Почти год назад, после убийства ультраправой группой «Трезвая зла молодежь» рома Давида Попа, министр внутренних дел Украины Арсен Аваков заявил, что правоохранительные органы уделяют «много внимания неонацистским организациям. В обществе должна быть атмосфера, когда быть приверженцем таких движений — неинтересно, не круто и невыгодно». Тогда он предлагал запретить неонацистам въезжать в ЕС. Однако такие категорические заявления остались только заявлениями, а в марте 2019 стало известно, что в рамках судебного процесса об убийстве обвинение уже не настаивает на статье, связанной с расовой дискриминацией.

Убийство Давида Попа является далеко не единственным случаем, когда ультраправые группировки используют насилие на улицах Украины. Внимание к этому случаю, безусловно, связано с трагическими последствиями, но и оно постепенно рассеивается. И насилие, и конфронтационные действия со стороны ультраправых не исчезают. Представители ультраправых организаций проходят подозреваемыми минимум в еще одном случае убийства – общественной активистки Екатерины Гандзюк. Кроме этого, есть много случаев, когда обошлось без жертв. Как и без наказанных виновных.

Начиная с 15 октября 2018 украинская общественная организация  «Институт Республика» при поддержке украинского филиала «Фонда Розы Люксембург» в рамках проекта «Территория насилия» собирает и систематизирует данные об уличном насилии и конфронтации со стороны ультраправых групп, партий, организаций и граждан. Данные собираются на основе мониторинга сообщений национальных, макрорегиональных, активистских сайтов и социальных медиа. Эти данные позволяют оценить масштабы проблемы, указать на наиболее активных ультраправых субъектов и понять, кто чаще всего является жертвой их уличной активности.

Согласно терминологии проекта, конфронтация – это протестные действия, предусматривающие непосредственное давление на цели протеста («прямое действие»), но не сопровождающееся нанесением непосредственного вреда людям или имуществу. Насилие – это протестные действия с нанесением непосредственного вреда людям или имуществу.

За полгода, между 15 октября 2018 и 15 мая 2019, мониторинг зафиксировал 95 случаев конфронтации/насилия со стороны ультраправых, 39 из них имели характер конфронтации, а 56 включали элементы насилия против имущества или людей. Так в период с 14 по 31 октября состоялось 15 случаев (4 конфронтационных и 11 с элементами насилия). В ноябре произошло 23 случая (11 конфронтационных и 12 с элементами насилия). В декабре произошло 14 случаев (7 конфронтационных и 7 с элементами насилия). В течение первого месяца 2019 произошло 6 случаев (4 конфронтационных и 2 с элементами насилия). В феврале мониторинг зафиксировал 17 случаев (из которых 8 конфронтационных и 9 с элементами насилия). В марте случилось 10 случаев (2 конфронтационных и 8 насильственных). В апреле — 2 случая (оба насильственные). А между 1 и 15 мая  — 8 случаев (3 конфронтационные и 5 насильственных).

С динамики видно, что уровень ультраправого насилия уменьшился после выборов. Собственно, неделя после выборов был первой, когда не было зафиксировано ни одного случая насилия/конфронтации со стороны ультраправых. За полгода мониторинга было всего пять недель, когда не сообщалось ни об одном случае ультраправого насилия — за 24 недели до выборов таких «спокойных» недель было всего три, а за 7 недель после выборов их было уже две. В среднем же в течение полгода еженедельно сообщалось об одном случае конфронтации и двух случаях насилия со стороны ультраправых.

Большинство случаев ультраправого насилия/конфронтации произошли в Киеве (38 случаев), Львове (8 случаев), Харькове (8 случаев), Днепре (7 случаев), Херсоне (4 случая), Одессе (3 случая), Кривом Роге (3 случая) и Кременчуге (3 случая), Житомире (3 случая). В других населенных пунктах были зафиксированы менее трех случаев ультраправого насилия/конфронтации.

Наиболее видимыми ультраправыми субъектами, которые принимали участие в конфронтации/насилии были С14 и «Национальный корпус».

