Почему сохранить государственность можно только укреплением союзных связей.

При выборе пути развития, определении стратегии чрезвычайно важно уметь определить приоритеты и стратегический курс на основе национальных интересов. Всем нам памятны, например, выбор модели развития российскими квазиреформаторами в начале 1990-х годов, модели, вошедшей в постсоветскую историю под геростратовским названием «шоковая терапия». В какой-то мере подобный сценарий социально-экономического и политического развития пытались реализовать и в Белоруссии.

Вспомним начало 1990-х годов. Ведь тогда наши граждане не только были обмануты вывесками «приватизации», «рыночных реформ» и «демократии», но и сами обманывались в своих надеждах получить две «Волги» на ваучер и жить, так сказать, на дивиденды, не работая. Но на практике вышло так, как и должно было выйти. Всякого рода проходимцы, криминальные и антигосударственные элементы, которым не было хода при советской власти, выползли на божий свет и начали прихватывать общенародную собственность, а облапошенным гражданам оставили, с позволения сказать, рыночные цены и рыночную зарплату, т. е. нищенство и деградацию. Масштабность разрушительных процессов в той или иной мере была характерна для всех постсоветских республик.

Беларусь первая из них опомнилась и остановилась в этом движении к деградации и катастрофе. Заслуга в этом, бесспорно, нашего белорусского народа, который быстро уловил несправедливый, грабительский характер так называемого «реформаторства». То, что наши граждане в конечном итоге быстро избавились от иллюзорных надежд на две «Волги» и не клюнули на дальнейшие приманки политических шарлатанов, было обусловлено высоким интеллектуальным потенциалом белорусского общества. Как известно, экономика Беларуси на 80 % была ориентирована на союзный и мировой рынки. На белорусских предприятиях концентрировалась высококвалифицированная рабочая сила, по своему содержанию ничем не уступающая или по крайней мере приближающаяся к интеллектуальному труду. Поэтому низкопробная демагогия так называемых «реформаторов» о невмешательстве государства в хозяйственную жизнь, реформировании промышленности, фермеризации сельского хозяйства и национальном возрождении не могла надолго увлечь белорусов, ибо наши образованные люди быстро раскусили всю неграмотность и своекорыстность подобных программ реформирования.

Поворотный пункт в истории Беларуси

Именно высокий интеллектуальный фон белорусского общества был в основе прихода Александра Лукашенко к власти, его победы на президентских выборах 1994 года.

Белорусский лидер адекватно реагировал на общественные настроения, прекрасно сознавая, что без поддержки и доверия народа никакая власть долго не удержится.

В результате произошло резонансное наложение интеллектуального и нравственного потенциала белорусского народа на социально справедливую политику президента Александра Лукашенко, что сразу же стабилизировало и оптимизировало социально-политическую ситуацию в республике. Началось восстановление социально-нравственной системы ценностей нашего общества, был возвращён утраченный смысл жизни. Смысл жизни, выражавшийся в уважении к своей истории, так сказать, к своим алтарям и очагам.

Таким образом, середина 90-х годов XX века образует поворотный пункт в истории постсоветского развития Беларуси. Сами прозападные аналитики вынуждены были признать, что президентские выборы 1994 г. и майский референдум 1995 г. были «рубежом, положившим начало смене государственной идеологии».

В самом деле, вместо идеологии межнациональной вражды, польско-шляхетской фальсификации белорусской истории и антинародной приватизации, которую навязывали псевдодемократы белорусскому народу, восстанавливалась идеология социальной справедливости, межнационального согласия и возвращения в свою историю.

На примере исторического опыта середины 1990-х годов следует подчеркнуть, что так называемая политика «национально-демократического возрождения» Беларуси, проводимая бээнэфовцами и прозападными политиками, на самом деле была политикой антидемократической и антибелорусской. Всё это «национально-демократическое возрождение» было привнесено в Беларусь извне.

Исторический аспект белорусского пути

Идеология белорусского пути опирается на многовековой опыт историко-культурного развития белорусского народа в рамках общерусского цивилизационного пространства.Построенные в середине XI века Софийские соборы в Полоцке, Новгороде, Киеве символизировали собой единство общерусской цивилизации, общность традиций, веры, культуры, языка и исторической судьбы.

