Интервью на svaboda.org «Дашкевіч: «Калі мне замовяць шафу з расейскім трыкалёрам — зраблю» начинается с отчитывания змагара за счастливую семейную жизнь. Как это так? Что это за насилие в семье? Кто это у вас там решает, сколько детей иметь? Твоя жена ушла от политической деятельности, нагло сидит дома и рожает маленьких Дашкевичей, светловолосых, голубоглазых славян! Когда мы вербовали Насту на общественные проамериканские работы, то планировали эксплуатировать ее по полной. Когда вы остановитесь с детьми, у вас есть прозападная совесть?

Ведущая заняла позицию главной, вела допрос, задавая провокационные вопросы, выжимая, как из тюбика, нужные ответы. Надо отдать должное Дашуку, он пытался быть незалежным и иногда высказывал свое мнение. Это было своего рода бичевание «лидара». Но Дашкевич не поддался, и не занялся самобичеванием, хотя, очевидно, что свою проплаченности он так и не отработал.

Говоря об очередной беременности жены, он не сказал: все завяжем, больше не будем, это последний раз. Нет, он понял, к какой ориентации его склоняют и отпасовал гендерные перспективы карьерного роста своей жены, намекнув, что это их сугубо личное дело. Судя по всему, хозяева испугались, что Дашук взял гранты, вложил их в свой бизнес, стал незалежным. Скоро станет счастливым многодетным отцом, а в РБ каждый третий ребенок – это ребенок Лукашенко, поэтому семье Дашкевич скоро Батька подарит дом или квартиру. Тогда защитник Куропат плюнет на иностранных кураторов и вернется к нормальному образу жизни среднестатистического белоруса – «моя хата с краю, я ничего не знаю».

Еще один потенциальный «недостаток» для американских хозяев уже многодетной семьи Дашкевичей – это не весть откуда взявшаяся религиозность. Верующий человек – это тот, кто рано или поздно перестает врать окружающим, а, главное, себе. Пока бог Дашкевича подчиняется националистически идеям белорусской оппозиции, но знакомство с христианской литературой может сделать из злостного хулигана и ненавистника государственного строя законопослушного христианина и даже патриота. Патриотизм начинается от заботы о свей семье и ближних. На данном этапе религиозности круг ближних у Дашкевича ограничен врагами режима, но забота о семье и детях могут способствовать его социализации и распространению этих чувств на более широкий круг людей. «Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (1 Тим. 5: 8) Именно с семьи начинается патриотизм, этого и боятся хозяева Дашкевича. Что будет, если Дашкевич, начитавшись проповедей святых отцов, начнет говорить правду?!

Кстати, таким же вопросом задавались подонки из романа Ф. М. Достоевского «Бесы», когда планировали убийство Шатова. Символично, что у Достоевского сакральная жертва – это молодой студент, недавно ставший отцом, до глубины прочувствовавший тайну рождения новой жизни, буквально летающий на крыльях счастья и любви. У Дашкевича то же состояние окрыленности. Скоро родится дочка, государство выделит льготный кредит на строительство дома – сбудутся все мечты провинциала. Сам он, похоже, начал многое понимать. Ему все-таки жить хочется. Скоро выборы, американским кураторам нужно устроить массовые беспорядки, на которые по линии ПРООН и USAID выделены немалые деньги. Нужна сакральная жертва. Дашкевич всеми силами стремится усидеть на двух стульях, стул, на котором он останется жив, ближе к телу. «Я думаю, я бы занимался своим делом, если бы не Куропаты… Лично для меня это последнее или первое дело, оно же последнее, за которое я готов самопожертвоваться», — заявляет он в интервью. Ой, Дашкевич, Дашкевич, осторожнее со словами. Не предрекай свою смерть. Когда украинская проститутка помогла подстрелить Немцова, народ начал пересматривать старые интервью племянника демона революции Свердлова, где прямо или косвенно предрекалась его судьба. Нужно быть осторожнее с заявлении о своем последнем деле.

Каждый оппозиционер должен посмотреть сериал «Спящие», чтобы понять, как и с какой целью его используют. Сами герои событий, согласившиеся на сотрудничество со спецслужбами, не осознают свою роль. Они только винтики, которые получают инструкции, как и что делать, что говорить, за какую сферу протестов отвечать.

Мой муж, например, человек далекий от политики, просматривая это интервью с Дашкевичем на ЦРУшном канале «Радио свобода», бросил фразу: «Как бы самого Дашкевича американские хозяева не пристрелили в Куропатах, собрав там толпу».

