6 июня 220-летие со дня рождения великого русского поэта празднуется практически по всему миру. 
А как отмечал свои дни рождения сам Александр Сергеевич?
Биография Александра Сергеевича Пушкина за 220 лет с момента его рождения обросла мифами и вымыслами, у ученых даже есть термин «псевдопушкин», за которым скрывается все то, что не имеет строгого документального подтверждения.
Как же на самом деле Пушкин праздновал свои дни рождения, что ему дарили? Оказалось, что академическая наука имеет убедительные свидетельства лишь о нескольких днях рождения поэта. «Пушкину приписывается очень многое в творчестве и в жизни. Мы ориентируемся на документальные источники, мы не фантазируем и воспроизводим летопись жизни и творчества поэта на основе документов и материалов», – говорит научный сотрудник Института русской литературы РАН (Пушкинский Дом) хранитель Пушкинского фонда Александр Дубровский.
Он рассказал, что Пушкин очень редко, за исключением детских лет, встречал день рождения в кругу семьи. «Большинство дней рождения, о которых сохранились свидетельства, он встречал в поездках, в дороге, в самых неожиданных местах. Так складывались обстоятельства», – заметил собеседник. Поэт родился 26 мая (по старому стилю) 1799 года в церковный праздник Вознесения и считал, что все важнейшие события в его жизни совпадали с днем Вознесения.
Однако в 1820 году судьба поэта сделала резкий поворот именно в день рождения. Пушкин встречает его в постели – он сильно простудился после купания в Днепре по дороге в Кишинев, куда был направлен по службе. «Предписание отправиться на Юг принято называть ссылкой, но это было назначение по службе. Пушкин должен был находиться при коллегии Министерства иностранных дел в Кишиневе, а затем в Одессе», – пояснил Александр Дубровский. «Мне приходилось купаться в Днепре в конце мая, должен сказать, что вода там действительно холодная за счет сильного течения. Пушкин же купался в начале мая, и неудивительно, что слег с простудой, – отметил он. – В день рождения больного поэта навестили его друзья Раевские с врачом Евстафием Петровичем Рудыковским. Из его воспоминаний известно, что Пушкин из упрямства отказывался пить микстуру, кушал бланманже и продолжал болеть».
Раевские предложили Пушкину составить им компанию в поездке в Минеральные Воды. Траектория движения поэта изменилась – он открыл для себя Кавказ, а затем Крым и море: «Я помню море пред грозою: Как я завидовал волнам, Бегущим бурной чередою С любовью лечь к ее ногам!»
Начальство не препятствовало путешествию, но по его окончании Пушкин прибыл в Кишинев, к месту службы.
Первый известный исследователям подарок вручен поэту 27 мая 1822 года в Кишиневе. Это были три чистые тетради в кожаном переплете, они известны как «масонские тетради» и хранятся в Пушкинском фонде Института русской литературы РАН. Тетради предназначались для ведения протоколов масонской ложи «Овидий», но указом императора Александра I все масонские организации в России были закрыты, а тетради друзья преподнесли Пушкину, зная, как он нуждается в хорошей бумаге.
«Павел Сергеевич Пущин и Николай Степанович Алексеев расписались на обороте передней крышки тетради, Пушкин тут же поставил свою подпись и изящным росчерком гусиного пера нарисовал птицу-арабеск», – рассказал Дубровский. Заполнять «масонские тетради» поэт начал в Кишиневе, продолжил в Одессе и Михайловском. На первых страницах были стихотворения, затем начало поэмы «Евгений Онегин». Первые четыре строчки романа написаны четко, а дальше пошли черновики с многочисленными правками, которые очень сложно разобрать. В «масонских тетрадях» много стихотворений, конспекты «Истории государства Российского» Карамзина, материалы к исторической драме «Борис Годунов», поэма «Цыганы», очень много рисунков.
1824 год, Пушкину 25 лет
25-летие Пушкин встретил в командировке. «Новороссийский и бессарабский генерал-губернатор Михаил Семенович Воронцов послал его в Херсонскую губернию собирать статистические сведения о саранче – в ту самую командировку, из которой поэт привез знаменитый отчет: «Саранча летела-летела и села. Сидела-сидела, все съела и вновь улетела». «Командировка была на месяц, Пушкину выдали 400 тысяч рублей – довольно большую сумму, но он был в командировке всего 5 дней, – рассказал хранитель Пушкинского фонда. – Он выехал накануне своего дня рождения, 25 мая, из Одессы в Херсон, двигаясь по Херсонской губернии, остановился в имении Льва Добровольского – Сасовке, чтобы сменить лошадей».