Вхождение белорусских земель в состав Великого княжества Литовского существенно повлияло не только на этническую консолидацию, но и на развитие самой культуры белорусского народа. Обусловлено это было тем, что белорусские земли в составе ВКЛ с латинской точки зрения занимали положение завоёванных провинций.

Правящие классы Польши и Литвы, руководствовавшиеся не национальными, а узкоэгоистическими интересами, вступили на путь латинизации белорусских земель. Польский король Ягайло в грамоте, данной виленскому епископу, приказывает, чтобы «литовцы не заключали браков с русскими, а если такие браки заключены уже или будут впредь заключаемы, то их не расторгать, но лицо русской веры должно принять латинство, к чему принуждать таких людей даже сечением розгами». В случае нарушения этого постановления повелевалось принуждать к принятию католической веры телесными наказаниями того из супругов, который исповедовал православие.

В XVII-XVIII веках (период вхождения Беларуси в состав Речи Посполитой) для белорусской культуры была свойственна дихотомичность. Высший слой пользовался польским языком и развивал свою культуру посредством денационализации и полонизации. Одновременно в низших слоях (крестьянстве, мещанстве, православном духовенстве) развивалась народная культура, стержень которой составляли старорусский язык, фольклор, ремесло и декоративно-прикладное искусство. Возникший в результате Реформации протестантизм, который обеспечивал психологическую мотивировку, адекватную духу наживы зарождающейся буржуазии, затронул лишь высшие денационализированные слои общества.

В то же время, несмотря на неблагоприятные условия, шло строительство общерусской цивилизации. Тесное переплетение между белорусами и великороссами, их совместное участие в строительстве общерусской цивилизации происходило в общегосударственной, религиозно-церковной и национально-культурной сферах общества.

Общеизвестно, что преподаватель Полоцкой братской школы Симеон Полоцкий одновременно был выдающимся белорусским и русским общественно-политическим и церковным деятелем.

Переехав в 1664 году из Полоцка в Москву, Симеон Полоцкий становится одним из виднейших сподвижников царя Алексея Михайловича. Белорусский просветитель был не только воспитателем детей Алексея Михайловича, но и активным инициатором создания Славяно-греко-латинской академии в Москве по образцу Киевской академии. Симеон Полоцкий стоит у истоков формирования русской поэзии и русского театрального искусства. Большую помощь он оказал Алексею Михайловичу на церковном поприще, поддержав русского царя в его религиозно-политической борьбе с патриархом Никоном.

В общем, не подлежит никакому сомнению самое деятельное участие всех представителей общерусской цивилизации в созидании своего общего Отечества. Иногда даже затруднительно определить, кто больше положил сил на общерусский алтарь: полочанин Франциск Скорина или москвич Иван Фёдоров, подолянин Мелетий Смотрицкий или холмогорец Михаил Ломоносов, киевлянин Феофан Прокопович или псковитянин Василий Татищев, белорус Михаил Коялович или великоросс Сергей Соловьёв?

Видимо, в истории нельзя сказать, кто больше, а правильнее — кто дольше. А это уже зависело не от умственных и психических способностей, а от физических возможностей каждого из них. Кроме того, не будем забывать, что главную роль в строительстве общерусской цивилизации играли не отдельные выдающиеся личности, а сами наши братские народы.

Именно находясь в лоне своей родной общерусской цивилизации, белорусский народ укрепил свой национальный генетический код, избежал грозящей польско-католической денационализации и тем самым сохранил предпосылки для последующего национального возрождения. Что и произошло в советское время. На советской основе белорусский народ создал свою государственность, произошёл невиданный расцвет промышленности, сельского хозяйства, науки и культуры. Справедливо указывал президент Александр Лукашенко: «Именно с образования в составе Советского Союза Белорусской Советской Социалистической Республики — да, и мы были учредителями СССР — начинается наша государственность. Давайте честно скажем, что годы, проведённые в составе Советского Союза, для нас имеют очень большую ценность. Они нам дали столько, сколько не мог дать до этого ни один период существования белорусских земель в составе того или иного государства. Очень много дали».

