День 11 июня 2019 года надолго запомнится белорусской «прогрессивной общественности». Всю вторую половину этого дня она не просыхала, от души отмечая «падение» ненавистного ей министра внутренних дел – генерал-лейтенанта Игоря Шуневича, занимавшего пост с 2012 года. Тот факт, что Шуневич подал рапорт об отставке сам, никто не заинтересовал: достаточно было того, что «цепной пес царизма» уже не при делах и на его костях можно безнаказанно плясать. «Соцсетки празднуют падение Шуневича» — гласили откровенные заголовки. Как будто «соцсетки» — некий новый народ, населяющий Беларусь…

Вряд ли ошибемся, если скажем: мало кого из государственных деятелей современной Беларуси ненавидели так активно и яро, как Шуневича. Один тот факт, что в его «честь» придумали презрительное прозвище милиционеров – «шунявки», чего стоит. Интернет-ресурсы бросились публиковать подборки тех «одиозных» актов, которыми отметился министр на посту за время своего там пребывания. Исходя из этих списков мы и задались простым вопросом: ладно, Шуневич был плохой. А какой тогда министр внутренних дел нужен «прогрессивной Беларуси»?

  1. Первым в вину Шуневичу было поставлено антинаркотическое законодательство: «С наркотиками МВД боролось довольно жестко и пролоббировало два больших декрета. В 2014 году в Беларуси вступил в силу «антимаковый декрет», давший государству монополию на оптовую торговлю семенами мака, из которых можно получить опиум — сильнодействующий наркотик. За нарушение условий хранения и перевозки семян мака ввели ответственность — штраф и конфискация автомобиля. Как отчитывалось тогда МВД, до принятия декрета доля опиума на наркорынке составляла 60−80%, после — упала ниже 10%. Однако молодые потребители стали массово пробовать более дешевые и сперва казавшиеся менее опасными и почти «легальными» курительные смеси. В связи с этим следом за «антимаковым декретом» МВД инициировало закон, который увеличивал ответственность за оборот наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров или аналогов. По нему максимальный срок лишения свободы за сбыт наркотиков был увеличен до 25 лет, а возраст наступления уголовной ответственности за это преступление снижен с 16 до 14 лет. За употребление наркотиков были введены штрафы, хотя разработчики настаивали на уголовной ответственности и для потребителей. Юристы, психологи и общественные деятели в целом положительно оценили меры, предпринятые властями против распространения психотропов».

Несмотря на удивительно лояльную последнюю фразу, посыл абзаца понятен – борьба с наркотиками под предводительством Шуневича была неоправданно жесткой. Следовательно, «прогрессивной Беларуси» нужен тот министр, который не будет «нажимать» на наркоманов и наркоторговцев, иными словами – даст наркоте в Беларуси зеленый свет. Ничего, что будут сотнями умирать молодые люди. Главное – министр добрый.

  1. Ненавистников Шуневича аж затрясло от злобы, когда на параде 9 мая 2015 года они увидели генерала в форме комиссара милиции образца 1943 года: «После этого Игорь Шуневич стал надевать эту форму на День Победы каждый год, кроме, кстати, этого года. Как объяснял глава МВД, для него форма НКВД — это «дань уважения к сотрудникам органов внутренних дел, которые работали в непростое послевоенное время». Можно, конечно, недоумевать по поводу выбранной министром формы почитания своих предшественников (ведь не надевает же министр обороны мундир военных лет). Но, разумеется, никакие объяснения никого не заинтересовали – в «прогрессивных кругах» Беларуси форма НКВД однозначно расценивается как одобрение «кровавой сталинской (и шире – «русской») гэбни», которая выводила несчастных белорусов под корень. Следовательно, «прогрессивной Беларуси» нужен министр, который максимально отмежуется от советского наследия, а еще лучше – публично покается за преступления НКВД, допустим, возложит венок к куропатским крестам.
  2. «Игорь Шуневич не раз заявлял, что в отношении МВД ведется информационная война. Поводом для такого мнения в МВД называли многочисленные публикации в СМИ на тему поведения отдельных сотрудников — применение грубой силы в отношении журналиста TUT.BY Павла Добровольского, штурм квартиры минского педиатра и другие случаи.
    Шуневич был уверен, что «неослабевающий информационный накат на милицию — это попытка оппонентов власти ослабить авторитет милиции в глазах населения для реализации изменения социального строя и политики Беларуси». Информационная война против МВД и других силовых структур Беларуси ведется с редкой настойчивостью и упорством – достаточно почитать любой «оппозиционный» сайт, так что здесь Игорь Шуневич был совершенно прав. И, следовательно, «прогрессивная Беларусь» была бы рада тому министру, который молча глотал бы все оскорбления в адрес его ведомства и тихо улыбался бы на пресс-конференциях. Шуневич был не таков, и за это его ненавидели особенно люто.
  3. Отдельную волну ненависти в отношении к лично министру и всему ведомству в целом поднимало белорусское (и международное) ЛГБТ-сообщество.

