Interfax.by продолжает публиковать полезные советы в рубрике «Личный опыт эмигранта», которая, безусловно, будет не просто интересна, но и полезна тем белорусам, которые решили начать новую жизнь, строить новую карьеру в другой стране.

Бывшая минчанка Юлия Кочубей в цикле материалов о Москве подробно рассказывает о том, как переехала из белорусской столицы в российскую.

В каждом городе есть свои особенности. И первые годы моей трудовой миграции в Москву я многому удивлялась.

Пешеходным переходам, на которых зеленый сигнал для пешеходов включается одновременно во всех направлениях и перекресток превращается на полминуты в пешеходную площадь. Сначала мне это казалось неразумным с учетом московских пробок, так как машины стоят на светофорах дополнительно по полминуты. Но потом поняла, что — это лучшая защита пешеходов. Здесь, увы, далеко не все водители пропускают пешеходов на правом повороте даже на обозначенных переходах. А так — стоят и ждут.

Синим бахилам , которые осенью, зимой и весной преследуют тебя везде: в детском саду, поликлинике,  спортзале. Ты их носишь в сумке — на всякий случай. Когда мы выбирали квартиру, наша риелтор всегда брала с собой упаковку бахил. Потому что люди, которые продавали квартиру требовали не топтать!  Кстати, единственная хозяйка квартиры, которая предложила не разуваться (что я всегда считала нормой вежливости) была девушка, у которой мы в итоге квартиру и купили:).

Нелюбви к туристам. Мы привыкли, что туристов  принимают с распростертыми объятиями — вам предложат сделать фото, объяснят как и куда пройти. Хотя в Москву в прошлом году приехало 23 миллиона туристов, которые оставили тут 1 миллиард (!) евро, они по-прежнему воспринимаются настороженно или пренебрежительно. Исключением стал, пожалуй, прошлогодний Чемпионат мира по футболу. Москвичи, как по велению волшебной палочки стали общаться на улицах, в барах, показывать дорогу, делать фото. Но праздник кончился, и все вернулось на круги своя.

А еще я удивлялась тому, что:

Москвичи в метро стоят на эскалаторе. Я еще понимаю, почему вверх не идут. Но вниз? Все спокойненько едут, как будто никуда не торопятся. Почему по улице, где и воздух посвежее и почище, бегут, а на эскалаторе стоят? А ведь некоторые эскалаторы по 3-4 минуты едут…

Во дворах по вечерам вы постоянно будете наталкиваться на мужчин, справляющих малую нужду. Я понимаю, что туалетов общественных почти нет, но их правда много.

Москвичи поголовно читают в метро. И даже  бумажные книжки. Классику! Провела по дороге на работу поверхностный анализ (кое-где увидела автора, кое-где  заголовок). Итак: Дама с собачкой, Стендаль, Донцова, Хемингуэй на английском, Моэма. Конечно, многих авторов я не могу идентифицировать, но — и это кое-что…

Водители абсолютно не реагируют на сигналы скорой. Причем на сигналы полиции с горем пополам реагируют, а скорые могут по 10 минут ждать.

Основная машина Москвы — внедорожник. Ну и, конечно, вы здесь наконец увидите бентли, мазератти и роллс-ройсы.

Москва — это город 24/7. Все круглосуточно. Не только кабаки, но и спортклубы, фитнесс-центры работают до полвторого ночи!

Здесь часто спортом занимаются очень немолодые люди. Спортсмены старше 60- ти — норма. В наш фитнес клуб ходит сгорбленная бабушка, за 80, в очках, которая легко делает 50 уголков, а  парочка древних физиков- теоретиков в бане обсуждают методы нелинейной индукции.

Московские дворы чище, чем Красная площадь, ну , или Тверская.  Управляющие компании в ЖКХ реально работают, а ведь это частники! Я например, могу позвонить и потребовать помыть подъезд, убрать мусор во дворе! И это будет сделано… Быстро!

Средняя температуре в квартире с середины сентября по май (отопительный сезон) в 25-27 градусов. Приходится жить с открытыми форточками.

Шедевр столичных ремонтов это «стеклопакет по-московски»! Это когда экономят на замке, который открывает пакет в режиме форточки и вкручивают в стеклопакет шуруповертом крючок-щеколду. Первый раз я думала — хозяева с чувством юмора. Оказалась, все так делают.

Блондинов и блондинок в Москве практически нет! Только мы, белорусы).

Автор: Юлия Кочубей