Историческое значение образования БССР заключается в том, что оно явилось закономерным итогом общерусского цивилизационного развития белорусского народа, когда он, наконец-то, поднялся на уровень государственного мышления и государственного строительства. БССР нельзя ограничивать лишь советской государственностью и рассматривать её в качестве преходящего этапа в истории белорусской государственности. Советскость белорусской государственности — это лишь форма, сущность же БССР заключается в союзности. Форма преходяща, сущность постоянна. БССР лежит в основании дальнейшего развития белорусского государства именно как Союзного государства. «БССР выполнила государственную, политическую, культурную роль объединителя белорусской нации. Именно в этот период времени мы вместе с русским народом победили фашизм».

Сегодняшняя Республика Беларусь зиждется на союзном государственном фундаменте. В этом и состоит истинный смысл развития белорусской государственности в современных условиях.

Исторический аспект очень важен для понимания сущности белорусского пути, которая не сводится к абстрактной экстраполяции социально-экономических и политических преобразований в других странах, а предполагает адаптацию зарубежного опыта реформирования применительно к белорусским условиям. «Тот путь, — подчёркивал Александр Лукашенко, — мы создавали вместе, не я один. Жизнь его создавала. И мы спокойно, «памяркоуна», по-белорусски, выходили из той ситуации, в которой оказались в середине 90-х годов». Поэтому белорусскую модель нельзя формально отождествлять ни с западноевропейской моделью, ни с опытом США, ни с преобразованиями в постсоветских республиках. В каком-то смысле можно говорить о близости основных принципов реформирования в Беларуси и КНР, которая проявляется в таких особенностях, как регулирующая роль государства, эволюционность преобразований, создание сильной государственной власти, ориентация реформ на широкие слои населения, уважительное отношение к историческому прошлому страны. В то же время даже опыт китайской модели развития нельзя автоматически использовать в Беларуси, поскольку экономически, демографически и геополитически КНР и Беларусь находятся в разных весовых категориях, обладают разными потенциалами.

Сущность белорусского пути

Если в самом общем виде охарактеризовать белорусский путь развития, то его атрибутным признаком является историческая связь времён. Белорусский путь основывается на уважении к своей истории, прежде всего к советской. В Беларуси не разорвали историческую связь времён, и тем самым не было разрушено белорусское государство и созданы условия для последующего развития республики. Прошлое, как подчёркивал Гегель, «не подвергается поэтому абстрактному отрицанию, а лишь снимается и, следовательно, вместе с тем и сохраняется». В этом заключается коренное отличие белорусской модели от модели российской, которая как раз создавалась на основе разрыва, абсолютного отрицания советской эпохи. В фундаменте российской модели, да и моделей других постсоветских республик, лежала так называемая «диссидентствующая», «правозащитная», «либеральная» идеология, которая по существу своему ничего общего не имела с защитой прав и свобод российских граждан, а была своим острием направлена на разрушение российского государства на основе отрицания советской истории. Объективно такая модель была антироссийской. Дело в том, что так называемый «диссидент», «правозащитник», «либерал» по своей политической природе — разрушитель национальной государственности и национальной системы ценностей. Его кумир — доллар, мамона. Он одинаково не приемлет ни прошлого советского, ни современного российского государства. Думать, что среди этих «либералов» можно найти конструктивистов, национальных политиков и мыслителей — верх политической наивности. Отсюда необходимо понимать, что все негативные проблемы современной России (олигархизм, коррупция, преступность, сепаратизм, демографический кризис) — производное от «диссидентствующей», «либеральной» идеологии, которая если и не является доминирующей в настоящее время, то всё-таки остаётся достаточно влиятельной в политической, экономической и информационной системе страны. И до тех пор, пока так называемые «либералы», «правозащитники» будут идеологически господствовать в структурах общественных организаций, средствах массовой информации государства, Россия будет сохранять негативную траекторию движения. И только включение советского периода в российскую историю как высшего этапа её развития положит начало восстановлению исторической связи времён, экономическому, политическому и нравственному оздоровлению страны и народа.

