Страшным памятником обличения бериевщины стала многотомная рукопись Евфросинии Керсновской, невероятно мужественной женщины и замечательной художницы, которая не только написала, но и зарисовала всё, через что прошла в лагерях как «бывшая помещица» с 1940-го по 1952 год. Её иллюстрированная сага «Сколько стоит человек» — документ, сопоставимый с «Колымскими рассказами» Шаламова или солженицынским «Архипелагом», и мощнейшая улика на заочном процессе «Русские против Берии».

Весь бериевский период террор против выдающихся представителей русской науки, культуры, Церкви не прекращался. В 1940 году был арестован и фактически заморен в тюрьме академик Вавилов, величайший учёный-генетик своей эпохи. Расправа над Вавиловым, пожалуй, одно из самых позорных пятен в истории отношений советской власти и интеллигенции.

Учёный мирового значения вместо эмиграции решил жить и работать в СССР так, как будто это всё та же историческая Россия, — он делал феноменальные по своему значению открытия (исследование центров происхождения культурных растений подготовляло селекцию сортов зерна с необходимыми для наших условий свойствами — именно это, а не лысенковский шаманизм, был единственный разумный путь повышения урожайности культур). Он представлял СССР на множестве международных конгрессов, как бы свидетельствуя о том, что наука мирового уровня жива и при большевиках. Расправа над ним как бы передавала сигнал: «Нет, это всё-таки людоеды».

Осенью-зимой 1941-1942 годов, на пике голода и страданий горожан, ленинградскими подчинёнными Берии было сооружено дело «Союза старой русской интеллигенции», по которому были арестованы 32 учёных-петербуржца. Логика руководившего операцией лейтенанта госбезопасности Кружкова была простой: раз остались в городе, не сбежали, работают — значит, ждут с надеждой прихода немцев. Следователь пытал их голодом, опечатывал помещения, в которых замерзающая семья подследственного хранила дрова, избивал, шантажировал, соблазнял голодных людей едой. Специальности большинства учёных делали их необходимыми для оборонной промышленности, возможно, даже для того самого атомного проекта, которым позднее займётся Берия. Впрочем, из них пытались выбить и показания на гуманитария — академика Тарле, знаменитого учёного-патриота, чьи книги во время и после войны так много сделали для восстановления уважения к героическому прошлому русского народа. Во время войны Тарле писал о Кутузове, Нахимове, великих подвигах русского народа и не знал, что под него, уже прошедшего тюрьму и ссылку, копает в блокадном городе бериевский лейтенант.

За свои «подвиги» следователь Кружков получил в числе прочего медаль «За оборону Ленинграда». Правда, в 1955 году, на волне как раз разборки с бериевскими кадрами, за него тоже взялись — и он оказался под судом и умер в лагере — редкий случай восторжествовавшей над палачами настоящей справедливости.

Именно Берия во главе НКВД осуществлял и сталинскую политику репрессирования военнопленных и окруженцев, создав уникальное положение, когда более миллиона честных солдат оказались прокляты и забыты своей Родиной. Именно Берия осуществлял послевоенный разгром русской белой эмиграции всюду, куда только могли дотянуться его подопечные. Причём в одном ряду с сотрудничавшими с немцами генералами Красновым и Шкуро арестовывали и везли в Москву на суд совпатриотически настроенного евразийца Савицкого, антигитлеровски настроенного легендарного националиста Шульгина. Пытались выманить в СССР и Ивана Бунина — и неизвестно, чем бы для него это закончилось.

Так что Берия, надёжный наследник Дзержинского, Лациса, Ягоды и Ежова и верный ученик и соратник Ленина и Сталина, вел точно такую же войну с русским народом и исторической Россией, как и все вышеперечисленные. Но были у Лаврентия Павловича и специальные заслуги на «русском фронте»…

Больше про Берию здесь: https://tsargrad.tv/arti…/kak-berija-sssr-unichtozhal_207674

Егор Холмогоров