С14 были замечены в 36 зафиксированных случаях, в том числе в 21 случае насильственного характера (из них 6 случаев насилия против людей). «Национальный корпус» выступал субъектом в 19 зафиксированных случаях: 13 случаях насилия (из них 8 случаев — против людей). Другими заметными идентифицированными субъектами были: Традиция и порядок» (7 случаев, из них 4 случая насилия против людей), «Неизвестный патриот» (5 случаев, 3 из которых имели элементы насилия, 2 из них против людей), «Национальные дружины» (5 случаев, из них 3 с элементами насилия, 2 из которых против людей), «Братство» (4 случая, 3 с элементами насилия, все против людей), «Катехон» (3 случая, все с элементами насилия, все против людей), «Сокол» (3 случая, 2 с элементами насилия, 1 из них — против людей). Остальные идентифицированные субъекты участвовали в менее трех случаях конфронтации/насилия.

Чуть меньше, чем в половине случаев, ультраправое насилие было направлено против имущества (27 случаев), а в большинстве случаев (29) насилие направлялось против людей, что привело к травмам минимум в 23 случаях. За этот период насильственные действия ультраправых были направлены против: представителей и сторонников политиков и политических партий (8 случаев), феминистских/ЛГБТ — активистов (4 случая), представительниц этнических меньшинств (2 случая), журналисток (1 случай). В течение периода мониторинга ультраправое насилие против имущества (которое не сопровождалось насилием против людей) включало нападения на: компании и мелкий бизнес (7 случаев), советские памятники (6 случаев), офисы политиков и политических партий (5 случаев), российские посольства (2 случая), церкви (2 случая), государственные учреждения (2 случая), художественные выставки (2 случая), имущество ромов (1 случай) и имущество адвоката (1 случай). В течение этого периода конфронтационные уличные действия ультраправых, среди прочего, были направлены против политических партий или политиков (9 случаев), бизнеса (5 случаев), государственных институтов (4 случая), журналистов или СМИ (3 случая), художественных выставок (3 случая), феминистских или ЛГБТ — активистов (3 случая), религиозных учреждений (2 случая), медицинских учреждений (2 случая).

Значительная часть случаев уличной конфронтации/насилия была направлена против политиков или политических партий, в частности, в контексте электоральных гонок.

Так, примерно 30 декабря 2019 в Кременчуге С14 напали на приемную «Оппозиционного блока», разбив вывеску и исписав стены. 1 февраля в Бердянске представители «Национального корпуса» пытались сорвать встречу кандидата в президенты Александра Вилкула («Оппозиционный блок») с избирателями и облили его зеленкой, обвиняя в пророссийских взглядах.

В результате нападения политик получил ожоги глаз. В тот же день в поселке городского типа Мангуш в Донецкой области вероятно Гражданский корпус «Азов» заблокировал помещение, в котором должна была состояться встреча с Вилкулом. 7 февраля в Черкассах вероятно «Национальный корпус» спилил бигборд с предвыборной рекламой Вилкула — видеозапись процесса появился в социальных сетях «Национального корпуса». 21 февраля в Днепре С14 сорвали заседание избирательной комиссии, протестуя против назначения председателя комиссии, которого С14 обвиняли в сепаратизме.

9 февраля 2019 в Киеве ультраправые из С14, «Традиции и порядка» и «Неизвестного патриота» вместе с другими активистами пикетировали съезд кандидата в президенты Юлии Тимошенко, требуя наказать виновных в убийстве Екатерины Гандзюк. Из-за использования масок и наличия газовых баллончиков, обнаруженных при осмотре вещей протестующих, полиция задержала и доставила в участок более десятка ультраправых. При обыске в отделении у них также обнаружили ножи и травматические пистолеты. По словам полиции, впоследствии группа ультраправых пришла в участок и пыталась его захватить, имея при себе газовые баллончики, кастеты, ножи и пистолеты. В результате были задержаны еще несколько десятков нападающих. Во время драки пострадали минимум семь человек, среди них трое представителей полиции. Были возбуждены три уголовных дела за нападение на участок, а также дело за превышение служебных полномочий представителем полиции. Насколько известно, всех ультраправых впоследствии отпустили, а четырех из них объявили в розыск.

Николай Федотов

Читать продолжение