На сайте L-Wine появилась долгожданная новинка – авторские вина легенды крымского виноделия Олега Репина. Его имя и вина, которые Репин создает в качестве энолога компании Сатера (линейки Esse и Kacha Valley), хорошо знакомы всем ценителям качественного российского вина. Кроме того, Олег Репин стал одним из первопроходцев так называемого «гаражного» виноделия, начав в 2009 году производство авторских вин небольшим тиражом всего несколько тысяч бутылок в год. В ноябре Олег Репин представил свои вина московской публике и заодно ответил на вопросы проекта L-Wine.

В авторской линейке Oleg Repin сегодня выпускается шесть моносепажных вин из сортов каберне совиньон, сира, пино нуар, рислинг, алиготе и шенен блан.

Виноградник Олега Репина расположен на водоразделе рек Кача и Бельбек на высоте 150 метров над уровнем моря. Первые два гектара Репин заложил в 2011 году, посадив поровну каберне совиньон и сира. Виноград для других вин Олег закупает на проверенных виноградниках Крыма и лично контролирует качество. Вина авторской линейки бутилируют на винодельне «Сатера».

LW: – Каберне совиньон – понятный выбор для вашего региона: он давно распространен в Севастополе и, разбивая виноградник, можно рассчитывать на более-менее предсказуемый результат. А почему вы посадили сира – новый сорт для региона?

Олег Репин: – У нас сложный терруар с каменистой почвой, визуально напоминающий Южную Рону. Сира является одним из основных сортов этого французского винодельческого региона. Мы проводили исследования, тщательно изучали терруар перед тем, как сделать окончательный выбор. Клон лозы заказывали в питомнике в Бургундии. Но полной уверенности у меня тогда не было, потому что было трудно предсказать, как поведет себя новый сорт. Поэтому я поделил площадь пополам между сира и каберне совиньоном. Если бы решение нужно было принимать сейчас, я бы посадил только сира.
В этом году я увеличил площади виноградников на четыре гектара, посадив еще саперави и рубиновый магарача, – сорт, который в 1929 году вывели селекционеры крымского Института винограда и вина «Магарач», скрестив два великих сорта саперави и каберне совиньон. Вино из него мы сможем попробовать только через четыре года.
Конечно, я пошел на осознанный риск, выбрав для посадки автохтонный сорт. С одной стороны, вина из местных сортов сегодня вызывают большой интерес у ценителей, с другой – нет качественного посадочного материала. В Крыму насчитывается около 80 автохтонных сортов, но все лозы находятся в коллекции Института «Магарач», всего по три-пять кустов, которые невозможно размножить. Требуются годы, чтобы получить качественный посадочный материал крымских автохтонов.

LW: – За эти годы случалось, что вы были недовольны полученным урожаем, и что тогда делали?

Олег Репин: – Вина Oleg Repin носят мое собственное имя, поэтому я не могу себе позволить выпускать плохое вино. Например, для нас очень сложным оказался 2015 год, когда померз сира. Мы получили маленький урожай не очень высокого качества. Я попробовал вино и отказался его бутилировать.

LW: – А что с ним сделали?

Олег Репин: – Сами выпили! (смеется)

LW: – А как на этикетке рядом с вашим именем появилось слово Listva?

Олег Репин: – В советское время неподалеку от места, где расположен мой виноградник, находилась воинская часть, позывным которой было слово «Листва», поэтому виноградник так и назвали. Listva на этикетке означает, что вино сделано из каберне совиньона и сира, выращенных там.

LW: – Все слышали шутку, что вин Олега Репина нет даже у самого Олега Репина. И это, наверное, их главный недостаток…

Олег Репин: – Я оставляю себе 60-100 бутылок каждого вина, но есть винтажи, которых, и правда, уже нет даже у меня. И в этом есть определенная проблема, потому что я считаю, что вино приходит к своему нормального состоянию только через год в бутылке. Например, в 2013 году была дождливая осень, я был не слишком доволен получившимся вином. Это осенью открыл бутылку каберне совиньона того урожая, попробовал, – классное! И это отличный результат, когда твое самое слабое красное вино через пять лет находится в хорошей форме.
Тем не менее, я никогда не бываю полностью доволен своим вином. Мне кажется, что если тебя на 100% устраивает результат, то с виноделием можно заканчивать.

LW: – Сколько бутылок в год вы выпускаете сегодня и каковы перспективы увеличения производства?

Олег Репин: – Сейчас мы выпускаем около 15 000 бутылок в год. В 2020 году закончится строительство винодельни и мы, наконец, сможем увеличить объемы производства. При винодельне будет небольшой отель на несколько номеров в духе итальянского «агротуризмо», чтобы гости могли поработать на винограднике. Я и сам люблю это делать, когда позволяет время. Для меня работа с виноградом – это релакс и отдых.
Я всегда стремлюсь получить максимально хороший результат, чтобы и самому было интересно, и ценителей вина было, чем порадовать. Поэтому на винодельне планируем оборудовать ферментационный зал и сталью, и деревом, и бетоном. Три разных типа винификации позволят создавать разные вкусы, а используя ассамбляж можно делать более сложное вино.
Сейчас мы делаем выдержку во французском дубе: треть бочек обновляется ежегодно. Но дуб для вина, как косметика для женщины: можно пользоваться умело, а можно не очень. Поэтому важно помнить, что главная задача винодела не испортить то, что подарила природа и раскрыть потенциал винограда.