Основная ошибка при анализе политической и экономической ситуации в Беларуси состоит в абстрактной экстраполяции привычных политических понятий на такую политическую действительность, которая никак не может быть адекватно описана в рамках классической политологии. Дело в том, что в Беларуси нет той оппозиции, которая прописана в западных политических трактатах, учебниках и существует в реальной западной политической системе. В этом и состоит бессмысленность всех политических прогнозов, которые исходят из экстраполяции западной действительности на постсоветскую действительность, из школьнического понимания политики. В Беларуси существует не оппозиция, а совершенно другое политическое явление, которое ничего общего не имеет с понятием оппозиции на Западе. В Беларуси это не оппозиция, а квазиоппозиция. Тогда должен быть понятен и ответ на вопрос: возможен ли диалог власти и оппозиции? Нет, невозможен, если эта власть хотя бы в какой-то степени является настоящей властью, а не имитацией власти. Другими словами, диалог власти с квазиоппозицией возможен лишь при условии, что сама власть является квазивластью.

В чём специфика нынешней ситуации в Беларуси? В том, что при всех проблемах и сложностях постсоветского бытия Беларусь в наибольшей степени можно охарактеризовать как постсоветскую республику с самостоятельной властью. Это и нашло своё отражение в таком понятии, как «белорусский путь». Сущность белорусского пути заключается в том, что в Беларуси установлен такой государственный порядок, такая государственная власть, которая не только предоставляет возможность решать дела в стране по большинству граждан, но и обеспечивает превращение этой возможности в действительность. Это и есть подлинная демократия.

Белорусский путь в политическом отношении — это путь создания государства для белорусского народа, а не формальная экстраполяция западных политических вывесок на белорусскую действительность. В этом смысле белорусский путь — это, несомненно, демократический путь развития белорусского общества.

Белорусский путь в экономическом отношении — это путь совершенствования белорусской экономики в современных условиях с точки зрения интересов всего белорусского общества, а не отдельных его групп. Поэтому рыночные реформы — не самоцель, а средство повышения эффективности белорусской экономики в новых геоэкономических условиях. Отсюда идея и политика интеграции постсоветского пространства как экономический императив современной Беларуси.

Белорусский путь в историческом отношении — это путь исторической связи времён, признания советского периода белорусской истории как системообразующего, ключевого в становлении белорусской нации и белорусской государственности. В историческом смысле белорусская история неотделима от общерусской истории.

Белорусский путь в цивилизационном отношении — это путь единения с народами бывшего СССР, это путь цивилизационного единства с Россией, поскольку Беларусь является неотъемлемой частью общерусской цивилизации, Русского мира.

Белорусский путь — это путь справедливой государственной политики. И в этом отличие белорусской модели от моделей во всех других постсоветских республиках. В этом основа политической стабильности и существующего консенсуса власти и граждан в Беларуси. Кант в своё время писал, что ничто не возмущает нас больше, чем несправедливость; все другие виды зла, которые нам приходится терпеть, ничто по сравнению с ней.

Белорусский путь — это путь отказа от удельного интереса, от навязываемого «европеизма», путь на интеграцию постсоветского пространства, на общесоюзный стратегический интерес, справедливость, дружбу народов, то есть всего того, что было характерно до геополитической катастрофы, до разрушения СССР.

Белорусский путь — не причина кризиса в нашей республике, как об этом любят разглагольствовать всевозможные квазиевроинтеграторы и псевдореформаторы, наоборот, благодаря белорусской модели удалось самортизировать, смягчить разрушительные последствия геополитической катастрофы, которая является главной причиной кризиса для всех бывших союзных республик.

Отсюда должна быть понятна неприемлемость так называемой евроинтеграции, «Восточного партнёрства», ассоциаций и всех других программ евроатлантического сотрудничества, которые навязываются Западом постсоветским республикам. Ибо эта квазиевроинтеграция основывается на геополитической катастрофе, исходит из политики консервации внешнего управления на наших землях путём закрепления дезинтеграционного состояния постсоветского пространства. Продолжать талдычить о евроинтеграции, когда сам Евросоюз находится в глубоком кризисе, — то же самое, что искать вчерашний снег. В этом плане разговоры квазиэкспертов об «интеграции интеграций», об интеграции от Владивостока до Лиссабона не только наивны, но прямо-таки антидемократичны. Ибо, как совершенно верно в своё время указывал Владимир Ленин, Соединённые Штаты Европы, то есть нынешний Европейский союз, либо невозможны, либо реакционны.

