Читать предыдущий материал

Юрий Бойко, который не играл мышцами

Первый пункт предвыборной программы Юрия Бойко, основной электорат которого сосредоточен в восточных областях Украины — «обеспечить мир в стране». Что же предлагал этот кандидат, формально самовыдвиженец, а де-факто выдвинутый партией Виктора Медведчука «За жизнь»? Мир, по мнению Бойко, должен прийти на Украину исключительно мирным путем: «широкий национальный диалог» и «полноценная реализация Минских соглашений».

«Не играть мышцами, а найти устойчивый компромисс за столом переговоров. Создать Общественный совет Донбасса. Прекратить политику отчуждения украинских территорий и обеспечить реинтеграцию Донбасса. Снять блокаду, помочь беженцам вернуться домой. Провести выборы на всей территории Донецкой и Луганской областей», — говорилось в предвыборной программе Бойко, и здесь, кажется, каждое предложение требует уточнений, что же господин Бойко имел в виду и какими должны быть механизмы воплощения обещанного в жизнь. «Общественный совет» — с представителями ЛНР-ДНР? Кем именно?..

Или вот: «Предотвратить сепаратизм на основе партнерства между государством и территориальными общинами».

Экс — «регионал» Бойко обещал «восстановить  «периметр суверенитета», но не говорил избирателю, где начинается и где заканчивается этот периметр и как бы он его восстанавливал.

Юрий Бойко на посту президента не брезговал бы переговорами «со всеми сторонами конфликта».

«Бизнес на крови и страданиях будет прекращен, налог на вооруженный конфликт — отменен. Люди смогут вернуться в свои дома», — политтехнологи здесь отмечают те эмоциональные понятия, которые близки и болезненны для жителей городов в зоне вооруженного конфликта: кровь, страдания, дом и тому подобное.

О НАТО и ЕС Бойко не вспоминал, армии в его программе тоже не было.

«Обеспечим реальный нейтралитет и внеблоковость Украины. Преодолеем противоречия со всеми странами-соседями, в том числе с Россией», — вот какая была его доктрина. Собственно, то, что говорил Виктор Янукович.

Ядерный статус Олега Ляшко

Радикальный Олег Ляшко говорил, что писал свою программу сам, не задействуя политтехнологов.

Так, Ляшко заявлял о необходимости в восстановлении ядерного потенциала Украины: «Вместо того, чтобы гнуть спину перед «партнерами» — требовать от них выполнения Будапештского меморандума. Ведь подписав этот документ, Украина отказалась от третьего в мире ядерного потенциала в обмен на гарантии безопасности. Если документ не выполняется — мы имеем полное право заявлять о восстановлении статуса ядерной державы».

НАТО и ЕС в «Плане Ляшко» не были упомянуты.

При этом Ляшко говорил, что стоит требовать «прямой военной сделки» с США. Какой и на каких условиях — не конкретизировал. Но очевидно, что ядерный статус и такое соглашение о военной поддержке Киева Вашингтоном — взаимоисключающие вопросы.

А еще лидер Радикальной партии не проверил отдельные факты перед тем, как писать об этом в своей предвыборной программе. Говоря о социальных гарантиях для военнослужащих, Ляшко отмечал: «Справедливость — это когда снайпер на фронте получает 80 тысяч гривен, а снайпер НАБУ [Национальное антикоррупционное бюро Украины] — 15 тысяч, а не наоборот, как сейчас».

Как оказалось, в Национальном антикоррупционном бюро нет в штате должности снайпера.

Игорь Смешко: что знает профессионал с СБУ

Бывший председатель Службы безопасности 2003-2005 гг. Игорь Смешко, который неожиданно продемонстрировал седьмой рейтинг среди 39 кандидатов, свою программу скромно назвал «Семь побед для Украины». Войну с Россией он считал одной из главных угроз — после деиндустриализации и демографического кризиса.

Для восстановления стабильности и управляемости государства Смешко обещал, среди прочего, сосредоточить усилия на «внедрении реальных реформ в Вооруженных силах с наращиванием их боевых и оперативных возможностей и создании достойных условий службы и жизни для военнослужащих, наших ветеранов и членов их семей».

В планах экс-главы СБУ относительно армии — «постепенный переход от смешанного принципа комплектования ВСУ к созданию профессионального национального войска за счет повышения качества, мотивации и обеспечения ратного труда». О совместимости со стандартами НАТО для быстрого получения Плана действий относительно членства кандидат также обещал не забывать.

Возвращению Крыма и территорий ЛНР-ДНР в программе был посвящен целый раздел. «Как профессионал, я знаю — победа возможна путем укрепления экономики, повышения уровня жизни украинцев и наращивания боевых возможностей Вооруженных сил вместе с уверенным продвижением к евроатлантическому сообществу», — отмечал Смешко.