Пушкин к этому моменту уже известный поэт, автор «Кавказского пленника», «Руслана и Людмилы». Его торжественно встречают, выносят истрепанную тетрадку со списком поэмы «Кавказский пленник», спрашивают, что он пишет сейчас и, узнав, что это роман в стихах «Евгений Онегин», просят продекламировать. А затем хозяин имения подвел к поэту свою трехлетнюю дочку Сашеньку, сказав, что она знает стихи Пушкина. Очаровательная девчушка продекламировала ему строки из «Кавказского пленника», даже перефразировав, – в том месте, где стоят слова «и пленник милый», она сказала: «Пушкин милый, развесели свой взгляд унылый». Пушкин был в восторге, расцеловал ее, а дальше шло празднество. 26 мая, когда Пушкин уезжал из Сасовки, дамы засыпали его цветами, мужчины поехали его провожать.
1827 год, Пушкину 28 лет
Это был редкий случай, когда Пушкин отмечал свой день рождения в Петербурге, в доме родителей на Фонтанке. Присутствовала сестра Ольга, были приглашены писатель Абрам Сергеевич Норов и Анна Петровна Керн, которая оставила воспоминания об этом дне: «В год возвращения своего из Михайловского именины свои он праздновал в доме родителей, в семейном кругу, и был очень мил. В этот день обедала у них и имела удовольствие слушать его любезности. После обеда Абрам Сергеевич Норов подошел ко мне с Пушкиным и сказал: “Неужели вы ему сегодня ничего не подарили? А он вам писал так много прекрасных стихов”. – “И в самом деле, – отвечала я, – мне бы надо подарить Вас чем-нибудь. Вот Вам кольцо моей матери, носите его на память обо мне”. Пушкин взял кольцо, надел на свою маленькую прекрасную ручку и сказал, что даст мне другое».
«И действительно, на следующий день Пушкин приехал к ней и привез кольцо с тремя бриллиантами. Они очень мило провели этот день – катались на лодке, беседовали о поэзии и о поэте Веневитинове», – сообщил Дубровский.
Самые известные строки, посвященные Анне Керн – «Я помню чудное мгновенье», – он написал в Михайловском.
1828 год, Пушкину 29 лет
В тот кризисный год поэт встречал день рождения один и написал одно из самых грустных своих стихотворений – «Дар напрасный, дар случайный, Жизнь, зачем ты мне дана». Кризис был связан с тем, что многие произведения Пушкина не печатались, сам он был невыездным, к тому же не складывалась и личная жизнь: он дважды сватался – к Анне Алексеевне Олениной и дальней родственнице Софье Федоровне Пушкиной – и оба раза получил отказ.
1829 год, Пушкину 30 лет
30-летие настигло Пушкина, идущего пешком по Военно-Грузинской дороге. Стремясь выйти из кризиса, он добровольно уезжает на Кавказ, в действующую армию, где служили его брат Левушка и много его друзей. В «Путешествии в Арзрум» Пушкин пишет: «Наступил вечер; я шел вперед, подымаясь все выше и выше. С дороги сбиться было невозможно; но местами глинистая грязь, образуемая источниками, доходила мне до колена. Я совершенно утомился… Я проклинал свое нетерпение, но делать было нечего. Наконец увидел я огни и около полуночи очутился у домов, осененных деревьями. Первый встречный вызвался провести меня к городничему…» «Это было именно в ночь с 25 на 26 мая», – заметил Александр Дубровский. А в это время во Флоренции его друзья испекли пирог с грибами и отмечали день, когда Пушкин появился на белый свет.
1833 год, Пушкину 34 года
На 34-летие Пушкин получил в подарок от жены Натальи Николаевны собрание сочинений Гофмана в 19 томах. «Каждый том на титуле она подписала: “А. Пушкин”. Этот подарок хранится в библиотеке поэта в составе Пушкинского фонда», – сообщил Александр Дубровский.
1836 год, Пушкину 37 лет
В свой последний день рождения, за полгода до гибели, Пушкин вернулся домой и узнал, что несколько часов назад Натали родила дочь. «Это был самый ценный подарок в жизни поэта. Он поздравил жену, подарил ей ожерелье, и она была в восхищении. Наташа была четвертым ребенком в семье», – отметил ученый.
Августа Орлова