Современный кризис в Беларуси — это не кризис белорусского пути, а кризис, обусловленный разрушением СССР и, как следствие, дезинтеграцией постсоветского пространства.

Белорусский путь не разрешал проблемы кризиса, дезинтеграции, а лишь ограничивал, не допускал катастрофического варианта развития ситуации в республике. Проблема борьбы с кризисом — это проблема, которая может быть решена только совместными усилиями постсоветских стран путём глубокой интеграции постсоветского пространства, то есть строительства Союзного государства.

О ментальном консенсусе с народом

Говоря о белорусском пути, разумеется, нельзя обойти вопрос о роли личности в истории, то есть о роли Александра Лукашенко. Наверное, сразу же надо сказать то главное, что позволяет назвать его народным президентом. Это то, что ему на протяжении четверти века удаётся сохранять ментальный консенсус с белорусским народом, что обусловлено генетическим единством Александра Лукашенко с простыми людьми, той жизненной школой, которую пришлось ему пройти, тем неловким языком, на котором обычно говорят все белорусы, начиная от простого крестьянина и кончая любым чиновником вплоть до министра, одним словом, с родной землей. Эта тема ментального консенсуса политика со своим народом меньше всего может быть выражена в неких внешних фактах и событиях. Александр Лукашенко может иногда шутить, да так, что вспоминаешь простоту и глубину белорусского народного юмора. Поживите у деревни, похлебайте серых щей, поносите худых лаптей — вот тогда узнаете, что такое трудящийся человек. Примерно таким образом Александр Лукашенко совершенно справедливо разъясняет всяким «креативным» личностям несостоятельность их претензий не только на управление страной, но и вообще на их понимание смысла жизни. Только тогда, когда политик ощущает своё родство с народом, сохраняет глубинную связь c простыми людьми, он может быть народным президентом. Но опять же не во внешней народности, не в вышиванках дело.

Здесь надо понять, что политик не должен подходить к вопросу о своей деятельности в угоду абстрактным схемам, даже если эти схемы выглядят вполне респектабельными и пользуются известным кредитом доверия у населения. Как говорит народная мудрость, «гладко было на бумагах, да ходить же по оврагам». Всё это надо уметь видеть и учитывать в реальной ситуации, тем более когда за внешне респектабельными схемами экономического и государственного устройства на самом деле скрываются интересы западной олигархии и доморощенных реформаторов, которые действуют по принципу «урвать побольше, а там хоть трава не расти».

В чём трагедия Украины? В том, что украинский народ был не только обманут, но и сам обманывался в так называемой евроинтеграции. В результате подобного самообмана произошли крах экономики и развал государственности.

Следствие этого — разгул криминала и бандеровщины, поголовная пауперизация населения и циничное обогащение местных олигархов. Например, в 2018 году состояние бывшего президента Украины Петра Порошенко увеличилось в 95 раз, а состояние украинского народа уменьшилось во столько же раз.

Вот вам и цена евроинтеграции Украины, когда у власти оказался антинародный президент, который так ратовал за европейскую солидарность и всячески хаял советскую историю. Вот так собственная ментальность отомстила самому населению Украины за глупость самообмана евроинтеграцией. В полном соответствии с украинской пословицей «Бачили очi, що купували, їжте, хоч повилазьте» («Видели глаза, что покупали, ешьте, хоть повылазьте»).

Почему в Беларуси не стали отрицать советский путь развития, почему белорусы не стали массово переименовывать улицы и площади, сносить памятники вождям советского периода, расставаться с советской историей? Именно в силу трудовой белорусской ментальности. Белорусы не хотели отрицания собственного прошлого, не хотели отрицания своих ценностей. И в этом проявилась их жизненная стойкость и жизненная мудрость, которая и спасла Беларусь от так называемых европейских реформ. Так была сохранена преемственность поколений, историческая связь времён, так было спасено само будущее белорусского народа.