«Кроме работы над профильными вопросами МВД с Игорем Шуневичем во главе запомнится и громкими высказываниями на темы, не касающиеся непосредственно работы ведомства.

В прошлом году 17 мая, в Международный день борьбы с гомофобией, трансфобией и бифобией, посольство Великобритании в Минске вывесило ЛГБТ-флаг. В МВД на это отреагировали заявлением о том, что «однополые отношения — это подделка», а Беларусь опирается на фундамент традиционных институтов семьи и брака.

«Мы — за подлинное, они не пройдут!» — заявили в МВД. Комментируя это заявление, Игорь Шуневич добавил, что «дискриминации у нас нет», а мнение МВД «было определенной проверкой нашего гражданского общества на зрелость», которую оно не прошло.

В январе 2019 года Игорь Шуневич уже лично высказался относительно граждан Беларуси, принадлежащих к сообществу ЛГБТ, назвав их «дырявыми». В интервью телеканалу ОНТ Шуневич заявил, что МВД «в большой степени защищает институт нравственности государства».

«Именно такой подход не то что позволяет мне, а даже предписывает некоторые внутренние ситуации комментировать исходя из своего опыта, образования, жизненного пути и т. д.», — заявил министр.

Правозащитники за высказывание о «дырявых» гражданах просили Генпрокуратуру и Следственный комитет привлечь Игоря Шуневича к уголовной ответственности за дискриминационные высказывания. Генеральная прокуратура ответила, что оснований для привлечения министра к уголовной ответственности нет. Следственный комитет также посчитал, что в словах министра Шуневича, где он говорит о «дырявых гражданах», формулировок, фраз и выражений, направленных на возбуждение социальной вражды или розни, нет.

В нынешнем году история повторилась».

Опять-таки – наверное, не найдется человека (вне зависимости от ориентации), которого не покоробил бы блатной сленг Шуневича на ОНТ, его высказывания о «дырявых». Однако заметим, что подобная позиция в настоящее время требует огромного мужества. В открытую выступить против засилия дурно понимаемой «толерантности» мог позволить себе только очень самостоятельный и независимый от кого бы то ни было человек. И Шуневич был именно таким. Соответственно, «прогрессивная Беларусь» отчетливо маякнула грядущему министру внутренних дел – не смей замахиваться на священную корову ЛГБТ.

  1. И, наконец, история со скульптурой городового – уже вошедшей в печальные анналы глупости и головотяпства. Напрямую Игорь Шуневич к ней отношения не имел, но кому какая разница?.. Отметим, что история эта действительно – печальный символ не лучших качеств, свойственных современной Беларуси. Сразу было непонятно, почему памятник в честь 100-летия минской милиции, установлен не милиционеру, а полицейскому – тому самому, которого милиционеры и арестовали первым в марте 1917-го; потом было непонятно, почему к памятнику нельзя прикасаться, фотографировать его… В итоге «прогрессивная общественность» мастерски довела ситуацию до абсурда – опять же с целью дискредитации МВД и лично министра. Мораль: «прогрессивной Беларуси» нужен будет министр, который не может постоять за честь своего ведомства и жестко отстаивать его интересы.

 

Вот такой невеселый перечень. А пока подытожим: министр внутренних дел Беларуси в 2012-19 годах генерал-лейтенант Игорь Шуневич запомнится всем надолго тем, что всегда имел свое мнение и не боялся его высказывать. Даже когда оно сильно отличалось от мнения всемогущей «общественности».

 

Игорь Орлович