Путешественник, поэт, воин, романтик, переводчик, критик.

Согласно документам ВЧК, поэт обвинялся в контрреволюционной деятельности по так называемому таганцевскому заговору («Дело «Петроградской боевой организации» — как позже выяснилось, полностью фальсифицированное).

По «таганцевскому заговору» было арестовано 833 человека. Из них 96 расстреляли по приговору или убили при задержании, 83 отправили в тюрьмы. Глава следствия Яков Агранов, позже ставший заместителем Ягоды, так объяснял жестокость, проявленную в этом деле: «В 1921 году 70% петроградской интеллигенции были одной ногой в стане врага. Мы должны были эту ногу ожечь».

Гумилёв попал в расстрельный список через три недели после ареста. Ещё через два дня его расстреляли. Ему было 35 лет. Место казни и захоронения до сих пор неизвестно.

Уже в тюрьме поэт написал свое последнее стихотворение:

В час вечерний, в час заката
Каравеллою крылатой.
Я не трушу, я спокоен,
Я моряк, поэт и воин,
Не поддамся палачу,
Пусть клеймит клеймом позорным
Знаю — сгустком крови черной
За свободу заплачу,
За стихи и за отвагу
За сонеты и за шпагу,
Знаю, строгий город мой
В час вечерний, в час заката.
Каравеллою крылатой
Отвезет меня домой…