Праздник Первого мая — единственный в календаре Украины, который  непрерывно существовал все годы советской власти, а также  после обретения независимости.

После свержения царизма в общественных настроениях на Украине произошли тектонические сдвиги. Одно из тогдашних изменений в украинском обществе образно охарактеризовал известный украинский интеллектуал Иван Лысяк-Рудницкий: «В 1917, когда чары империи развеялись, тысячи вчерашних «малороссов» чуть ли не за одну ночь превратились в национально-сознательных украинских патриотов и потенциальных «сепаратистов»».

Основные ожидания сторонников Русской революции нашли отражение в задекларированных еще 16 (3) марта основах деятельности Временного правительства. Обещанное, в общем, было воплощено в жизнь. Россия на короткое время стала действительно свободной страной. Правда, ненадолго. Полученные весной 1917 свободы и равноправие большевистские вожди вскоре после захвата власти ликвидировали.

Впрочем, кое-что осталось. Пусть и с искаженным содержанием, но некоторые начатые весной 1917 изменения, как, например, замена полиции на милицию, стали неотъемлемой частью жизни будущих поколений. Таков и предмет нашего  сегодняшнего внимания — праздник 1 мая.

Именно в апреле 1917 года были приняты решения о праздновании в тогдашней России и, соответственно, на территории большей части Украины, «Дня 1 мая» именно … 1 мая. И именно с этого года — и по сегодняшний день — этот день является нерабочим.

Сейчас статус Первомая в качестве выходного снова, как и сто лет назад, оказался в центре внимания украинского общества. Когда и при каких обстоятельствах этот день стал всенародным праздником — выходным днем?

Накануне

Еще в 1889 году только что образованный II Интернационал (международное объединение социалистических рабочих партий) обозначил 1 мая как «День международной солидарности рабочих». Понятно, что о статусе выходного дня тогда не было и речи. Однако именно с этого времени зародилась традиция ежегодно отмечать 1 мая.

В августе 1910 года представительницы социалистических партий основали своеобразный клон этого праздника — Международный день женщин-работниц, который в 1914 году в ряде стран, в том числе и в России, синхронно отметили 8 марта. Причем в России по действующему тогда юлианскому календарю («старый стиль») это было «23 февраля».

С 1915 года празднование международных пролетарских дней прекратилось. Причина банальная: в начавшейся в августе 1914 мировой войне большинство партий II Интернационала встали на сторону своих правительств. При таких условиях о международной солидарности рабочих и работниц не было и речи.

В 1917 году в России именно 8 марта (23 февраля) забастовкой женщин-работниц начались массовые демонстрации, непрерывное продолжение которых завершилось свержением самодержавия. Поэтому неудивительно, что первое упоминание о 1 мая, которое встречаем в прессе 1917 года, непосредственно связывало между собой оба международные пролетарские дня. Но связь для нашего современника крайне необычная:

Необычной является хронология этих праздников. Если указать оба стиля, то видим, что «Международным женским днем» названо привычное для нас 8 марта (23 февраля), тогда как «Днем пролетариата всего мира» — 14 (1 мая).

Такое разночтение не ошибка печати. До 1917 года «день 1 мая» (так сокращенно означали «Международный день солидарности рабочих») в России действительно отмечали … 1 мая. Но по действующему тогда в России юлианскому календарю. И революционеры уже после свержения самодержавия оценивали это как попытку сохранить оторванность России от Европы.

«До сих пор, — отмечалось в газете «Известия» от 22 (9) апреля 1917 года — российские рабочие праздновали свой пролетарский праздник 1 мая по старому стилю. Только в Западном крае и Польше рабочие выходили на улицу в один и тот же день с зарубежными братьями, то есть 18 апреля. Царская власть и православное духовенство тщательно охраняли старый стиль, видя в нем символ оторванности России от Европы и европейской мысли».

При этом, конечно, замалчивалось то обстоятельство, что ни царизм, ни духовенство не имели никакого отношения к выбору даты празднования Международного дня солидарности трудящихся: для них это не был праздник. Речь не шла и о том, что эта дата всегда избиралась именно социалистическими и рабочими партиями. Не признаваться же в том, что сами культивировали эту «оторванность»?

Намерение преодолеть такую «оторванность», или, как сказали бы сейчас, избрание курса на европейский вектор развития, было характерным признаком Русской революции. Поэтому на заседании исполкома Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов («Петросовета») от 19 (6) апреля было решено отмечать 1 мая по новому стилю, о чем и сообщалось в другие регионы России:

Интересная деталь: Киевский комитет РСДРП (б) аналогичное решение принял 18 (5) апреля, то есть на день раньше его утверждения Петросоветом.

Когда отмечать этот день — это одно дело, но статус выходного — уже совсем другое. Нерабочим тот или иной день могли объявить только высшие органы государственной власти. Правда, в России в то время наблюдалось двоевластие — Временное правительство было на коротком поводке у советов и, прежде всего, Петроградского как центрального. Итак, проблемы с утверждением статуса выходного за 1 мая не должно было возникнуть.

Сделать 1 мая (18 апреля) выходным исполком Петросовета решил 21 (8) апреля, то есть через два дня после решения о его праздновании по новому стилю. Новый выходной решили отработать перед Первомаем: вместо вторника 1 мая (18 апреля) надо было выйти на работу в воскресенье 29 (16) апреля.

Временное правительство тянуло с легализацией этого праздника до последнего. Решение про 1 мая как общегосударственный нерабочий день было обнародовано в центральной правительственной газете только 29 (16) апреля. Правда, в нем не говорилось об «отработке» нового исходного. В то же время принципиальное решение вопроса о статусе 1 мая откладывалось на будущее:

Как нам теперь уже известно, этот день и в дальнейшем остался выходным. Мало того, с 1928 года выходным стало еще и 2 мая. Но это произошло позже, и значение этого праздника в СССР ощутимо отличалось от того, каким оно представлялось весной 1917-го. Что в нем видели и как его собирались праздновать на территории тогдашней России и, в частности, на Украине, вскоре после свержения царизма?

Ожидания

В 1917 основным оставался действующий со дня появления Международного дня солидарности рабочих лозунг 8-часового рабочего дня. Отметим, что во многих местах он уже был воплощен в жизнь. Например, в прессе сообщалось, что в Киеве в начале апреля около половины предприятий и учреждений перешли на 8-часовой рабочий день. Однако это не помешало поднять этот лозунг на знамена во время празднования 1 мая.

В 1917 речь шла и о связанных с войной исключениях в воплощении этого лозунга в жизнь. Как, например, это видно из листовки социал-демократов (не большевиков) с Великожа (Витебская губерния). В ней требование 8-часового рабочего дня не распространялось на предприятия, работающие на оборону страны.

В 1917 речь шла и о связанных с войной исключениях в воплощении этого лозунга в жизнь. Как, например, это видно из листовки социал-демократов (не большевиков) с Великожа (Витебская губерния). В ней требование 8-часового рабочего дня не распространялось на предприятия, работающие на оборону страны.

Читать продолжение

Николай Федотов