Чего больше всего хотели 25 лет назад белорусы? Материального достатка, спокойствия в доме, обуздания преступности, восстановления привычных, традиционных, человеческих форм жизни. Александр Лукашенко уловил, осознал истинные идеалы и потребности своего народа. А поэтому его белорусский народ и избрал президентом Беларуси. И началось строительство белорусского государства. Создавалась вертикаль власти. Формировалась собственная управленческая элита. Возвращался авторитет армии. Восстанавливался смысл жизни, присущий трудовому человеку. Вырабатывалось то, что позже назовут белорусским путём социально-экономического развития. Причём тогда, в середине 1990-х годов, ментального консенсуса между властью и народом практически не было. Нужен был подлинно народный лидер, способный вдохнуть оптимистическое настроение в народную душу и оптимистическое видение будущего.

На наших глазах формировалось то белорусское государство, которое сегодня отличают мир и стабильность, народный президент и неплохая степень социальной защищённости. Причём принципиальной особенностью составляющей белорусского пути развития стало эффективное сочетание социального реализма и социального идеала. В частности, когда дело шло о решении очень важных и конкретных вопросов, то язык Александра Лукашенко часто был непривычным для политиков-прагматиков, для политиков-рыночников. Звучали слова об искренней политике, политике честной, политике даже личной. Достаточно вспомнить известные слова о борьбе с коррупцией: «Начинать надо с себя». Так всегда говорил Александр Лукашенко, и можно с уверенностью сказать, что этот призыв был реализован в полной мере. Было заявлено: страна не может развиваться без поддержки села — и при всех проблемах и колебаниях рынка село становится высокоэффективной отраслью производства. Надо модернизировать промышленность — и на наших глазах, пусть и с огромными трудностями, в Беларуси формируется и новое высокотехнологичное производство.

Важно понимать, что белорусская модель, реализуемая сегодня, — это не искусственное образование, как пытаются убедить нас всевозможные школяры-экономисты, повторяющие, как попугаи, глупости западных экспертов о спасительности «невидимой руки рынка». Белорусская модель вырастала из всей исторической практики национального экономического и государственного строительства, она напрямую была связана с ментальностью белорусской нации. Смысл и величие деятельности любого крупного государственного деятеля в том и заключается, чтобы слова не расходились с делами, чтобы сохранять ментальный консенсус с народом, тогда можно преодолеть любые трудности.

Скажут: а не слишком ли благостно получается? Выходит, что у Александра Лукашенко нет никаких проблем с доверием народа к его власти? Мы бы погрешили против истины, если бы сделали только однозначно позитивный вывод. Надо признать, что в настоящее время этот ментальный консенсус президента с народом подвергается сильнейшему испытанию. Проблема заключается в том, что Александр Лукашенко начинает разговаривать на таком языке, который объективно не согласуется с ментальностью народа. В чём сущность белорусской ментальности? Исторически белорусская ментальность формировалась как неполитическая, а цивилизационно-культурная, то есть общерусская. Поэтому когда сегодня Александр Лукашенко много напирает на независимость и суверенитет Беларуси, то такие его слова, как это ни покажется парадоксальным, входят в противоречие с общерусским характером белорусов и вносят определённый диссонанс в ментальный консенсус власти с народом.

Дело в том, что для нашего народа важна цивилизационно-культурная характеристика постсоветской реальности, а не формально-юридическая аллилуйщина об иконе белорусского суверенитета. Тем более что геополитическая катастрофа XX века (разрушение СССР), как говорил об этом на встрече со студентами Пекинского университета 30 сентября 2016 года сам Александр Лукашенко, «имела и имеет негативные последствия во всём мире. Ничего хорошего от распада мы не получили». Разумеется, ничего хорошего от распада СССР мы не получили и в плане государственности. Другими словами, для нашего народа важно укрепление общерусской природы белорусского самосознания, а не чиновничьи причитания о «святости» политической независимости страны. К тому же народное самосознание прекрасно чувствует всю фальшь подобной независимости, которую так рьяно навязывают Беларуси лицемерные западные политики, как они навязывали подобную независимость и Украине, что в конечном итоге и привело эту страну к краху.

Чтобы Беларусь не оказалась в положении сегодняшней Украины, где налицо полнейшая утрата ментального консенсуса власти с народом, необходимо укреплять общерусскость белорусского самосознания, завершать процесс строительства Союзного государства с Россией и тем самым не на словах, а на деле укреплять белорусскую независимость и сохранять статус народного президента. 

 

Лев Криштапвич, сопредседатель Гражданской инициативы Союз

 

sonar2050.org