— Это единственная приоритетная версия, по моей оценке, — сказал Игорь Шуневич, отвечая на вопрос о том, рассматриваются ли другие версии, кроме суицида.

Министр объяснил, что «сначала была одна версия, мы ее опровергли, установили истину».

— Когда узнали, что единственная версия — самоубийство? Все-таки были организованы государственные похороны.

— Да, и отпевание в том числе было по всем христианским канонам и правилам, и я полагаю, что это абсолютно обоснованно и правильно. Процесс раскрытия преступления — вещь многогранная, и всегда и следователь, и оперативник комплексно оценивают добытые доказательства. Мы пошагово двигались к истине, фактически несколько суток с того момента, как узнали о данном происшествии. И убежденность в том, что версия самоубийства осталась единственной, сложилась не только у меня, а у всей группы, которая занималась раскрытием преступления, после того как мы получили исчерпывающие данные, подтверждающие эту версию. По времени, когда это случилось, я вам точно сказать не могу, это, скорее всего, ночью было. Мы во многом опирались на заключения экспертов, а это тоже не одномоментный процесс, а ответственная серьезная работа. Только в комплексе оценив все доказательства, мы пришли к такому выводу.

— Это была ночь с пятницы на субботу?

— Практически да.

— Говорили, что в апреле была попытка самоубийства.

— Давайте я не буду комментировать, все будет озвучено следствием, когда будет завершено уголовное дело, которое возбуждено, кстати, по статье «Убийство сотрудника органов внутренних дел». Сегодня эти сведения — материалы уголовного дела.

TUT.by