Также член партии «Сила и честь» планировал сосредоточить усилия на «формировании действенных механизмов возврата аннексированного Крыма и деоккупации Донбасса путем дипломатических и экономических мер международного воздействия, прежде всего, в рамках обязательств стран-подписантов Будапештского меморандума».

С одной стороны, обещая «скоординированную реформу силовых структур с демократическим общественным контролем», ветеран спецслужбы должен знать, о чем говорит. С другой — в его программе было намешано столько всего (вплоть до положения «Бог, свобода, семья и Украина — самые высокие духовные ценности украинского народа»), что в способности господина Смешко сосредоточиться на какой-то конкретной реформе начинают возникать сомнения.

Мир за 100 дней и «нейтральные миротворцы» от Александра Вилкула

Выдвиженец «Оппозиционного блока — партии мира и развития» Александр Вилкул свою предвыборную программу сосредоточивал, как и Юрий Бойко, на понятии мира. Так ее и назвал: «Мир и развитие: 4 шага к успеху».

Экс- «регионал» обещал остановить войну за 100 дней. Чуть больше, чем обещал пока ёще действующий глава государства. Для этого Вилкул обещал ввести на Донбасс миротворческий контингент из состава «дружественных стран и нейтральных государств». Среди них — Беларусь, Казахстан, Азербайджан, Финляндия, Швеция, Австрия. После введения миротворцев Вилкул обещал провести выборы — «согласно специально принятыми украинским законам с участием украинских партий» (при этом не указывал, только лишь украинские партии, или также и представители сепаратистов смогли бы баллотироваться). Очевидно, он имел в виду как базу закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях», который был принят Украиной по призыву западных партнеров, но не применяется на практике.

Одновременно с объявлением результатов выборов, анонсировал Вилкул, «получаем контроль над границей». Далее — создание условий для возвращения домой вынужденных переселенцев и восстановление инфраструктуры Донбасса: за счет международных доноров и «ресурсов возрожденного Донбасса».

Упоминаний о НАТО, ЕС и России в программе Вилкула не было.

Армейская тема в ней присутствовала, но звучала неконкретизированно и размыто: профессиональная армия, возрождение военно-промышленного комплекса, соцльготы для военных, обязательная военная подготовка и тому подобное.

Вопросы, к слову, вызывал тезис из программы Вилкула о запрете на «применение армии внутри страны» — впрочем, и здесь кандидат не конкретизировал, что имел в виду.

Националист Руслан Кошулинский и его летальное заокеанское оружие

Кандидат на пост президента Украины от националистического блока, председатель секретариата ВО «Свобода» Руслан Кошулинский предлагал своему избирателю такую же идеологическую предвыборную программу: нынешнюю международную политику он называл «бесхребетной» и обещал «четкую геополитическую стратегию»«европейский украиноцентризм».

Кошулинский таки планировал вступление в НАТО и ЕС, но отстаивал параллельно создание Балто-Черноморского союза. Эту идею, впрочем, националисты пропагандируют уже не на одних выборах, и без особой взаимности со стороны соседей с ЕС.

Радикально настроенный «свободовец» на посту президента готов был разорвать дипломатические отношения и все международные договоры с Российской Федерацией, чтобы восстановить контакты только после полной «деоккупации украинских территорий».

Экс-заместитель председателя Верховной Рады, в 2015 году он был мобилизован в ВСУ и проходил службу на Донбассе в звании старшего сержанта. Также Кошулинский намеревался  инициировать создание международного трибунала для расследования преступлений РФ против Украины.

Как и Тимошенко и Смешко, Кошулинский для урегулирования конфликта на Донбассе предлагал задействовать «Будапештский формат» с участием США и Великобритании: с этими же государствами Украине стоило бы, по мнению кандидата, заключить двусторонние соглашения о полномасштабной военно-технической помощи Украине и предоставлении летального оружия. (Из США такое соглашение уже есть, «Джавелины» уже на Украине — автор).

Раздел программы националиста, который касался армии — один из самых объемных изо всех программ кандидатов-2019. Очевидно, политтехнологи «Свободы» хотели убедить избирателя конкретикой и цифрами — впрочем, информация, которая была в программе, легко находится в сети по поисковому запросу и не впечатляет глубиной и экспертностью.

Одна из «армейских реформ»  Кошулинского — введение военного налога с олигархов и «прогрессивного военного сбора» по принципу: бОльшие доходы — бОльший процент. Для ВСУ он обещал финансирование на уровне не менее 5% ВВП (это огромные средства — сравним с 2,6% сейчас и обещанными 3% Тимошенко — автор).

Еще одно обещание — учредить народный резерв ВСУ по швейцарским образцу.

Кошулинский обещал «создать мощный ракетный щит Украины», принять государственную программу военного кораблестроения сроком до 20 лет, принять закон «О морской политике Украины» и так далее.

Николай Федотов, Киев