи, накладывая таким образом политику на экономику, подменяя базис и надстройку отношений в данном случае. Причина понятна — потеря внешнеполитической независимости и верховенства власти. Этот посыл в изменённом виде преподносится белорусам с намёками на Крым и желание властей сохранить суверенитет страны. Лукашенко не пойдёт на усиление интеграции как минимум до 2024 года. За это время потребуется выстроить новую экономику, лишённую дотаций и дисконтов от РФ. Скорее всего, обе стороны найдут компромисс, в том числе и финансовый. Создадут какой-нибудь суд Союзного государства, Совет по интеграции, Единый финансово-консультационный реестр для успокоения РФ. А Беларусь получит свои очередные 3 млрд долларов для расплаты по старым долгам.

Леонид Мережковский

4esnok.by