О популярных исторических мифах

Интернет немало способствует распространению тенденциозных исторических взглядов. Например, в Белоруссии действия российской императрицы Екатерины II (годы правления 1762-1796) подвергаются в интернет-дискуссиях осуждению за отмену права городского самоуправления (так называемого Магдебургского права). А как было на самом деле?

Населённый пункт, согласно праву самоуправления по образцу устава немецкого города Магдебурга, становился самостоятельным в административном управлении. Он освобождался от опеки государственных чиновников (наместников, графов, воевод, старост), управлялся выборным советом (магистратом) во главе с войтом. В пользу правителя страны горожане продолжали платить налоги, установленные специальной грамотой (привилегией на Магдебургское право). На территории города устанавливался свой суд по уголовным и гражданским делам. Горожане получали право проводить торги и ярмарки, устанавливая пошлины в свою пользу. Городские ремесленники образовывали особые объединения (братства, цехи), самоуправление которых также гарантировались Магдебургским правом.

Названные права в XIII в. получили в некоторых городах Германии окончательное оформление и стали приобретаться горожанами за большой выкуп. Сам Магдебург получил право полного самоуправления в 1294 г. Немецкие переселенцы в городах Польши и Великого княжества Литовского сохраняли сложившиеся в Германии традиции городского самоуправления, и таким образом это немецкое право стало распространяться дальше на восток. На территории Польши первым городом, получившим самоуправление, стал Краков (1252 г.), в Великом княжестве Литовском – Вильно (1387 г.), на территории Беларуси – Брест (1390 г.). Затем Магдебургское право шагнуло дальше, и в 1611 г. его получил Смоленск.

Однако не надо думать, что городское право, сложившееся в средние века, оставалось неизменным. Оно приспосабливалось к местным условиям, с течением времени отживало, уступало новым формам самоуправления.

В Белоруссии и Литве существовали особенности, влиявшие на применение Магдебургского права в городах и местечках. Они были обусловлены сословным делением общества. Магнаты и шляхта были организованы в привилегированное высшее сословие, пользовались льготами, имели свои суды. Приобретая в городе дома и земельные участки, они не подчинялись магистрату, не платили городских налогов. Более того, магнаты переселяли на свои участки в городе ремесленников из крепостных для производства товаров и беспошлинной торговли. В городах жили также евреи, имевшие свою независимую (кагальную) организацию со своим судом и управлением. Определённой степенью самостоятельности пользовались татары. Количество таких обособленных территорий (т.н. «юридик») с их жителями в городах было велико. Складывалась невыгодная для мещан ситуация: ремеслом и торговлей занимались все, а в городскую казну за это платили далеко не все. Между тем, выплаты самого города государю постепенно возрастали. Мало того, занявшие места в магистрате оставались там пожизненно, переходя только с одной должности на другую, формируя городскую верхушку и защищая, прежде всего, свои фамильные интересы.

Все эти обстоятельства, наряду с военными разорениями, приводили к конфликтам, судебным разбирательствам, обеднению горожан и упадку городов в Речи Посполитой. К середине XVIII в. необходимость городской реформы стала очевидной. В 1764 г. польский сейм ликвидировал «юридики» в городах. Однако эта мера не поправила положение. Мещане не были удовлетворены, так как они хотели не только облегчения налогового бремени, но и гарантии прав своего сословия. В ответ на это варшавский сейм 1776 г. вообще отменил Магдебургское право в большинстве городов и местечек, подчинив их контролю государственной администрации. В Вильно, Бресте, Гродно, Лиде, Троках, Ковно, Новогрудке, Волковыске, Пинске, Минске и Мозыре сохранялось прежнее управление, а «во всех прочих городах и местечках, – решили сеймовые послы, – отменяем Магдебургское право».

Так что отмена средневекового городского самоуправления, исчерпавшего себя, была произведена в белорусских и литовских городах постановлением сейма Речи Посполитой. В дальнейшем стремление горожан улучшить свое положение и стать вровень со шляхтой привело к открытым демонстрациям в Варшаве («Чёрная процессия» 1789 г. – шествие представителей 141 города, одетых в чёрные одежды).

Часть восточной Белоруссии вошла в 1772 г. в состав Российской империи по условиям первого раздела Речи Посполитой. По смыслу Наказа императрицы Екатерины II губернаторам новоприсоединённых территорий от 28 мая 1772 г. было предписано (п. 18): «Города оставьте на их правах и привилегиях на первый случай и каждому из них не препятствуйте просить у нас о подтверждении сих».

Так что российская императрица никак не отнимала самоуправления у белорусских городов. Более того, многие города и местечки, находившиеся в собственности магнатов, были выкуплены (или конфискованы) правительством, стали государственными, некоторые приобрели статус уездных городов (например, Гомель, Орша, Быхов). При своём посещении Могилёва австрийский император Иосиф II в 1780 г. любовался видом могилёвской ратуши вместе с российской государыней. В 1785 г. в России была проведена реформа городского управления, которая представляла собой развитие всё того же Магдебургского права. Функции самоуправления передавались выборной городской думе, судебные функции – магистрату.

Иногда говорят, что уничтожение минской ратуши в 1857-1858 гг. стало знаком неприязни российской администрации к самому напоминанию о Магдебургском праве. Впервые такое мнение было высказано в книге «Историческое описание губернского города Минска и губернии» (1882 г.). В здании ратуши был устроен небольшой концертный зал, но по назначению оно не использовалось; городская дума заседала напротив, в зданиях иезуитского коллегиума. Решение о сносе ратуши было принято для увеличения центральной площади губернского города. Никакого предубеждения к воспоминаниям о Магдебургском праве у российской администрации не было: ратуши в это время стояли в Несвиже, Гродно, Пинске, Новогрудке.

Так что если и упрекать императрицу Екатерину II, то вовсе не за мнимое упразднение в Белоруссии городского самоуправления. Императрица была склонна не трогать на присоединённых землях сложившуюся систему взаимоотношений, сохраняя привилегии местной шляхты и проводя политику в интересах высшего сословия. Однако тактика заигрывания с ополяченной элитой вела к колебаниям правительственного курса, что в свою очередь стало вызывать политические конфликты в белорусских губерниях в последующем XIX веке.

Фото: Новогрудок, современная реконструкция, otdyhaem.by

Священник Алексий Хотеев

fondsk.ru