Поэтому, Дзьмитер, ты на правильном пути. Дом, семейный бизнес, большая многодетная семья. Будет у тебя 10 детей, в следующем поколении – родится от 30 до 100 белорусов. От этого стране будет больше пользы, чем помогать американцам дестабилизировать политическую ситуацию в РБ. Тебе и твоим детям жить на этой земле. Жаль, конечно, что мать нашего героя представилась. Она бы лучше всех материнским сердцем почувствовала, когда сыну грозит опасность. Так что нужно беречь себя, если молодая жена рожает здоровых белорусов – будущее нашей страны.

А в Куропатах пусть протестуют несчастные и одинокие, за кого никто не хочет идти замуж и у кого не получается стать отцом.

На провокационный вопрос в контексте обсуждения частного бизнеса оппозиционера о том, сделает ли он мебель в цвете российского триколора, Дашкевич нашел оригинальный ответ.

Он считает, что в этом случае нужно загнуть цену подороже, чтобы потом вырученные деньги потратить на «благое» оппозиционное дело. Грабеж средь бела дня на благо революции. Прям как в лихие 1905 и 1917. Обращает на себя внимание, как журналистка «Радио Свобода» провокационно и с подвохом задает свои вопросы, иногда она даже не сдерживает себя и подсказывает необходимые ответы. И от троечников есть польза для Родины. Из них не получается хороших предателей. Кураторов явно раздражает образовательный уровень многих оппозиционеров. Что поделаешь? Лукашенко терпит такую оппозицию. Этих вышлешь за границу, придут другие, может быть, даже умные.

Отвлекусь на маленький анекдот, который иллюстрирует это интервью, которое больше похоже на отчет хозяевам о проделанной и позорно проваленной работе, и клятву в любви и лояльности к Америки с обещанием служить ей, не уезжая в нее.

Приходит мужчина устраиваться на работу.

— Возьмите меня на работу, у меня трое детей.

— Как интересно. А что вы еще умеете делать?

И вот во второй половине допроса с пристрастием Дашук рассказывает, что он еще умеет делать. Хотя, судя по тому, что посещение детского стоматолога для него было важнее, чем митинг в Куропатах, отец он, действительно, хороший. Возможно, в этом заслуга его покойной матери, смерть которой бессердечная журналистка пыталась использовать для того, чтобы выжать из Дашкевича проклятия в адрес режима.

Ведущая всячески старалась добиться агрессивной русофобской риторики от своей «жертвы».

«Если ты встречаешься с клиентом, ты видишь, что человек русскоговорящий, человек, который «ватник» (Это говорит журналист столь авторитетного издания! – прим. автора), человек, который поддерживает Лукашенко…», — говорит ведущая. Оскорбительные и уничижительные определения в информационной войне, как правило, предшествуют разжиганию межнациональной розни. Как заставить единоверцев, людей одной культуры и имеющих общую историю и традиции ненавидеть друг друга, а в перспективе начать убивать друг друга? Нужно дегуманизировать потенциальную жертву, лишить ее в определениях человеческих черт. «Вы будете убивать не людей, а «ватников», быдло, russisches Schwein (нем.), psia krew (полск.), — нет, psia krew – это не самый лучший пример, ведь это про русских, православных, проживающих на территории Белоруссии.

Рассуждая об использовании белорусского языка в повседневном общении, Дашкевич малюет себя супергероем, благодаря которому все вокруг начинают говорить на тарашкевице. Между прочим, он упоминает, что чуть не поплатился жизнью за отказ говорить по-русски. Было это, правда, на зоне. И было ли вообще? Через несколько минут в беседе он противоречит сам себе, утверждая, что в РБ никто никому не запрещает говорить по-белорусски.

Ведущая напомнила Дашкевичу юные годы среди «ватников» в Магадане, чем вызвала его смущение: то он плохой оппозиционер, потому что хороший отец, то он плохой оппозиционер, потому что бизнес и строительство дома для него важнее, а теперь обнаружена его связь с Кремлем в Магадане, где он жил до пяти лет. При этом она нагло и бесцеремонно унижает свою «жертву», обзывая в лицо «гопником». Тут же без тени раскаяния извиняется и продолжает русофобские выпады: где же это тебя гопником сделали? В БССР или под Магаданом?

Уважающий себя человек после такого обращения с собой встал бы и вышел из студии. Но после вербовки в США в 2006 бедный Дашкевич продал душу за обещания красивой жизни и теперь сам бы рад сбежать с цепи и спокойно жить, да не надут. Столько денег в него вложили, надо давать отчет.

Юлия Чирва