Трудно предугадать, что может ожидать тебя, скажем, через лет так десять: возможно, по счастливой случайности ты выиграешь квартиру или из рядового офисного работника превратишься в директора крупной строительной фирмы. Жизнь преподносит разные сюрпризы и порой, как может показаться на первый взгляд, не самые приятные.

Элизабет родилась в Израиле, хотя ее родители из Беларуси. После свадьбы у семьи отца начались проблемы, вследствие чего он вместе со своей женой отправился в Израиль.

 Переехав в Холон (город в Израиле – прим. редакции), мама родила первенца  моего старшего брата, а спустя шесть лет появилась и я.

В жизни молодой семьи все только начало налаживаться, как вдруг, откуда ни возьмись, возникает новая беда: сгорает их квартира.

 После пожара мы оказались без жилья, и было принято решение возвращаться в Беларусь. Оказавшись на Родине, поселились в квартире бабушки. Сразу же пошла в детский сад: проблем с этим не возникло, так как еще в Израиле посещала именно русскоязычные ясли. Чуть позже отец улетел обратно, а мы остались в Минске. В целом, моя жизнь ничем не отличалась от жизни других детей.

В Беларуси у меня есть только вид на жительство, так как идею отказаться от израильского гражданство родители не поддерживали.

Еще в школьные годы девушка понимала: вернуться в Израиль придется как минимум из-за призыва.

– Я знала, что в Израиле служат не только парни, но и девушки. Боялась, хотя где-то в глубине души стремилась к этому. Служить в израильской армии считается престижно.

В 14 лет мама рассказала о возможности учиться в Израиле, причем совершенно бесплатно, но уже без родителей. Пальмы, море и солнце  звучало все волшебно и, конечно же, я поддалась.

Для поступления требовалось сдать определенные тесты: сначала выполнить задания на логику, потом  пройти разговор с психологом.

«Мама расчувствовалась и заплакала». Минчанка о службе в израильской армии и жизни за границей

Специалист выясняет, готов ли ребенок ко взрослой жизни, переезду, удастся ли ему морально выдержать перемены.

 Этот тест проходила не только я, но и мама. Непосредственно на разговоре мама расчувствовалась и заплакала.

На заключительном этапе проверяли логическое мышление, знание английского и математики.

Все испытания проходили в один из дней июня, результаты оглашали ближе к августу. В итоге, маме позвонили и сообщили, что я не прошла.           .

Обычно говорят, мол, эта программа вам просто не подходит. Нам посоветовали попробовать еще раз, но уже в следующем году.

И вот, со второй попытки, мне удалось увидеть свое имя в списках поступивших.

«Мама расчувствовалась и заплакала». Минчанка о службе в израильской армии и жизни за границей

Настает день «Х». Через пару часов Элизабет ожидает новый этап жизни.

– По прилету в аэропорте нас встретили представители из разных школ. Из Беларуси прилетела только я и еще одна девочка, остальные  россияне, украинцы.

Моя школа находилась на берегу моря, представляя собой подобие интерната, где есть и экстерники, и дети из неблагополучных семей.

Вместе с новым местом жительства у девушки появились и новые обязанности самостоятельное обеспечение.

 Стипендия составляла 60 долларов. Она рассчитана на то, чтобы каждые выходные ученик имел возможность съездить домой. Кормили нас бесплатно, постоянно предоставляли средства личной гигиены.

«Мама расчувствовалась и заплакала». Минчанка о службе в израильской армии и жизни за границей

За время учебы не взяла у родителей ни копейки. Первое время мое финансовое положение находилось, мягко говоря, на грани. Пошла работать в школьную столовую, где платили гроши, успела побывать и в роли официантки. К 16 годам на лето устроилась консультантом в детский отдел Zara. Зарплата позволяла не отказывать себе в той же новой одежде, каких-то развлечениях. А потом меня уволили.

В Израиле существует закон: если ты учишься  то можешь работать только один день в неделю. Как-то после смены ко мне подходит директор и дает подписать заявление об уходе, аргументируя тем, что ей невыгодно держать сотрудника, который не в состоянии выполнять план. У меня на глазах проступают слезы: понимаю, что жить то, по сути, не на что.

Ничего, работала в столовой, хоть и за сущие гроши. Через год вернулась в Zara, но уже в другой отдел и к новому руководителю. Только уже в этот раз все пошло нормально: даже спустя несколько лет я все еще являюсь штатным сотрудником.

«Мама расчувствовалась и заплакала». Минчанка о службе в израильской армии и жизни за границей

Формат обучения в Израиле имеет свои особенности.

– У нас действовала стобалльная система, где 55  минимальный порог. Результаты никогда не озвучивались вслух: их знали только ученик и учитель. Интересно, что и к доске в израильских школах не вызывают. Принято полагать, что это может пагубно повлиять на психику ребенка.

В возрасте 19 лет Элизабет призвали в армию. В Израиле девушки обязуются отслужить 2 года, парни  3.

– 20 июня закончилась учеба, а 22 начался призыв. Призываться в армию можно не только в качестве военного, но и как помощник. Например, ты можешь быть секретаршей, медсестрой, проверяющим, поваром  вариантов масса. Я давно хотела получить права, а в Израиле это весьма дорогое удовольствие, ко всему прочему, инструктора постоянно заваливают на экзаменах, чтобы лишний раз получить из твоего кармана кругленькую сумму. Поэтому решила взять от армии все и стала водителем.

«Мама расчувствовалась и заплакала». Минчанка о службе в израильской армии и жизни за границей

На самом деле, армия  это, в какой-то степени, та же гражданка, только в форме.

Откосить от армии желающих немного. Причина тому – государственное устройство, при котором почти все израильские университеты и организации принимают только тех, кто прошел военную службу. Солдаты, кстати, имеют возможность заключить договор с армией и продолжить свое дальнейшее обучение на безвозмездной основе.

– От службы можно отстраниться только с помощью психолога, которому еще нужно доказать, что тебе действительно тяжело не только физически, но и морально. На первый взгляд это может показаться простым делом, но на моей памяти пока редко кому удавалось удачно сымитировать несуществующие проблемы.

Здоровье тоже не является причиной для отсрочки: если у тебя маленький вес, то предложат сидячую работу, если какие-то противопоказания  найдут альтернативный вариант.

Примечательно, что израильская молодежь поступает в высшие учебные заведения только после службы в армии. Так вчерашний школьник имеет возможность выбрать действительно интересующую его сферу, не кидаясь из крайности в крайность.

 Долгое время хотела стать фармацевтом  еще в Беларуси занималась с репетиторами по химии. Но в последние годы засомневалась в верности решения, поэтому сейчас нахожусь в поиске себя. В мечтах, конечно, хотелось бы открыть какой-нибудь маленький салон красоты.

Немного об отличиях Беларуси и Израиля.

– Израильские дети абсолютно невоспитанные, у них напрочь отсутствует уважение к старшему поколению. Совершенно нормально, если в автобусе молодежь не уступит бабушке место.

Когда приезжаю в Минск, всегда долго не могу привыкнуть, что у нас все торопятся куда-то, стараются не опоздать. В Израиле нет такой суматохи, люди никуда не спешат, даже в случае, когда и следовало бы это сделать.

В Беларуси очень много специалистов, старающихся быть лучшими в своем деле. В Израиле же никто не гонится за совершенством и качеством выполняемой работы: настоящих профессионалов в сфере обслуживания там практически нет. В Минске тот же мастер по маникюру постоянно нарабатывает базу клиентов, тогда как в Израиле довольствуются двумя-тремя людьми.

Виктория Черевако

Фото: из личного архива героя

Белновости